Что смотреть в апреле: «Антон Чехов», «Дочь бога» и «Преступник»

05.04.2016

Фильм «Антон Чехов», триллер с кубинской красоткой Аной де Армас и Киану Ривзом «Дочь бога», «Преступник» и «Экипаж»: что смотреть в кино в апреле 2016 года.

К релизу фильма «Антон Чехов»

Фото Кинологистика

Еще Бальзак, путешествовавший по России в конце 1840-х, был немало удивлен, узнав, что в этой дикой, но гостеприимной стране есть, оказывается, писатели. Реформы Александра II и открытие уже не окна, но, пожалуй, огромных ворот в Европу привело к бурному культурному взаимотоку, объединившему во многих отношениях весь континент.

После николаевских времен, когда путешествия за границу были обставлены множеством неудобств и бюрократических препон, эпоха Александра-Освободителя была временем феноменальной свободы передвижения. Паспорт выдавался без вопросов (за ним обычно посылали в участок дворника), а дальше — были б деньги на дорогу; благо за русский рубль тогда «давали в морду» лишь в фантазиях автора оборота, мрачного провидца Салтыкова-Щедрина.

К концу столетия русских писателей знали за границей и в переводе, и лично — история мсье Достоевского, заложившего последнюю юбку супруги, проигравшись в казино Монте-Карло, была не менее легендарна, чем его исследования загадочной русской души. Появившийся и быстро набиравший обороты кинематограф в поисках сюжетов не мог остаться в стороне.

«Антон Чехов»

Фото Кинологистика

Первыми, конечно, стали отечественные кинематографисты: в 1909 году вышло аж две экранизации лермонтовской «Песни про купца Калашникова» (Василия Гончарова и Александра Дранкова) — выразительный сюжет, доступность декораций и, как сказали бы сейчас, «духовные скрепы» в преддверии 300-летия царствующего дома делали историю крайне привлекательной для адаптации в короткометражку.

Но уже скоро деятели кино стали покушаться и на крупные формы — Толстой и Гоголь пали первыми жертвами. В том же году Дранков снял «Тараса Бульбу», уместив в четыре с половиной минуты «живые картины» к самым запоминающимся местам повести. Эти попытки у многих вызывали отторжение.

«Первые инсценировки (короткометражные) представляли собой примитивные киноиллюстрации на тему наиболее эффективных и завлекательных эпизодов того или иного произведения, ни сюжетно, ни смыслово не связанные друг с другом. В лучшем случае сохранялось некоторое подобие фабулы, втиснутой в две-три части. <...> Это хищническое освоение классики встречало протест со стороны наиболее культурной части кинозрителей», — писал уже в 1930-е годы один из пионеров российского кино Чеслав Сабинский.

«Хищническое освоение классики» шло тем не менее на ура — и не только у российской публики. Первую экранизацию «Анны Карениной» снял в 1911 году француз Морис Мэтр — впрочем, фильм был снят московским отделением студии Pathe, с русскими актерами. Что там получилось — увы, неведомо никому, так как фильм уже много десятилетий числится в списках утерянных.

Дальнейшие события на одной шестой части суши сделали экранизации классиков на какое-то время проблематичными: сперва их сбрасывали с корабля современности, затем со скрипом признали, но допускали в кинопроцесс лишь самые безобидные сочинения (см. волну экранизаций водевилей и юморесок Чехова в 1940-е) несведущих в марксизме-ленинизме писателей...

Когда к концу 1950-х сочинения гигантов русской литературы были, за исключением части корпуса наследия Достоевского, реабилитированы, выяснилось, что пальму первенства во всем — включая «Войну и мир» — уже захватили американцы. Трех-с-лишнимчасовая экранизация самого большого русского романа была снята в 1956 году Кингом Видором — с истинно голливудским размахом, Одри Хепберн в роли Наташи Ростовой, Генри Фондой — Безуховым и будущей звездой «Сладкой жизни» Феллини и ноябрьского номера Playboy 1961 года Анитой Экберг в качестве, естественно, развратной Элен Курагиной.

По мнению многих историков кино, именно успех американской версии заставил руководителей СССР дать карт-бланш и практически неограниченное финансирование на съемки еще более титанической по размаху советской версии Сергея Бондарчука десятью годами спустя.

Впрочем, началось все гораздо раньше — отсутствие вопросов с авторскими правами и увлекательные сюжеты привлекли внимание голливудских продюсеров к русской классике еще в 1920-е. Конечный результат, правда, выходил иногда своеобразный. Александр Сергеевич, вероятно, немало посмеялся бы, узнав, что в экранизации «Дубровского» 1925 года, вышедшей для завлекательности под названием «Орел», все проблемы благородного поручика начались с нежелания становиться любовником государыни-императрицы, после чего он и ушел в разбойники под кличкой Черный Орел. Играл орла-Дубровского знаменитый Рудольф Валентино; по задумке продюсеров его герой, одетый в черкеску с газырями и генеральскую папаху с двуглавым орлом, совершенно в духе «черного барона» Врангеля, должен был стать конкурентом победно скакавшего по экранам мира Зорро в исполнении Дугласа Фэрбенкса. Однако что-то пошло не так, и с идеей перекраивания русской классики в боевики на время расстались.

«Антон Чехов»

Фото Кинологистика

Экранизациями русских романов увлекались не только в Голливуде — еще до выхода в 1935 году первой по-настоящему знаменитой версии «Анны Карениной» с Гретой Гарбо свое видение великой истории несчастной любви представили немцы (в 1920-м) и венгры (в 1918-м, едва проиграв Первую мировую). «Карениной» вообще везет с экранизациями — к настоящему моменту их больше десятка, включая столь экзотические версии, как египетская «Река любви» (1961), где действие перенесено в Египет середины прошлого века, Анну зовут Наваль, а Вронского Халид — зато играет его сам Омар Шариф, по иронии судьбы впоследствии один из записных «русских» Голливуда, канонический доктор Юрий Живаго в экранизации романа Пастернака и атташе Федор Свердлов из «Финиковой косточки» (1974). Тягаться с «Карениной» мог разве что «Преступление и наказание» — тут счет экранизаций пошел уже на третий десяток.

Да что Толстой и Достоевский — мало кто знает, но даже такой по пулярный советский роман, как «12 стульев», впервые перенесли на экран в 1933 году в Чехии. Бендера, правда, звали там Фердинанд Шуплятко, и вся история разворачивалась на берегах Влтавы — но тем не менее до выхода фильма Гайдая с Гомиашвили в 1971-м историю Великого комбинатора (в разных вариациях и разных местах действия) успели экранизировать за границей еще семь раз, включая такие экзотические страны, как Бразилия и Куба. Еще любопытный факт в копилку эрудита: именно «12+1», совместная итало-французская вольная экранизация романа Ильфа и Петрова, стал последним фильмом жены Романа Поланского, актрисы Шэрон Тейт, перед тем, как ее убила банда хиппи-маньяка Чарльза Мэнсона.

Что до записных русских, то тут, вероятно, никто не сравнится с Юлом Бриннером. Русским он, впрочем, был вполне настоящим — родился во Владивостоке и звался Юлием Борисовичем, — но обладал столь экзотической внешностью (благодаря запутанному происхождению, где слились русская, швейцарская и бурятская кровь, сам он одно время выдавал себя за потомка Чингисхана), что становится неудивительным выбор в 1960-х на роль доктора Живаго обладателя характерной славянской наружности Омара Шарифа. Бриннер успешно играл и белогвардейских генералов (Бунин в «Анастасии» — однофамилец, не родственник), и Митю Карамазова в экранизации 1958 года, и Тараса Бульбу в одноименном фильме 1962 года.

Кстати, Гоголю на удивление не везло с экранизациями на Западе — почему-то его повести привлекали по большей части мастеров трэш-ужаса, в том числе и из его любимой Италии. Достаточно, наверное, вспомнить хотя бы «Маску Сатаны» (1960) Марио Бавы — ну очень вольного переложения «Вия» с культовой Барбарой Стил в роли Панночки, то есть, простите, принцессы Азы Вайды. Не особо складывалось почему-то и у весьма популярного на Западе как писателя и драматурга Чехова — театральная жизнь его пьес на других языках куда как более активна и обширна, нежели киношная.

Достаточно корректная, хотя и скучная (несмотря на сцены с обнаженкой) попытка осмыслить становление Чехова

Зато в прошлом году французские кинематографисты занялись им самим — и то сказать, фильмов непосредственно о русских писателях за пределами России сняли раз, два и обчелся; вспоминается разве что «Последнее воскресение» (2009) с Кристофером Пламмером в роли Толстого — о последних днях яснополянского старца — да «Любовники Айседоры» (1968) с несколько истеричным Звонимиром Црнко в роли Есенина, но это все же был фильм об Айседоре Дункан. Теперь же на экраны выйдет и история о пяти годах из жизни Антона Павловича, названная просто «Антон Чехов». Поездка на Сахалин (снятый в целях экономии в Норвегии), будни москворецкой губернии (по тем же причинам снятые в Лимузене), встреча с Толстым (непонятно отчего похожего то ли на Распутина, то ли на пророка Моисея).

В сухом остатке — достаточно корректная, уважительная, разве что довольно скучная (несмотря на любовные сцены с обнаженкой) попытка осмыслить пять самых важных лет становления Чехова как серьезного писателя. Ну что ж, и на том спасибо.

В кино с 21 апреля

Альтернативы фильмам о русских классиках: кино про полицейских, шпионов и пилотов.

«Дочь бога»

Рейтинг: 3

В кино с 7 апреля

Триллер с кубинской красоткой Аной де Армас и Киану Ривзом в роли полицейского, пытающегося найти ответ на главный вопрос: а кто ж убил его напарника?

«Преступник»

«Преступник»

Фото Top Film Distribution

Рейтинг: 4

В кино с 14 апреля

Память погибшего агента ЦРУ пересаживают осужденному на казнь преступнику, с тем чтобы он, с новыми знаниями и умениями, отправился спасать мир от вселенской катастрофы.

«Экипаж»

«Экипаж»

Фото Централ Партнершип

Рейтинг: 4

В кино с 21 апреля

Ремейк знаменитого фильма Александра Митты, без соблазнительных теней вокруг аквариума, зато с соблазнительной Агне Грудите в роли второго пилота и Данилой Козловским в роли первого.

Это интересно:

Лучшие музыкальные новинки апреля >>

Топ-6 самых ожидаемых событий апреля >>

Лучшие книжные новинки месяца >>

Фестиваль «Книжный сдвиг» пройдет в Москве в апреле >>

Bosco Fresh Fest пройдет 4 и 5 июня 2016 года >>