Андрей Морозов — человек, который построил свой парк музыкальных аттракционов

12.11.2021

Настало время для ультракомпактных размеров: 19 ноября в пространстве Aglomerat и баре "Слезы" состоится микро-фестиваль изобретательной музыки Fields XS.

Андрей Морозов - человек, который построил свой парк музыкальных аттракционов

Десять сцен, четыреста часов непрерывной музыки, более двух тысяч артистов — когда-нибудь, но не в этот раз. За последние годы фестиваль Fields успел превратиться в огромный парк музыкальных аттракционов, который предлагал своим посетителям все развлечения вселенной, собранные в одном месте и в одно время. В своем стремлении к гигантизму мы успели позабыть, как прекрасно порой не иметь выбора.

Если у вас завалялся билетик на Fields 2021 или St. Fields, то обязательно захватите его с собой — вход по нему будет бесплатным

Мы поговорили с Андреем Морозовым, промоутером, создателем агентства Fields и одноименного фестиваля изобретательной музыки, продюсером музыкальной программы фестивалей Signal и Moscow Urban Forum/Fest о том, что будет происходить на фестивале.

Андрей Морозов - человек, который построил свой парк музыкальных аттракционов

 Как ты можешь описать среднеарифметическое из всей музыки фестивале Fields?

Суть в том, что среднеарифметической у нас и нет.

Обычно как раз стараемся уйти от жанровых определений и направлений. Мы не про жанры, мы про изобретательность, про естественную уникальность артистов, когда они просто создают то, что хотят. Когда артист не пытается вписаться в какую-то канву и не говорит: я хочу делать независимую поп-музыку или хочу делать чикагский хаус или пост-панк.

На этом фоне, как правило, и возникает что-то своё на стыке жанров и направлений. Мы именно про поиск новых форм, про изучение чего-то нового, существующего вне контекста. У нас на фестивале звучит абсолютно разная музыка, и в этом смысле я бы хотел позиционировать нас как выставку музыкальных открытий или, может быть, даже как парк музыкальных аттракционов. То есть, условно говоря, ты можешь получить экстремальные ощущения от езды на американских горках, а после этого погрузиться в созерцательное состояние, размеренно прокатившись на колесе обозрения.

Андрей Морозов - человек, который построил свой парк музыкальных аттракционов

Даже на очень компактном Fields XS эта аналогия остается вполне себе рабочей. Вы сможете услышать тут экспрессивный фри-джаз-бэнд Сольвычегодск, который вдруг заиграл бесшабашную рейвовую электронику для танцполов, или, скажем, гиперпоп-дуэт Moa Pillar и Ушко, который переосмысляет попсу 1990-х через хэппи хардкор и бейс. Но тут же вас будет ждать сеанс звуковой медитации от культового композитора и пианиста Владимира Мартынова, который представит свой совместный дуэт с электронным авангардистом Zurkas Tepla, и вкрадчивая повествовательная импровизация с бас-флейтой и электроникой от участника МАСМ (Московской ансамбль современной музыки) Ивана Бушуева.

Впрочем, дело даже не только в полярностях, а в культурном многообразии в принципе. Нам интересно сталкивать разные культурные пласты и стирать какие-то формальные границы, уничтожать предрассудки. Например, мы активно продвигаем на своих событиях фольклор и все, что так или иначе ассоциируется с ним. 19-го числа можно будет услышать петербургский ансамбль «Поле» — женский вокальный секстет, который переосмысляет наследие традиционной славянской музыки и делает это, надо сказать, очень стильно, деликатно и вместе с тем академично. Или, например, ижевский проект Post-Dukes, который берет за основу удмуртский фольклор, но создает на его основе не менее народную танцевальную музыку с крепким электронным вайбом.

Как фестиваль с довольно сложной музыкой существует столько лет и не провалился? 

Мне кажется тут несколько причин. Нам повезло, изначально мы были фестивалем, который проходил в Музеоне и парке Горького на бюджетные деньги, при поддержке Департамента культуры Москвы. Вход был бесплатным, а наша цель — познакомить людей с новой музыкой и изменить формат парковых мероприятий. В 2015 году в парках выступала группа Pompeya, такой инди, который был в то время уже почти всем понятен и этим уже никого нельзя было удивить. Мы же, имея городской ресурс, захотели сделать доступный для всех экспериментальный фестиваль и рассказать про самую необычную музыку. 

В таком формате никаких финансовых рисков в принципе не было. Это был просветительский проект. Но потом, в 2019 году, мы переехали в Mutabor и поставили эксперимент — сможем ли мы вообще существовать на коммерческой основе, продавать билеты, собирать публику и так далее. Когда на фестиваль пришло около трех тысяч человек, это стало для нас сильнейшим жизнеутверждающим моментом. Что-то мы наверное делаем правильно, раз люди идут и им это интересно.

Андрей Морозов - человек, который построил свой парк музыкальных аттракционов

Всегда считалось, что подобная музыка живет только в Москве и в Питере, в формате «подвалов», андеграундных клубов на 200-300 человек и еще более узкоспециализированном формате культурных центров. Мы подумали, а вдруг проблема не в самой музыке, а в том как ее обычно преподносят?  Одно дело когда приходишь в небольшой клуб с не очень хорошим звуком, без света, где всё сделано немножко на коленке, то и впечатление может быть соответствующим. А музыка требует правильной подачи, чтобы были красивые декорации, правильный свет, работа с пространством и видео. Мы поставили себе цель, что мы хотим делать фестиваль с экспериментальной, изобретательной, необычной и экзотической музыкой и преподносить ее так, чтобы это было интересно и доступно для людей. И в каком-то смысле превратить это в аттракцион. Ведь люди ходят в музеи современного искусства, но далеко не все из них следят за всеми художниками. В музей «Гараж», например, многие ходят, потому что это интересно, и чтобы расширить свой кругозор. Или люди ходят в кино, не только на массовое, но и на какой-нибудь арт-хаус, получают новый опыт. Мы подумали, почему музыкальный фестиваль не может быть таким же опытом. Мы просто постарались все это обернуть в интересную и доступную форму.

Как оцениваешь результат за эти годы?

В целом позитивно. Когда мы провели фестиваль в 2019 году, увидели достаточно большое количество проданных билетов, аудиторию, поняли, что есть на это запрос, интерес. Потом услышали отзывы людей и личные мнения, нас это сильно воодушевило, мы продолжили этим заниматься. За эти годы мы обросли каким-то количеством партнеров, появляются коммерческие спонсоры. Мы делаем проекты с культурными институциями, с Garage Screen мы делали совместный проект под названием «Экранизация». Его идея в том, что мы берем несколько артистов, собираем из них лайн-ап и придумываем специальную визуальную составляющую для их концерта, то есть мы экранизируем их музыку. Обычно музыканты пишут саундтреки к кино, а мы наоборот предложили художникам сделать экранизацию к музыке.
Получился такой необычный междисциплинарный проект.

Андрей Морозов - человек, который построил свой парк музыкальных аттракционов

А можно ли этот опыт повторить в русских городах поменьше, в Челябинске, Туле, Рязани? Может ли фестиваль стать сетевым проектом с филиалами по всей России? 

Мне кажется, что в теории он мог бы, но явно не без поддержки каких-то культурных институций или города. Если в нашем прежнем формате, в парках, то вполне возможно. 
В формате коммерческого мероприятия с билетами — мне кажется, сложно. Еще вопрос, какие города. Опыт фестиваля AWAZ показал, что Казань вполне справилась. Туда поехали люди из Питера, Москвы и других городов.

Могу рассказать об опыте, который был в 2015 или в 2016 году. Есть такой берлинский фестиваль CTM, довольно статусный в своей нише, лет 10 — 15 уже проходит. Он специализируется на экспериментальной и электронной музыке, а также медиа-искусстве. Так вот в 2015 они делали специальный выпуск CTM Siberia; он проходил в двух городах, в Новосибирске и Красноярске. Это был специальный проект, созданный совместно с Гёте-институтом. Привезли очень много артистов, многие из которых вообще не выступали до этого в России. Очень классная была история, ребята работали с местными площадками — с библиотеками, с концертными залами, театрами... На тот момент это было достаточно необычно и вызывающе. У нас и в Москве такое не часто происходит, когда на классические площадки приходит экспериментальная музыка. Но к сожалению, возможно pr был слабый, поздно запустилось анонсирование, и на мероприятие пришло не очень много людей — на некоторых выступлениях были полупустые залы. Но, наверное, это дело времени. На мой взгляд, такой формат вполне себе перспективен — я легко могу представить себе, как условные европейцы прилетают на экзотический музыкальный фестиваль в глубину Сибири. Так-то 10 лет назад и фестиваль в Казани нельзя было представить себе.

Опиши вашу аудиторию.

Люди, которых я видел на фестивале, все очень разные, но объединяет их то, что они приятные в коммуникации, очень осознанные. Многие из них впринципе ходят в Мутабор на рейвы, другие наоборот из культурного центра «Дом», где звучит фри джаз и какая-нибудь академическая музыка. Нас радует, что удается подхватывать взрослеющую аудиторию, которая уже устаёт от канонов. Они еще хотят тусоваться, но тусоваться не оголтело, а что-то получать взамен, какой-то новый опыт. Мы называем их пострейверы.

Прикольно, что вся эта аудитория в одном месте чувствует себя довольно комфортно и главное — нет ощущения субкультурности. Бывает придешь куда-нибудь и видишь, что тут все очень конкретные люди, тусовка для своих, а ты как будто бы не на своем месте. У нас ты не чувствуешь себя в меньшинстве, кем бы ты ни был.

Следить за актуальными новостями фестиваля можно в официальном аккаунте в Instagram, в группе ВКонтакте или Facebook

Билеты: fields.moscow

Рекомендуем