Аднан Хашогги

05.07.2012

Бизнесмен

Школьником, в Каире, Аднан мог устроить роскошную вечеринку и остаться без гроша: что с того, ведь теперь все сами его приглашали. Хашогги описывает свой принцип цветистой метафорой, точно заимствованной из «Тысячи и одной ночи»: «Цветы и огни влекут соловьев и бабочек». Но речь идет о деньгах. Расточительный образ жизни стал для Хашогги, как он откровенно признается, не просто визитной карточкой, но отличным способом завязывать деловые связи. "Я сорил деньгами, чтобы попасть в списки гостей, проникнуть в светское общество и деловые круги. Несколько лет спустя все уже мечтали стать моими гостями", — рассказывает он. Аднан перевелся в Стэнфорд. Пребывание там оказалось недолгим: Хашогги устремился в бизнес. Торговал грузовиками, снимал свой процент. Дела пошли на лад. С начала 1950-х годов Саудовская Аравия потекла — но не медом и молоком, а черным золотом. Деньги, пришедшие с торговлей нефтью, нужно было на что-то тратить. Западные экспортеры выстроились в очередь. Хашогги, вхожий в высший свет Саудовской Аравии и хорошо знакомый как со всеми восточными тонкостями, так и с западными приемами ведения бизнеса, стал для них идеальным партнером. В 1956 году Хашогги заручился контрактом на поставку большой партии грузовиков для саудовской армии. Выстроил гипсовый завод. По его словам, одно знакомство вело к следующему, одна сделка к другой. Через несколько лет он уже представлял в Саудовской Аравии Chrysler, Dodge Rolls Royce и FIAT, вовсю торговал британскими вертолетами Westland. А затем нашел свое золотое дно и, как выяснилось, истинное призвание — оружие.

Посредник
Нефтяной бум 1970-х годов стал для Хашогги подарком с небес. Аппетиты Саудовской Аравии постоянно росли (по затратам на армию и импорту вооружений страна давно и прочно входит в первую мировую десятку). Среди клиентов Хашогги появились гигантс-кие корпорации: Lockheed, Raytheon, Teledyne Technologies, Boeing, Northrop и Grumman. Между 1970 и 1975 годами один только Lockheed выплатил Аднану $106 млн. "Аднан отвечал не только за доступ, но и стратегию, постоянный анализ ситуации и консультации", — говорит Макс Гельцель, в то время вице-президент Lockheed по международному маркетингу. Громадные суммы платили Хашогги и другие. На пике своей карьеры Хашогги курировал 80% всех американских оружейных сделок с Саудовской Аравией, опекал и прочие ближневосточные страны. Клиентам он принес миллиарды, но не забывал и о себе. От двух с половиной процентов комиссионных, или, как их иногда деликатно именовали, поощрительных бонусов, перешел к пяти, доходил и до пятнадцати. Многие прямо называют Аднана Хашогги торговцем смертью и считают, что его женские ручки по локоть обагрены кровью. Хашогги эти обвинения отметает: "Я никогда не торговал автоматами или оружием и никогда им не владел. Мы лишь обеспечивали действенную поддержку контрактов". Ради контрактов респектабельные западные клиенты Хашогги были готовы на все.
Тот же Lockheed, как выяснилось, продвигал свои самолеты с помощью систематического подкупа политиков и государственных чиновников по всему миру — от Японии и Гонконга до Италии, Голландии и Западной Германии. Скандал достиг такого размаха, что в 1977 году в США был принят особый закон, который запрещал подкуп иностранных должностных лиц. Что ж, Хашогги и иже с ним стали надежнее скрывать свои операции. В 70-е и начале 80-х годов сеть деловых интересов Хашогги накрыла полмира. Хашогги вращался среди глав государств и корпораций, добывал алмазы в Центральной Африке, перегонял нефть и разводил скот в Судане, владел ресторанами и банками в Калифорнии, вложился в инвестиционные фонды в Нью-Йорке, играл на американской бирже и затеял строительство курорта в Египте и огромного делового центра в Солт-Лейк-Сити. Наиболее деликатные — оружейные — аспекты этой бурной деятельности Хашогги прикрывали компании в Швейцарии и Лихтенштейне. Его состояние оценивалось в $2-4 млрд. И все же империя Хашогги всегда оставалась лоскутной, а все попытки адвокатов и консультантов превратить ее в единую структуру с понятным балансом расходов и доходов неизбежно терпели фиаско. Рано или поздно все упиралось в личные связи и контакты Хашогги. Он месяцами жил в самолете, мог одновременно проводить несколько деловых встреч, переходя из одной комнаты в другую и скрепляя сделки простым рукопожатием. Его живые глазки смотрели так искренне, что способны были сперва обезоружить, а после всучить оружие любому.
Впрочем, Хашогги быстро загорался и быстро гас. "Сделка для него — точно дичь для охотника. Как только все заканчивалось, он тут же терял интерес и искал что-то новое", — рассказывает биограф Хашогги, Рональд Кесслер. Дело, однако, было не в вечной скуке, а в деловой философии Аднана Хашогги, которую можно подытожить словами «бери деньги и сматывайся». Или словами самого Хашогги: "Я — торговец. Если я могу получить достойный доход, я предпочитаю взять его и выйти из игры. Другие держатся за свои инвестиции, надеясь получить в несколько раз больше, чем вложили. Таковы их методы — я предпочитаю свои".

Бонвиван
"Богатейшим человеком на земле" Хашогги, вероятно, никогда не был, но образ этот любовно и тщательно культивировал. В лучшие годы образ обходился ему в $250 000 в день. Когда Хашогги понадобились апартаменты на Манхэттене, он объединил 16 квартир на двух этажах «Олимпик Тауэрс». К его услугам были три самолета, более сотни автомашин, включая 12 лимузинов, склад с более чем 1000 костюмов — Хашогги то худел, то вновь полнел — и, конечно, «Набила», в то время крупнейшая яхта в мире. Рождественская вечеринка на вилле «Барака» в Марбелье с лобстерами и фазанами на блюдах и двухмиллионным изумрудным колье для жены считалась по его меркам скромной. На свое 50-летие Хашогги закатил трехдневное празднество на 400 человек, потратив $6 млн. Именинный торт являл собой копию короны Людовика XIV — ради этого кондитеру пришлось слетать в Лувр. Еще в 60-х Хашогги женился на молоденькой англичанке Сандре Дэли, которая приняла ислам и имя Сорайя. Она родила Хашогги четырех сыновей и дочь Набилу — ее именем и была названа яхта. Но Хашогги никогда не был примерным семьянином, а его страсть к девушкам по вызову вошла в легенду.
По утверждению Кесслера, Хашогги заказывал у французской "мадам» Мирей Гриффон "десять девушек на вечер, делился ими с друзьями и партнерами по бизнесу и пользовался ими сам. Ему вечно нужны были свежие, новые женщины". Хашогги, как водится, дипломатичен. Да, он нанимал девушек из служб эскорта — ведь они придают красоту и изящество окружению и прекрасно умеют занимать гостей. В остальном — пусть докажут, что он хоть раз кому-то говорил, будто эти девушки доступны для секса. Сорайя отомстила Хашогги по-своему — завела роман с британским политиком Джонатаном Айткеном. От этой связи родилась дочь Петрина. В 1979 году Сорайя подала на развод, затребовав $2,5 млрд отступных. В конце концов разошлись полюбовно (Хашогги это стоило то ли три, то ли $834 млн — зависит от газеты, которую вы читаете).
Хашогги не унывал: он женился на юной итальянке Лауре Бьянколини, которая под мусульманским именем Ламия подарила ему сына Али. В самом начале 90-х любвеобильный миллиардер прибавил к своему мини-гарему вторую жену, Шахпари.

Банкрот
Тучи над головой Хашогги начали сгущаться в середине 80-х. Первым звоночком стало дело "Иран-контрас", один из самых нашумевших политических скандалов эпохи, в котором Хашогги сыграл центральную роль. Очень вкратце и сильно упрощая, "Ирангейт" сводился к тайным поставкам американского оружия в Иран в обход официального эмбарго — с надеждой на мягкую смену режима и прежде всего освобождение американских заложников, захваченных проиранскими группировками в Ливане. Позднее родилась и вторая часть плана: полученные от продажи оружия деньги шли на финансирование повстанцев-контрас в Никарагуа, опять-таки в нарушение запрета конгресса. Затем поползли слухи. Лучшие ювелирные дома Европы и США стали отказывать Хашогги в кредите. Он задолжал миллионы казино в Лас-Вегасе, персоналу виллы "Барака" (объявившему даже забастовку) и экипажу "Набилы". Хашогги начал все чаще ссылаться на временные проблемы с движением наличных средств, а свои экстравагантные прихоти, поговаривали, все чаще финансировал за счет собственных проектов. Как назло, проекты лопались один за другим.
Переворот 1985 года в Судане смел и президента Джафара Нимейри, и инвестиции Хашогги. В Юте замерло строительство делового центра; десятки кредиторов через суд потребовали от Хашогги вернуть долги в размере $140 млн, и в конечном итоге его корпорация Triad America объявила себя банкротом. Хашогги также утверждал, что потерял не менее $10 млн на иранской сделке. В 1987 году знаменитая "Набила" перешла в собственность султана Брунея. В свое время султан выступил гарантом 50-миллионной ссуды, взятой Хашогги. Однако Хашогги так и не удосужился начать выплаты, и султану пришлось раскошелиться самому. Султан за копейки ($29 млн) продал яхту предпринимателю Дональду Трампу, а тот вскоре выгодно перепродал экс-"Набилу" саудовскому миллиардеру, принцу Аль-Валиду. Одновременно британский промышленник Роланд Роуленд, к которому ранее перешло кенийское поместье Хашогги, устал ждать возврата долгов и добился через суд ареста двух личных авиалайнеров Аднана.
"Он чудесный человек… но его время прошло", — заявил газетчикам этот бывший бизнес-партнер Хашогги. Время Хашогги действительно кончалось. В Саудовской Аравии подрастало новое поколение — богатые наследники, получившие превосходное западное образование и умевшие делать ровно то же, что и он, не привлекая к себе чрезмерное внимание. Хашогги оказался не у дел. К тому же американское правительство заподозрило, что Хашогги помог своим друзьям, Фердинанду и Имельде Маркос, скрыть награбленные ими на Филиппинах миллионы (в собственности Хашогги каким-то образом оказались принадлежавшие бывшему филиппинскому диктатору здания на Манхэттене и дорогостоящая коллекция картин Имельды). В 1988 году он был арестован в Швейцарии и через несколько месяцев выдан США, где был освобожден под залог. В 1990 году американский суд снял с Хашогги и Имельды Маркос обвинения в подлоге и мошенничестве. Взамен Хашогги пришлось отказаться от всех претензий на бывшие дома и картины четы Маркос.
По мере того как в 1990-е Хашогги уходил все глубже в тень, потихоньку распродавая свое имущество, его имя обрастало самыми невероятными слухами и конспирологическими теориями. Его связывали со скандальным "Международным банком кредита и коммерции" (B.C.C.I.), через который среди прочего проходили тайные платежи ЦРУ, террористов, диктаторов и наркокартелей. С американским вторжением в Ирак и смертью принцессы Дианы.
Но в новом веке имя Хашогги оказалось практически забыто. О нем почти не слышно в новостях. Изредка Хашогги мелькает на каком-нибудь светском событии – кинофестивале в Каннах или церемонии запуска BMW пятой серии в Марбелье. В середине 2000-х он перенес операцию на открытом сердце и попытался вернуться к знакомой роли посредника: торговал былыми связями и предлагал свои услуги в качестве консультанта. Трудно сказать, насколько успешным оказалось это возвращение Хашогги, да и возраст берет свое. Во всяком случае летает он теперь обычными коммерческими авиарейсами, разве что за счет клиентов, но ездит на "кадиллаках" и "мерседесах" и нищим отнюдь
не кажется. Хотя кто его знает…