Дон Чидл: со мной не позажиматься в туалетной кабинке

08.07.2016

Одиннадцатый друг Оушена, любитель оргий и супергерой марвеловских блокбастеров рассказал Playboy о женщинах на съемочной площадке и флюидах похоти.

О том, как в школьном театре был крысой и как меняется человек, когда у него пушка в кармане.

Дон Чидл

Здесь и далее фото: Аndreas Laszlo Konrath, Playboy

PLAYBOY Вот уже пять сезонов подряд вы снимаетесь в циничной и смешной «Обители лжи», где ваш герой — злой гений лос-анджелесского консалтинга Марти Каан — шляется по оргиям, оттягивается с лесбиянками и даже в отношениях с бывшей женой в исполнении Дон Оливьери исповедует жесткий анальный секс. Как на все это реагировали те ваши поклонники, которые помнят вас по роли пламенного борца с апартеидом из «Отеля «Руанда» или, к примеру, супергероя из «Железного человека» и «Мстителей»?

ЧИДЛ Мне все время кажется, что это две разные аудитории. Те, кто смотрят «Обитель лжи», могут вообще ничего не знать о моих других работах. Они не отделяют меня от Марти Каана и общаются со мной как с Марти Кааном.

PLAYBOY Это как? Зовут поучаствовать в оргии?

ЧИДЛ Ну, могут подойти, скажем, и вместо приветствия простонать: «Эй, давай, давай, еще, еще!»

PLAYBOY Как думаете, это прикол или они и правда готовы с вами попробовать? Как-никак, вы играете сексуально развязного героя с ярко выраженным магнетизмом.

ЧИДЛ Если кто-то о чем-то таком и думает, я этого обычно не замечаю. Мы с женой Бриджид 22 года вместе, и вот идем мы с ней, она видит кого-то и говорит: «Боже ты заметил, как она на тебя посмотрела?» А я такой: «Не-а». Женщины, с которыми я работаю? Ну так это работа. Я не ищу приключений, не клублюсь, да я даже пообедать не выбираюсь без Бриджид и семьи! Так что мало шансов меня изнасиловать или, к примеру, всучить мне бумажку с телефоном, когда я иду отлить. Я не тот парень, с которым можно позажиматься в туалетной кабинке, понимаешь? Флюидами похоти я пространство не заряжаю. Мне кажется, мой вид внушает людям: «Я серьезный мужик, посол доброй воли из «Отеля «Руанда». Научно доказано: когда ты одомашниваешься, уровень тестостерона в твоем организме снижается, а вот уровень эстрогенов растет.

Так что мало шансов меня изнасиловать или, к примеру, всучить мне бумажку с телефоном, когда я иду отлить

PLAYBOY А если бы ваша звездная роль случилась, когда вам было 20+?

ЧИДЛ (Смеется.) Мы с Бриджид как-то общались с нашими неженатыми друзьями, и они начали говорить про онлайн-дейтинг. И я такой: «А что это?» Они переглянулись и говорят: «Ладно, старый пердун, смотри, как это работает в XXI веке». И показывают мне какое-то приложение, где у пользователей нет даже профайлов — одни только фотки. Смотришь и выбираешь: эта пойдет? Да. А вот эта? Эта — нет... Так еще и не каждый пройдет регистрацию! Там у них своя какая-то хитрая процедура проверки, сложнее, чем фейсконтроль в Studio 54... А в 1982 году, когда я поступил в калифорнийскую школу искусств CalArts, люди были живыми и дикими. У нас были смежные комнаты и нудистский бассейн у всех на виду: изучай что хочешь у кого хочешь. Мы там все были свободными художниками. У пары человек даже был СПИД: кто-то поступил с ним, кто-то приобрел уже в школе. Как только родители оставляли первогодков одних, к ним подходил кто-нибудь из старшекурсников и говорил: «Ладно, а теперь я объясню, куда ты реально попал»... Так вот, я к чему говорю: мне до всего этого дела не было, я приехал туда учиться.

PLAYBOY Выходит, вы вообще никогда не ухлестывали на съемках за партнершами, вас ни разу не ловили в пикантные моменты...

ЧИДЛ Да, не ухлестывал. А следовало бы. Ну ладно, раз не замутил с партнершей, тогда хоть дам в морду своему агенту перед камерами Каннского фестиваля. Вот тогда-то моя карьера поползет вверх! А то сейчас что? Я иду домой, за мной три минуты следуют папарацци TMZ. «Как, вы опять всего лишь вышли в магазин? Вот дерьмо. Позвоните нам, когда решите пошалить!»

PLAYBOY Вы хотите сказать, что сейчас ваша карьера не ползет вверх?

ЧИДЛ Тут дело не в качестве ролей и не в гонорарах, а в количестве предложений. Мы, актеры, всегда боимся, что наша последняя картина станет последней и в нашей творческой биографии вообще. Перед «Обителью лжи» я восемь или девять месяцев не знал, какой будет моя следующая роль! А до этого у меня было пять фильмов, с которыми у меня не сложилось — меня вроде бы уже подписывали, а потом такие: «Ой, а мы взяли Уилла Смита». Или: «Ой, а мы взяли Джейми Фокса». Но ладно еще я! Я как-то раз говорил с Мэттом Деймоном — так у него до «Марсианина» вообще полтора года не было работы. Я ему: «Да брось, ты же крутой, ты Мэтт Деймон!» А он мне: «Чувак, ну я не знаю. А вдруг я — это уже не я». Ты никогда не знаешь, в игре ты или нет. Голливуд не высылает своим отставникам уведомления: «Спасибо за все, вы свободны». Просто все было, а теперь раз! — и нет. А с тобой случается медленная смерть от износа. И никто не позвонит с диагнозом: «Ты спекся». Тебе просто перестают звонить вообще. Это очень шаткий бизнес.

Я ему: «Да брось, ты же крутой, ты Мэтт Деймон!» А он мне: «Чувак, ну я не знаю. А вдруг я — это уже не я»

PLAYBOY Рон Ховард в недавнем интервью нашему журналу рассказывал, как работал с голливудским ветераном Доном Амичи и тот посоветовал ему не сокрушаться по золотому веку 1930–1950-х, когда у актеров все было расписано на годы вперед, но каждый был строго типажирован и крайне редко получал возможность показать все, на что способен.

ЧИДЛ Я часто говорю об этом со своими черными друзьями. Тогда действительно студии могли подписать с тобой контракт из серии «Послушай, малыш, у тебя будет 25 фильмов в этом году» — и ты берешь и чешешь. Это замечательно, но, видишь ли, на меня не действует магия тех золотых деньков. Я ведь черный, и что-то подсказывает мне, что в то время я мог рассчитывать максимум на пару-тройку съемочных дней в году. Да, конечно, мне тоже нравятся некоторые старые фильмы. Но когда я вижу тех актеров, о которых все вокруг кричат «Ах, как он велик!», я думаю о другом: «Этот человек был долбаным сраным расистом!» Ну или сексистом, или еще каким-нибудь -истом. Мне говорят: «Да ладно, они все просто были людьми своего времени». Ну да, правильно: того времени, когда можно было быть открытым расистом, сексистом или гомофобом — прямо как некоторые сегодняшние политики, мечтающие вернуть нас в золотой век.

Мне тоже нравятся некоторые старые фильмы. Но когда я вижу актеров того времени, я думаю о том, что этот человек был долбаным сраным расистом! Ну или сексистом, или еще каким-нибудь -истом

PLAYBOY Герои «Обители лжи» — кладези уродливых пороков, свойственных как политикам, так и людям из шоу-бизнеса. Вам часто приходилось сталкиваться со звездным поведением?

ЧИДЛ Я в актерской профессии вот уже 30 лет, и все это время мне везет. Я встречал крайне мало актеров, которые себя так ведут. В Голливуде много широких душ. Один мой друг, тоже актер, говорит, что успех на самом деле не меняет тебя, а лишь выпячивает то, что в тебе и так было. Если ты щедр, обретя успех, ты станешь отдавать еще больше. Но ты ведь можешь быть и мудаком, полным ублюдком, закомплексованным подозрительным невротиком. И если это так, то будь уверен: в Голливуде тебя встретит целая армия персонажей, которые сделают из твоего мудачества проект и заработают на нем. Твое мудацкое поведение будет компенсироваться рейтингами и бокс-офисом. Ну а как только оно перестанет работать, тебя поимеют еще раз. В первый раз они это сделали, когда состряпали из тебя звезду. А второй раз — когда забыли об этой звезде.

Ты можешь быть даже мудаком, полным ублюдком, все равно в Голливуде тебя встретит целая армия персонажей, которые сделают из твоего мудачества проект и заработают на нем

Дон Чидл

PLAYBOY Ваш партнер по «Железному человеку» Роберт Дауни-мл. как раз прошел через все это. Он был звездой в 80-90-х, имел проблемы с наркотиками и законом и в результате сначала загремел в рехаб, а потом за решетку, но сумел всплыть со дна. Но не все в Голливуде этому рады — говорят, будто Роберт ведет себя довольно скверно, а продвигается благодаря связям.

ЧИДЛ Я не знаю, каков Роберт за пределами съемочной площадки, — мы не так тесно общаемся. Но на съемках у нас отличные рабочие отношения. Это то же самое, как было у моего товарища — он сходил в ресторан и остался недоволен: еда, говорит, отличная, а вот обслуживание ужасное. А когда я сказал ему, что мне там все понравилось, он ответил: «Ну еще бы, Дон».

И вдруг мы поняли, что до нас никому нет дела. Тогда Крис Эванс начал такой: «Эй, смотрите, Железный человек! А вот Тор, чуваки! А я Капитан Америка!» А они такие: «Мужики, да идите уже куда шли»

PLAYBOY То есть, когда ты знаменит, отношение к тебе совсем иное.

ЧИДЛ Ну да. Хотя ко мне Роберт всегда относился тепло. Я не знаю, как он относится к незнакомым людям. Он никогда не держался обособленно и не вел себя как звезда. Я расскажу вам смешную историю. Как-то Роберт, Джереми Реннер, Крис Эванс, Крис Хемсворт и я были в Лондоне. Дело было около 11 вечера, и мы решили поехать в ночной клуб в Сохо. Лондон гудит — самое время же, когда все надираются, на улицах не протолкнуться, такси не поймать. И вот мы впятером, без охраны, идем по центру города. Стараемся не отсвечивать, но понимаем, что до нас никому нет дела. Тогда Крис Эванс начал такой: «Эй, смотрите, Железный человек! А вот Тор, чуваки! А я Капитан Америка!» А они такие: «Мужики, идите уже куда шли». И это здорово!

PLAYBOY Вот если бы вы шли со своими партнерами по «Одиннадцати друзьям Оушена» — Джорджем Клуни, Брэдом Питтом, Мэттом Деймоном, вам точно не удалось бы остаться незамеченными.

ЧИДЛ И Джордж, и Мэтт, конечно, — мегазвезды. Но Брэд — это что-то особое. Всякий раз, когда мы хотели незаметно куда-нибудь прошмыгнуть, мы выпускали его вперед — и публика сходила с ума. После этого остальные могли незамеченными идти куда угодно — хоть в Колизей, хоть в сам Ватикан... В общем, Брэда мы всегда бросали под танк.

Всякий раз, когда мы хотели остаться незамеченными, мы выпускали вперед Брэда Питта — публика сходила с ума. После этого остальные могли идти куда угодно — хоть в Колизей, хоть в сам Ватикан...

PLAYBOY Вам не казалось унизительным то, что люди сходят с ума не по вам? Или, наоборот, позволяло не пресытиться собственным эго?

ЧИДЛ Я просто живу той жизнью, когда об этом не думаешь. Сам себе я всегда виделся одним и тем же Доном со Среднего Запада, который шуршит по-черному и всегда ищет работу.

PLAYBOY Какой была ваша первая роль?

ЧИДЛ Я играл крысу в школьном спектакле в Денвере. Мне повезло: у нас там была учительница-энтузиастка, фанатка музыкального театра — из тех, кто ходит на работу с колокольчиками, бубном и барабанами. Она же дала мне первые уроки актерского мастерства. «Что есть крыса? Как она двигается? Где у нее центр тяжести?» Все это было немного из другой оперы, не про школьные спектакли, а на более серьезном уровне. Мне захотелось это познать, изучить.

Я играл крысу в школьном спектакле в Денвере. Мне повезло: у нас там была учительница-энтузиастка

PLAYBOY И вас зацепило?

ЧИДЛ Да. Но я любил еще и музыку. Я играл — да и сейчас играю — на пианино, басу и трубе. Я был не самым плохим джазменом в денверской школе Ист-Хай. У нас был реально хороший джаз-банд, типа такие: «Да пошли вы все», «Весь мир против нас» — вот это все. Все были по самые кеды в музыке и любви. Мне было 16-17, а наша группа уже давала концерты в обойме с Rare Silk — крутой бандой, исполнявшей джаз а капелла. Они мне говорят: «Мы сегодня играем на Ларример-сквер, почему бы тебе не прийти?» Сыграли пару вещей, а потом такие протягивают мне микрофон: «Что будешь петь, Дон?» Ну, я им: «Ладно, давайте Perpido»... Типа я должен был стать их изюминкой в тот вечер. Ну а потом, уже после школы, мне повезло пару раз побывать в местах вроде Carnegie Mellon, поучиться джаз-вокалу и джаз-инструменталу. А на других курсах параллельно изучал театральное искусство.

А потом такие протягивают мне микрофон: «Что будешь петь, Дон?» Ну, я им: «Ладно, давайте Perpido»

PLAYBOY Каким же образом актерство в итоге возобладало над музыкой?

ЧИДЛ А я просто понял, что в музыке не достигну того уровня, на который претендую. Знал, что здесь все кончится разбитыми мечтами. Я ведь видел, чем и как жертвуют настоящие музыканты. А я так не хотел, я хотел, чтобы было все по кайфу. Так что в итоге я пошел в CalArts, не имея за спиной ничего, кроме семьи, которая сказала мне: «Отлично, хочешь кайфовать — иди и кайфуй».

PLAYBOY Были ли у вас тогда девушки, которых пришлось бросить?

ЧИДЛ Была одна, со средней по старшую школу.

PLAYBOY Как вы лишились девственности?

ЧИДЛ Как и все: в машине после выпускного. Как раз с той самой девушкой. Она была на год младше, ей было 16. Когда всплыло, что мы с ней занимаемся сексом, нельзя сказать, чтобы это понравилось ее отцу. Он настаивал на прекращении наших отношений прямо здесь и прямо сейчас. А мы же с ней ходили на курсы планирования семьи, мы были умны и понимали: секс сексом, а табачок врозь, никаких детей. И вот она решила — раз у нас все так серьезно, можно открыться родителям. А те слетели с катушек, позвонили моим старикам: «Все пропало! Они сделали это!» Я был раздавлен. Мне пришлось замять эти отношения. Типа «Слушай, у тебя еще год школы здесь, в Денвере, а я еду в Калифорнию, причем как раз тогда, когда я наконец понял, зачем мне член, так что не думаю, что у нас с тобой есть будущее».

Она была на год младше, ей было 16. Когда всплыло, что мы с ней занимаемся сексом, нельзя сказать, чтобы это понравилось ее отцу

Дон Чидл

PLAYBOY Ну и как вы сказали ей об этом?

ЧИДЛ В самый неподходящий момент. Я приехал домой на Рождество, праздник только начинался, а тут она такая — рраз, пришла. Ну я ей сразу с порога все и выложил... Просто, если бы я дождался рождественских гимнов, вышло бы еще хуже. Понимаешь, о чем я?

PLAYBOY И после этого вы расстались радикально? Или еще общались?

ЧИДЛ Я пытался. Я потом звонил ей, но там кто-то все время бросал трубку. Это было обломно. Думаю, на месте ее отца — ну если бы у меня была 16-летняя дочь и я бы узнал, что она уже занимается сексом, — я повел бы себя иначе. Хотя всяко пришлось бы нелегко.

PLAYBOY В смысле — «если бы»? У вас же две дочери, и обе уже прошли через этот возраст. Как вы преодолели этот ад?

ЧИДЛ У меня все было проще. Моей младшей сейчас 19, и у нее до сих пор не было настоящего парня. В школе мальчики ею не интересовались особо. А на тех, кто интересовался, она обратила внимание только уже перед выпуском. Но отреагировала своеобразно: «Не буду я якшаться с этими дебилами, я уже практически поступаю в институт, меня уже практически здесь нет»... А о старшей уже нет смысла печалиться, у нее все хорошо, она ассистент оператора с портфолио в несколько фильмов.

Моей младшей сейчас 19, и у нее до сих пор не было настоящего парня. В школе мальчики ею не интересовались особо

PLAYBOY Давайте наконец поговорим о вашей последней работе, где вы и актер, и режиссер, и продюсер, — «Убить трубача». Это ведь полный неформат: взять тот период жизни джазового гения Майлза Дэвиса, когда он сидел на коксе и палил из пушки по продюсерам, и снять даже не байопик — просто фильм о самом сомнительном куске жизни легенды. Не лучший объект для финансирования. Как вам удалось раскрутить на это спонсоров?

ЧИДЛ У спонсоров был только один большой вопрос: а кто будет в этом фильме белым парнем? В смысле не тем белым парнем, который подносит снаряды главному герою; им нужен был белый парень, который рулит всей историей. И пока мы не подписали Юэна Макгрегора на роль журналиста, пытающегося раскрутить Майлза на интервью, никаких телодвижений со стороны спонсоров не наблюдалось. Хорошо, что вовремя нашли Юэна. Он сделал это кино, и он в нем великолепен.

PLAYBOY Коль скоро в этом кино вы показываете Майлза Дэвиса этаким параноидальным наркоманом с пушкой в кармане, ответьте: в реальной жизни вы сами вооружены пушкой в кармане?

ЧИДЛ Нет. Я много думал об этом. Моя мама выросла в опасном районе Канзас-Сити, и она всегда носила в сумочке маленький дамский пистолетик 22-го калибра. А потом как-то раз сказала: «Знаешь, Дон, я выложила его из сумочки». Я спросил почему. А она объяснила: «Потому что, наступив кому-то на ногу в толпе, вместо «извините» ты начинаешь говорить «подвинься». Главная опасность пушки в кармане состоит в том, что в какой-то момент ты начинаешь общаться с людьми в стиле «я твою маму имел». Но есть и другая, оборотная сторона медали. Вот есть у тебя пистолет, и что? Ты и правда тот чувак, который сможет нажать на курок? Большинство из нас — не те чуваки. А вот преступники — именно те. Ты можешь вытащить дуло, наставить на них, а они подойдут и скажут: «А ну дай сюда эту хренову пушку». Выбьют ее у тебя из рук и с нею же тебя ограбят. У меня был друг-бандит, который, пока не стал инвалидом-колясочником, именно так зарабатывал себе на жизнь: нападал безоружным на вооруженных людей, отбирал у них оружие, обзывал лохами и уходил. Он правда поднялся на этом, и многие другие бандиты тоже! Но на пятьдесят лохов приходится один серьезный человек, и как-то раз мой товарищ нарвался именно на такого парня. С тех пор и ездит на коляске.

Когда у тебя пушка, вместо «Извините» ты начинаешь говорить «Подвинься»

PLAYBOY Нет, давайте лучше про грядущее супергеройское кино «Первый мститель: Противостояние».

ЧИДЛ Стоит мне только открыть рот на эту тему, мне начинает мерещиться красная точка у меня на лбу. Как будто где-нибудь за тем деревом засел снайпер. Сидит такой, берет меня в прицел: «Давай, Дон, сделай это, пёрни им что-нибудь про нового «Первого мстителя»... Что я могу сказать? Я рад, что режиссерами стали братья Руссо, Энтони и Джо, они стильные чуваки...

PLAYBOY Ладно, ладно, скажите хоть, у вашего героя на сей раз будет больше сцен, чем в прошлый?

ЧИДЛ Все идет к тому, что я получаю больше, а работаю меньше. Все съемки в первом «Первом мстителе» заняли у меня четыре дня плюс-минус. Меня заставили изобразить 55 разных эмоций на лице, все отсканировали и загнали в компьютер. Потом поставили в круг и со всех сторон отсняли тело в разных позах. Ну и все, дальше будут работать каскадеры и компьютерная анимация. Это вообще уже не мы в кадре.

Это интересно:

Уэс Андерсон отвечает на 6 вопросов Джеймса Франко >>

11 вопросов Рэйфу Файнсу >>

Моби: хочу доказать всем, что веганская пища не безвкусна >>

Режиссер «Игры престолов» отвечает на вопросы Джеймса Франко >>

Боб Оденкерк: надеюсь, мне не придется звонить этим адвокатам >>

4 вопроса создателю сериала «Прослушка» от Джеймса Франко >>

20 вопросов вокалисту легендарных Iron Maiden >>

Антонио Бандерас: cмерть — единственное, в чем можешь быть уверен >>

Джерард Батлер: я просыпался в чужой постели и не мог вспомнить, где я >>