Бенисио Дель Торо: жениться? Еще чего!

19.12.2015

Один из самых успешных актеров латиноамериканского происхождения Бенисио Дель Торо дебютирует как режиссер одной из серии новелл «Семь дней в гаване».

Об этом, а также о грядущем отцовстве и ночных разговорах с Хантером Томпсоном, актер рассказал Playboy.

Кадр из фильма «Че»

Кадр из фильма «Че»

Фото, которое я показываю Бенисио Дель Торо, — на нем актер изображен поедающим порцию эскимо с перекошенным от жадности лицом — явно не лучший повод для начала задушевной беседы.

«Чувак, ты думаешь, что это действительно смешно?», — рычит актер и угрожающе привстает в кресле.

Я только что задал давно грызущий меня вопрос о гонораре Бенисио за съемку в рекламе мороженого «Магнат», в которой Бенисио сыграл роль грабителя вместе с актрисой Кэролайн Корреа.

На одну из ролей Дель Торо пригласил своего старого приятеля и собутыльника Эмира Кустурицу

Дель Торо явно недоволен ходом разговора. Отхлебнув диетической колы, он резко и со стуком ставит бокал на столик и продолжает: «Представь себе, мне действительно понравилась идея и сценарий. Хотелось на пять минут почувствовать себя мистером «Смитом» (сценарий ролика основан на сюжете нашумевшего боевика «Мистер и миссис Смит»). Но вообще-то сейчас я пришел к мысли, что моя цель — делать фильмы, которые мне самому хотелось бы смотреть».

Все, что занимает сейчас ум Бенисио — это его режиссерский дебют в кинопроекте «Семь дней в Гаване». В рамках этого проекта интернациональная команда режиссеров, среди которых Хулио Медем, Лоран Канте и Гаспар Ноэ, снимает семь новелл на тему одного из самых колоритных городов Латинской Америке, в которых второстепенные герои одной истории становятся главными в следующей.

В качестве неоспоримого козыря Дель Торо пригласил на одну из ролей в свою новеллу, рассказывающую о первых днях потерявшихся в Гаване американских туристов, своего старого приятеля и собутыльника Эмира Кустурицу.

че

Кадр из фильма «Че»

Это вторая попытка Дель Торо проявить свои режиссерские способности, и на этот раз она, похоже, увенчается успехом. Первым разглядел в Бенисио способности к режиссуре его покойный приятель, знаменитый гонзо-журналист и писатель Хантер Томпсон, который однажды, будучи, по своему обыкновению, сильно выпивши, сообщил Дель Торо, что именно он должен снять фильм по дебютному роману Томпсона «Ромовый дневник».

Это должен сделать именно ты — ведь ты ровным счетом ни хрена не смыслишь в кино, чувак!

«Хантер позвонил мне часа в четыре утра, — вспоминает актер. — И, пока я пытался сообразить, что происходит, вывалил на меня целую кучу словесного поноса насчет экранизации своей книги, из которого мне особенно запомнилась фраза: «Это должен сделать именно ты — ведь ты ровным счетом ни хрена не смыслишь в кино, чувак!».

К сожалению, воплотить задумку Томпсона Бенисио не удалось, но за него это сделал Брюс Робинсон, пригласив на роль журналиста Пола Кэмпа Джонни Деппа.

«Это лучший выбор, — говорит Дель Торо. — Уж кому, как не старине Джонни, справиться с этой нелегкой ролью».

Судя по всему, прилетев на Кубу, Бенисио снова решил войти в образ команданте Че Гевары, роль которого актер сыграл в 2007 году в байопике Стивена Содерберга «Че»: Дель Торо изрядно оброс, и в своей камуфлированной бейсболке напоминает скорее пожилого сенбернара, нежели знаменитого вуманайзера и убежденного холостяка, сексуальная карьера которого едва ли не затмевает актерскую.

Если вкратце проследить ее хотя бы по самым ярким этапам, картина вырисовывается более чем убедительная.

Фактически впервые появившись на экране на третьей минуте видеоклипа Мадонны La Isla Bonita (вопреки ожиданиям, Дель Торо уверяет, что он и пальцем не коснулся Мадж, хотя, по слухам, взаимный интерес был), в роли глуповато улыбающегося доходяги, сидящего на капоте дряхлого Lincoln и наблюдающего за танцем певицы, Бенисио сразу взял с места в карьер и закрутил роман с красоткой Кьярой Мастроянни, правда, оказавшийся весьма скоротечным. Тем не менее, шашни с дочерью Катрин Денев и Марчелло Мастроянни дали Дель Торо возможность почувствовать себя на коне, и будущая знаменитость пустилась во все тяжкие.

Перед ним открылись необозримые горизонты любовных приключений, в число которых вошел даже секс со Скарлетт Йоханссон в лифте отеля Chateau Marmont

Притчей во языцех стала длившаяся четыре года помолвка Бенисио с итальянкой Валерией Голино, уже имевшей в своем послужном списке звездную роль в фильме «Человек дождя». Эта история закончилась для Дель Торо полным фиаско: пока наш герой собирался с духом, красавица Голино отдала свое сердце более решительному итальянскому актеру Фабрицио Бентивольо, справедливо рассудив, что мужчина, который старше ее на двенадцать лет, вряд ли окажется повесой и бонвиваном.

Но Бенисио не смутила неудача, и следующей его знаменитой пассией стала эротическая мечта всех подростков 90-х Алисия Сильверстоун, пригласившая актера вместе сниматься в ее продюсерском дебюте «Лишний багаж». А после оглушительного успеха «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» перед «доктором Гонзо» и вовсе открылись необозримые горизонты любовных приключений, в число которых вошел секс со Скарлетт Йоханссон в лифте отеля Chateau Marmont, и темпераментные вечера с актрисой и певицей Минни Драйвер, из-за которых соседи актера угрожали вызвать полицию, жалуясь на шум и крики, доносившиеся из дома Бенисио.

И сейчас, несмотря на отрощенную асексуальную кустистую бородку, сдавать своих позиций в плане сексуальных подвигов актер явно не собирается, несмотря на то, что его недавняя пассия Кимберли Стюарт в ближайшее время должна родить Дель Торо ребенка.

«Жениться? Еще чего! — восклицает Бенисио в ответ на очередной явно доставший его вопрос. — Представить себе не могу, чтобы по моей холостяцкой берлоге с гиканьем носились сорванцы, а из кухни слышалось шипение сковородок и возгласы: «Бенни, дорогой! Ты опять не вынес мусор!».

«Неужели за какие-то пару-тройку перепихонов можно залететь?» — недоумевает Дель Торо себе под нос.

Справедливости ради, надо отдать Бенисио должное: будущий отец, хоть и весьма удивился беременности Стюарт («Неужели за какие-то пару-тройку перепихонов можно залететь?» — недоумевает Дель Торо себе под нос), готов взять на себя все заботы в отношении первенца, несмотря на то, что с Кимберли он давно расстался.

«А как же иначе? — задумчиво говорит Бенисио. — Это же мой малыш, и чем он виноват в том, что с его мамой мы не нашли ничего общего, кроме эпизодического секса?».

Напоследок я осмеливаюсь задать вопрос на тему национального самоопределения актера, опасаясь, что заметно раздраженный Бенисио запустит мне в голову бокал из-под колы.

«Прикинь, я не ощущаю себя ни американцем, ни латиносом, — неожиданно смеется в ответ Дель Торо. — Я просто Бенисио — а все остальные пусть идут к чертовой матери».