Провокационный и чувственный хоррор про ведьм: «Суспирия» Гуаданьино

15.09.2018

Раскрываем тайны нового итальянского хоррора, который оказался совсем не страшным.

MV5BYmI5YmEwYjAtYTJhOS00M2U5LTg0OTQtNTZmMzI1NzM0ZTU1XkEyXkFqcGdeQXVyODE1MjMyNzI@._V1_SY1000_SX1500_AL_

Здесь и далее кадры из фильма

Итальянский режиссер Лука Гуаданьино, автор хита прошлого года «Зови меня своим именем», решил переснять культовый хоррор «Суспирия» другого итальянского мастера Дарио Ардженто.

В семидесятые годы фильм поразил всех китчевым дизайном, завораживающим и тревожным саундтреком и страшной атмосферой, которая захватывает с первых минут.

Оригинальная «Суспирия» очень чиста в своих намерениях — в ней нет ничего кроме саспенса, тайны и ее разгадки. Это показалось сценаристам ремейка недостаточным, и поэтому к основной канве фильма добавили сюжетные линии, краски приглушили, а хронометраж щедро увеличили на целый час.

MV5BMWM3MTNjMWItNjYyOS00NTFjLTk5MjItYWUzOWRjZTI5MjQ3XkEyXkFqcGdeQXVyODAzODU1NDQ@._V1_SY1000_SX1500_AL_

Все начинается примерно одинаково: из частной танцевальной школы сбегает студентка (Хлоя Грейс Морец), которая подозревает дирекцию в оккультизме, но ее место сразу же занимает новая девушка Сьюзи в исполнении порыжевшей Дакоты Джонсон.

В школе заправляет директриса Мадам Блан, а неуклюже спасти девушек от ее козней пытается психолог Йозеф. Обоих предположительно сыграла Тильда Суинтон, хотя причастность актрисы к исполнению роли старого немца упрямо отрицается. Действие происходит в семидесятые, как и в оригинале, но не в цветастом Фрайбурге, а мрачном Берлине.

Сюжет «Суспирии» можно разложить на три смысловых слоя: мистический, политический и психологический. С мистикой все более или менее понятно. Гуаданьино не скрывает, что в школе живут ведьмы, и демонстрирует нам их кровавые и нелицеприятные ритуалы.

kinopoisk

Тем не менее, учитывая тот факт, что зрителю с самого начала и так ясно, что дело нечисто, завязки приходится ждать мучительно долго и первые полчаса фильма скорее не страшно, а откровенно скучно.

Политическая подоплека кроется в самом времени, в которое режиссер решил поместить действие, — в начале семидесятых в Берлине набирали силу феминистические движения, также как и леворадикальная террористическая организация «Фракция красной армии».

Действительно ли все, что происходит, мистика? Или мы под личиной магии вовлекаемся в совершенно реальный ритуал

Именно новостями о ней Гуаданьино сопровождает действие фильма. Психолог Йозеф, потерявший свою еврейскую жену во Второй мировой, задается вопросом — действительно ли все, что происходит, мистика, либо мы под личиной магии вовлекаемся в совершенно реальный ритуал, который приводит к изменению массового сознания и подчиняет его себе (намек на гипнотизирующую силу фашизма). Недаром главный танец школы, ломающий кости, называется «Volk» (Народ).

kinopoisk (1)

Психологический слой наиболее близко связан с главной героиней Сюзи. Она не так проста, как кажется, и по всему фильму разбросаны намеки на то, что она далека от роли наивной жертвы.

Природа ее личности кроется в подавленном сексуальном желании, отрицаемом с самого детства пуританкой матерью. Хотя загадочность характера Сюзи и наполовину не передается вареной Дакотой Джонсон, которая по эмоциональному диапазону недалеко ушла от ее героини в «Пятидесяти оттенках серого».

Бездействие мужчин приводит к тому, что женщины разбираются со всем сами и очень кровавыми методами

Все три слоя связаны с попыткой Гуаданьино объяснить природу женщины и связываются с помощью все того же несчастного психолога Йозефа. Всю жизнь он мучается виной за свое бездействие по отношению ко всем женщинам, встречающимся ему на пути, и за то, что так и не смог их спасти. Это бездействие мужчин приводит к тому, что женщины разбираются со всем сами и очень кровавыми методами.

MV5BMjQ2MTIyNjM2MF5BMl5BanBnXkFtZTgwMDE3NDMyNjM@._V1_SY1000_CR0,0,648,1000_AL_

Фильм несет сильный эмоциональный посыл, и, безусловно, красивый. Гуаданьино известный эстет, и без стеснения наслаждается каждой деталью интерьера и костюмов. Но, несмотря на такое якобы обилие смысла, форма в нем явно преобладает над содержанием, и под конец картина оставляет чувство недоумения и пустоты.

Политическая линия кажется надуманной, феминистская невнятной, а хоррору мешает непрестанное желание режиссера все визуализировать, отчего места воображению, от которого собственно и кормится саспенс, не остается. Были ли нужны «Суспирии» новые смыслы и еще час хронометража? Кажется, что нет.

Предлагаем также посмотреть 16 лучших фильмов ужасов всех времен и советы, как выжить при их просмотре.