10 вопросов Уиллему Дефо: о духе авантюризма, кинокритиках и жене-итальянке

09.12.2020

«В каждом браке есть свои препятствия. Например, дети».

10 вопросов Уиллему Дефо: о духе авантюризма, кинокритиках и жене-итальянке
Фото: Shutterstock/Fotodom.Ru

Главный характерный актер Голливуда уже давно имеет статус культовой фигуры. В перерывах между серьезными съемками он легко может работать в малобюджетных фильмах, таких, как «Томмазо и танец духов ». В 64 года, в конце концов, уже не хочется никому нравиться, кроме жены.

1. Мистер Дефо, вы играли и Иисуса и бесчисленных злодеев, искалечили свой пенис в «Антихристе» и снимались в фильме «Томмазо и танец духов» в сценах с реальными наркозависимыми. Вам нравится провоцировать?

Можно и так сказать. Да, я люблю, тормошить людей, взрывать стандартное мышление. Но у меня нет никакой особой стратегии или конкретных планов. В конце концов, я просто хочу что-то пережить. Я хочу выразить свои чувства и получить определенный опыт.

2. Даже если это вам не совсем выгодно? Ведь за участие в инди-проектах типа «Томмазо...» у вас даже нет возможности получить достойный гонорар.

Конечно, маловероятно зарабатывать на таких картинах. Но мне нужны приключения. Поэтому я иду туда, где причиняется боль, даже если при этом я должен отказываться от удовлетворения каких-то стандартных человеческих потребностей в комфорте.

Мир полон безумия, которое я не отрицаю в моих ролях

3. Как вы себя при этом чувствуете?

Свободно. Самые сильные ощущения возникают тогда, когда я перестаю чувствовать, что я играю. То есть, когда я настолько вживаюсь в роль, что меня вообще больше не считают актером.

Я люблю, когда во время съемки есть определенная свобода для творчества, когда ты следуешь своей интуиции и спонтанно реагируешь на твое окружение. Это означает, что ты потом уже можешь не волноваться, что ты снимался лишь для целевой аудитории.

10 вопросов Уиллему Дефо: о духе авантюризма, кинокритиках и жене-итальянке
Кадр из фильма «Аквамен»

4. Но после этого вы продолжаете сниматься в блокбастерах, таких, как «Аквамен».

Ну, я не могу полностью отрицать бизнес-проекты. В конце концов, приятно, когда люди в зависимости от возраста спрашивают вас о ваших блокбастерах, типа «Аквамен» или «Человек-паук». Но я никогда не хотел бы зацикливаться на чем-то подобном: и чтобы это стало брендом «Уиллем Дефо». Это только портит репутацию.

5. Правда?

У меня ведь хватило времени и на большие серьезные проекты. Они успешны сами по себе. Но настоящим критерием хорошего фильма является то, что он расширяет твое сознание. Такой фильм, как «Ван Гог», например, соответствовал этому критерию. Проблема при этом возникла лишь в том, что у него маленький срок проката и многие не успели его посмотреть.

10 вопросов Уиллему Дефо: о духе авантюризма, кинокритиках и жене-итальянке
Обложка к фильму «Ван Гог. На пороге вечности» (2018)

6. И тем не менее, он получил номинацию на «Оскара» и блестящие отзывы критиков.

Возможно, это придает мне какое-то внутреннее спокойствие, но отзывы критиков мне не помогают в дальнейшем. Неважно, хорошие они или плохие. Какая в том польза, что я буду следовать мнению других? Это просто приведет к противоречиям в сознании. Я должен доверять своему чутью и следовать ему.

7. А были такие роли, которые дали вам что-то на всю жизнь?

Фильм «Последнее искушение Христа» — это особый опыт. Потому что в конце концов, я, выполняя свою работу, также нахожусь в духовном поиске. Я хочу знать, что объединяет мир. Поэтому чрезвычайно важно для меня было сыграть у режиссера Пьера Паоло Пазолини. Я никогда не забуду то, чему у него научился. Этот человек уже в 70-х писал о том, как современные коммуникационные технологии препятствуют развитию межличностных контактов.

10 вопросов Уиллему Дефо: о духе авантюризма, кинокритиках и жене-итальянке
Кадр из фильма «Последнее искушение Христа»

8. Но перед вами лежит на столе смартфон. Значит, вы восприняли этот урок не очень внимательно.

Нет-нет. Когда я выхожу из дома, пытаюсь не брать его с собой. Я предпочитаю смотреть на лица людей, а не в свой айфон. И я могу делать это очень хорошо.

9. Вы также, кажется, склонны и не только к кинематографическим приключениям. Например, вы, житель Нью-Йорка, после 2005 переехали в Рим...

Это из-за моей жены-итальянки. Я не хотел тащить ее насильно в Нью-Йорк, где у меня есть еще одна квартира. Да я в Риме посторонний человек, иммигрант. И мне это нравится. Строго говоря, я все равно большую часть своего времени всегда проводил за пределами Штатов, потому что со своей театральной труппой постоянно находился на гастролях. Но я чувствую себя здесь хорошо, даже не утверждая того, что я полностью понял Италию. Люди все равно относятся ко мне круто, хотя я гарантированно не говорю бегло по-итальянски.

10. Вы кажетесь человеком, склонным к постоянным отношениям. С первой женой были вместе 27 лет, с нынешней женой — 15 лет. Как у вас это получается?

Очевидно, у меня есть определенный талант к длительным партнерским отношениям. Но я не знаю рецепта. Возможно, поэтому я и снимаю фильмы о взаимосвязях, такие, как «Томмазо», чтобы выяснить это. Но если серьезно, ты должен понимать, что в любом браке существуют препятствия и осложнения. Например, дети. И поэтому в моем втором браке я не имею детей. Я способен решать все проблемы, потому что я могу адаптироваться. Я терпеливый человек.

Рекомендуем