ДЕЛО СЛУЧАЯ

05.10.2009

PLAYBOY Сергей Каюмович, вы славитесь своей прихотливостью в выборе сценариев. Как же вы угодили в «ржачную комедию со смыслом», как написано на афише «О, счастливчика»?

ШАКУРОВ Да мало ло ли, чего на афише не напишут? А что такое? Сценарий там был интересный, а комедии я просто обожаю. Мне их, из-за моего амплуа, редко предлагают, так что я решил не
упускать случая. Два инфернальных
персонажа, мой и Володи Меньшова,
разгуливают в странных костюмах:
они появились неизвестно откуда и
исчезнут также. Изначально нас хотели в какие-то цивильные пиджачки одеть, я же сказал: благодарю, но давайте-ка что-нибудь фантасмагорическое, смесь стилей и эпох. Нам сшили нечто невообразимое, как я и хотел, а потом мы с Володей добавили к образу очки и сигары. Рабочее название картины было куда лучше и мощнее: «Ось ординат». И мне жаль, что продюсеры остановились на таком бесцветном и вторичном названии. (O Lucky Man, 1973 год, США, Великобритания, режиссер, Линдсэй Андерсон, в главной
роли Малкольм МакДауэлл, не говоря уже об известной телеигре. – Прим. ред.). «Сухой» юмор давно никого не цепляет, нужна сильная, интересная «подложка». Важно не только чтобы
мы смеялись, а чтобы было понятно, что нас на это подвигло, с чем мы расстаемся, улыбаясь, что хотим и можем в себе поменять.

PLAYBOY Вы этот опыт считаете
удачным?

ШАКУРОВ Я об этом сейчас судить не могу. Да и у картины было столько фальстартов… Первый раз, кажется, ее премьеру ждали весной 2008 года, но жизнь быстро меняется, расставляя
свои акценты. У меня мало надежды на работу главного героя. Он показался мне неискренним. Роль была очень непростая, лихо закрученная – ее следовало бы отдать мощному, уже состоявшемся артисту. Я даже попросил режиссера переозвучить его голосом другого актера, чтобы выходило не так фальшиво. Не знаю, сделал он это или нет, –
мне уже наплевать.