На пределе Силы: тьма и свет «Последних джедаев»

20.12.2017

«Звездные войны. Последние джедаи» Райана Джонсона получились самобытными и неоднозначными.

Playboy рассказывает о трех сюжетных линиях фильма, две из которых не удались, а одна стала едва ли не лучшей во всей франшизе.

Внимание! В тексте есть спойлеры.

Линия 1. Хорошо быть аутсайдером

После успехов Marvel мода на кинематографические вселенные захватила мир. Хотя сама идея длинных франшиз, разумеется, не нова (стоит ли говорить об этом фанатам «Звездных войн?»), таких масштабных кинопроектов с массовым использованием не столько приквелов и сиквелов, сколько спин-оффов с кроссоверами, раньше не было.

Однако голливудские студии далеко не сразу осознали, что эта модель, как и любая другая, всего лишь инструмент, этакая художественная бензопила, которая в умелых руках может создавать удивительные ледяные скульптуры, а в неумелых отхватит создателю ногу.

star-wars-the-last-jedi-resistance-bomber_51fd90aa

Здесь и далее фото с официального сайта фильма

Стратегические ошибки (эти Дарксайд и Танос реального мира) стали губить одну киновселенную за другой. Ребята из DC поплатились за то, что вместо последовательного представления каждого героя и их объединения в общем фильме устроили балаган под названием «Лига справедливости», в котором за первые 15 минут представили зрителю девять разных сюжетных линий. «Темная вселенная Universal» всячески подчеркивала, что новая «Мумия» — не самостоятельный блокбастер, а часть большого и, по всей видимости, нудного путешествия, и потому рассыпалась уже на старте.

Свой «вселенский» просчет, пусть и почти не повлиявший на кассу и рецензии, есть и у диснеевских «Звездных войн». Дело тут в моменте, с которого студия и режиссер седьмого эпизода «Пробуждение Силы» Джей Джей Абрамс решили начать новый сериал. После победы повстанцев в конце шестого эпизода прошло 30 лет, и за это время триумфаторы не только не создали в Галактике хоть сколько-нибудь вменяемое общество, но и проспали рождение новой фашистской империи, против которой теперь опять вынуждены выступать в подавляющем меньшинстве. Складывается впечатление, что им просто нравится быть аутсайдерами.

Мы деремся, потому что деремся, — без осознания своих ошибок в прошлом и без внятных планов на будущее

При этом история отношений победившего Сопротивления с Галактикой в предыдущие десятилетия остается для зрителей тайной. Ни намеков, ни флэшбеков, ни споров — только пара строк в открывающих титрах.

Такое начало не только убивает любые параллели с реальным миром (что само по себе не всегда плохо), но и делает всю борьбу повстанцев с Первым Орденом условным занятием. Мы деремся, потому что деремся, — без осознания своих ошибок в прошлом и без внятных планов на будущее.

При этом возможностей объяснить ситуацию была масса. Причиной поражения стали интриги Сноука, проявившего лучшие «палпатинские» качества? Или население Галактики так привыкло к жесткой руке, что просто испугалось демократии? Любой из подобных сюжетов сделал бы историю глубже и метафоричнее, но создатели предпочли им чистый космический вакуум.

ep8-ff-005232_622810de

Кто-то может сказать, что и в оригинальной трилогии была такая же диспозиция, но это кажущееся сходство. В «Новой надежде» повстанцы — лишь революционеры, поднявшие головы после многих лет диктатуры. В «Пробуждении Силы» и «Последних джедаях» они же — вчерашние правители этого мира, неведомым образом потерявшие власть. Сопереживать вторым, по понятным причинам, гораздо сложнее. «Дисней» говорит, что они хорошие, и ему приходится верить на слово.

Ошибка, как мы уже сказали, стратегическая, и бить она будет по каждому эпизоду, пока ее, наконец, не исправят.

(Привычный аргумент «в комиксах/книгах/9-й серии мультсериала все объясняется» даже оспаривать лень. Если для понимания сюжета развлекательного фильма тебе нужны тонны дополнительной информации, ты смотришь плохой фильм.)

По ставит под угрозу чужие жизни, не выполняет приказы, а вместо заслуженного трибунала получает только слабые укоры, а затем и повышение (чем не космический Мутко?)

В «боевой» сюжетной линии «Последних джедаев» масла в огонь добавляют и персонажи, как будто соревнующиеся в бестолковости за приз «Золотого Джа Джа — 2017».

Офицер Сопротивления По Дэмерон в попытках выглядеть новым Ханом Соло постоянно забывает, что он, в отличие от героя Форда, солдат, а не контрабандист. По ставит под угрозу чужие жизни, не выполняет приказы, а вместо заслуженного трибунала получает только слабые укоры, а затем и повышение (чем не космический Мутко?).

star-wars-the-last-jedi-poe-dameron-x-wing_e42308c1

Генералы, спускающие своему офицеру не только нарушение субординации, но и вооруженный мятеж, едва не повлекший за собой гибель всего Сопротивления, тоже не вызывают восхищения. Не говоря уж о том, что они молчат о готовом плане спасения, вызывая ненужную панику у подчиненных.

К счастью для всех, Первым Орденом руководят невротические болваны без чувства юмора и фантазии, зато с готовностью в любой момент предать друг друга ради власти, благодаря чему шансы уравниваются.

По большому счету, вся сюжетная линия с противостоянием двух галактических флотов в «Последних джедаях» кажется не военной драмой, а экшн-мультсериалом 80-х вроде «Солдата Джо» или «Погонщиков динозавров». Много лазерных выстрелов и пафосных слов, но за героев совсем не переживаешь.

Линия 2. Побочный квест

Линию Финна и Роуз снимали, кажется, только для хронометража. Она занимает минут 30 экранного времени, но при этом никак не двигает общую историю и больше всего похожа на компьютерный квест с элементами шутера, зачем-то вплетенный в художественный фильм.

star-wars-the-last-jedi-rose-and-finn-2_b7f1d59f

Вот нам объясняют, какую запчасть надо сломать на вражеском корабле. Вот камео в кат-сцене показывает, где найти взломщика. Вот нас водят по казино в поисках цветка в петлице. Вот ты ловишь себя на попытке нажать «Пробел», чтобы пропустить заставку.

В какой-то момент сюжет пытаются сделать более кинематографичным, скрасив его парой читаемых твистов, удачным совпадением один на миллиард и погоней на лошадях с человеческими лицами из паблика «Страдающее Средневековье», но это только добавляет хаоса.

Роуз, правда, в конце успевает совершить рекурсию: пожертвовать собой, взяв на таран тоже жертвующего собой и идущего на таран Финна, но происходящее по-прежнему выглядит столь необязательным, что не дает в полной мере прочувствовать трагедию.

Единственная сюжетная линия, хоть как-то завязанная на любви, была рождена не в любви, а с сугубо прагматическими целями — чтобы напомнить зрителям о беглом штурмовике и представить персонажа Бенисио дель Торо.

Линия 3. Враг в отражении

Можно назвать это парадоксом, а можно — закономерностью, но две провальные сюжетные линии только оттеняют великолепие третьей (и главной). Судьбы Люка Скайуокера, Кайло Рена и Рей образуют странный, неправильный треугольник наставников и учеников, чьи взаимные обиды и привязанности делают эту детскую сказку неожиданно психологичной.

source (2)

Если Абрамс в куда менее интересном «Пробуждении Силы» повторил оригинальную трилогию сюжетно, но не тематически, то Джонсону удалось прежде всего сохранить основную для «Звездных войн» идею внутренней борьбы героев, углубив и расширив ее понимание.

В разные моменты своей жизни человек не один и тот же, он мыслит и чувствует по-разному. Молодого Люка наверняка бы ужаснуло то мгновение слабости и неверия, из-за которого он едва не убил ученика, а к разочаровавшемуся и ушедшему от мира старцу он отнесся бы не с пониманием, а в лучшем случае с жалостью.

Райану Джонсону удалось прежде всего сохранить основную для «Звездных войн» идею внутренней борьбы героев, углубив и расширив ее понимание

Бен Соло увидел бы в Кайло Рене чудовище, а Кайло посчитал бы свою юную версию доверчивой и бесполезной.

Даже относительно плоскому персонажу Рей приходится мучительно осознавать, что она бросалась за первым встречным (Ханом, Люком, а затем и Кайло) не только из высоких побуждений и во славу мировой революции, но и потому что остро нуждалась в ком-то родном. В разговорах с Реном она взрослеет буквально на глазах.

Untitled collage

Человек слаб, человек мечется от света к тьме и обратно, и в конце концов может просто не выбраться из глубокой пещеры, опутанный водорослями сомнений и собственных ошибок. Энакин Скайуокер, которого в трилогии приквелов мы видим и милым мальчиком, и вспыльчивым, но любящим юношей, и безжалостным убийцей детей, посчитал, что зашел слишком далеко и пути назад уже нет. Но путь был всегда. Правильный шаг в шестом эпизоде не искупил предыдущего зла, но не стал от этого менее правильным. В «Последних джедаях» это понял Люк, когда-нибудь должен понять и Кайло.

«Последние джедаи» удивительным образом пересекаются не только с двумя трилогиями Лукаса, но и с «Петлей времени» (Looper) самого Райана Джонсона

В этом аспекте восьмой эпизод саги удивительным образом пересекается не только с двумя трилогиями Лукаса, но и с «Петлей времени» (Looper) самого Райана Джонсона, где «старые» и «молодые» версии персонажей вступают в конфликт уже буквально — благодаря путешествиям во времени. А заодно напоминает, возможно, лучший фильм 2016 года — «Манчестер у моря», где главный герой так раздавлен чувством вины, что не позволяет себе даже намеков на нормальную жизнь.

star-wars-the-last-jedi-luke-skywalker-silhouette_a03f099a

Джонсон затронул и другую важную для вселенной тему — общедоступности и универсальности Силы, которую Лукас едва собственноручно не угробил мидихлорианами. Многие сочли неудачным решением сделать родителей Рей не принцессами, джедаями и прочими галактическими селебрити, а обычным отребьем. Но при такой интерпретации ей стало легче сопереживать, и в этом «Джедаи» перекликаются еще с одним важным фильмом нынешнего года — «Бегущим по лезвию 2049».

Обе картины показывают, что для того, чтобы стать спасителем мира, не обязательно быть Избранным в черном плаще, «мальчиком, который выжил», сыном погибшего джедая или инопланетянином с Криптона. Достаточно иметь идеалы.

И эту мысль Джонсон закрепляет финальной сценой, по сути экранизируя строчку из Башлачева: «только вырастет новый мальчик за меня, гада, воевать».

Это интересно:

8 вопросов режиссеру восьмого эпизода «Звездных войн» Райану Джонсону >>

Марк Хэмилл (Люк Скайуокер): у возвращения был горько-сладкий привкус >>

Житие Райана: «Бегущий по лезвию 2049» как новый взгляд на Библию >>

Кристофер Нолан: мои фильмы служат тестами Роршаха >>

Мартин Скорсезе: в качестве консультанта у меня был бывший наемный убийца >>

Конь БоДжек: напишите, что на интервью я ел салат и был совершенно трезв >>