ДЭВИД КЭРРАДАЙН

22.09.2010

Уже на следующий день после трагедии фотографии голого трупа с двумя вревками, завязанными на горле и на самом сокровенном, облетели весь мир под возбужденное гудение таблоидов. И даже тяжеловесное определение "аутоасфиксиофилический несчастный случай» положения Кэррадайна не спасло – нелепую «смерть онаниста» великодушное общество оперативно замылило в анекдоты и юморески камедиклабовского масштаба, опережая South Park. И от этого за Кэррадайна много обидней, чем за нашу карикатурную державу, потому что личность его явно заслуживает большего, чем упражнения в анально-кишечном юморе.

Считается, что широкой публике актера открыл Квентин Тарантино, пригласив его на роль Мастера Билла в неоднозначную дилогию Kill Bill в 2003 году. Правда, на тот момент «абсолютный новичок», пришедший из актерской семьи, снимался уже лет сорок и мог похвастать четырьмя номинациями на «Золотой глобус». Тогда Квентин в каждом интервью выражал восхищение культовой фигурой Дэвида, сравнивая его с самим Джеком Николсоном.

Однако широкая публика, увлеченная созерцанием Умы Турман и Люси Лью, Билла, в общем-то, проворонила. А ведь как здорово сыграна его финальная сцена с Невестой, как классно звучал замечательный монолог про Супермена, которому приходится надеть костюм, чтобы стать похожим на человека, – кстати, написанный для роли самим Кэррадайном. Увы, сие теперь история.

Равно как и громогласное, под фанфары, пришествие Дэвида в Советский Союз: в 80-е, когда убогие хрущевки волшебным образом превращались в домашние кинотеатры, имя Кэррадайна советские переводчики гундосили нередко. Особенно радовались ему любители каратешных драчек в духе Брюса Ли: если в главных ролях Кэррадайн, значит, драчки будут славные.