Джеймс Дин

01.01.2014

PLAYBOY Со стороны кажется, что порноактер – профессия мечты для каждого. Разочаруйте-ка нас в этом. Напугайте. Объясните, почему это не так круто, как нам кажется.

ДИН Без обид, но это и вправду круто. Наверное, если ты ненавидишь секс и не хочешь не напрягаясь сделать карьеру, причем еще и диктуя свои условия тем, кто тебе платит, – такая работа и впрямь будет тебе в тягость. Но мне она в кайф. К тому же, мне нравится работать ровно столько, сколько я хочу.

PLAYBOY Что, неужели у вас не найдется для нас хотя бы маленького ужастика? Вроде болей в промежности от слишком частых занятий сексом.

ДИН Я никогда не понимал всех этих разговоров о том, что, мол, «порнуха – это не так просто, как кажется, это тяжкий труд» и все такое. Что сложного в обычной физической активности? Это что, проблема? Нет, ну конечно, как и любая работа, эта работа может быть изнурительной. Но вам же платят за занятия сексом – а это, с какой стороны ни посмотри, очень круто. Майкл Фелпс никогда не стал бы олимпийским чемпионом, если бы ненавидел плавание. Так и здесь: если ты не любишь заниматься сексом помногу и каждый день, порно не станет для тебя хорошей карьерной площадкой.

PLAYBOY Вы занимались сексом в любых позах и со всем, что движется. Есть что-нибудь, что вы никогда не стали бы делать?

ДИН Клоуны. Я никогда не стану трахаться с кем бы то ни было в костюме клоуна. Они отвратительны. Я участвовал в таком эпизоде только однажды – и это было ужасно. Режиссер объяснил: по сценарию сцена происходила в дурдоме или что-то в этом роде, и одна пациентка должна была быть в костюме клоуна. Я прямо в осадок выпал. «Нет, – говорю, – и не просите. Я ни в жизнь не трахнусь с клоуном!»

PLAYBOY Выходит, вы всех подвели?

ДИН Нет. Нашли выход. Сделали так, чтобы я не видел ее лица. Поставили ее раком, повернули тылом к дверям – а я ждал снаружи. «Готово, – говорят, – заходи, Джеймс». И когда я вошел, то до самого окончания сцены видел ее только с затылка. Еще и глаза на всякий случай закрыл.

PLAYBOY Кем вы себя считаете вообще – артистом или секс-аниматором?

ДИН Определенно аниматором. Моя жизнь посвящена перформансу в сексе. Если бы мне предложили ходить по квартирам и сношаться с людьми за деньги, я чувствовал бы себя некомфортно. Но вот если бы кто-нибудь предложил мне потрахаться на вечеринке за стеклянной перегородкой или на сцене, так, чтобы моя работа превратилась в шоу, чтобы у ребят зашевелилось в штанишках, – тогда с удовольствием. Именно это я и делаю. А проституткой я быть не желаю. Я был ею только один раз, да и то случайно.

PLAYBOY Рассказывайте!

ДИН Мне позвонил некто из индустрии фильмов для взрослых: «Алло, хочу нанять тебя на денек для групповой сцены». Мне объяснили, как добраться, и в 9 вечера я был в пляжном домике. Это нормально; у меня дома тоже постоянно съемки проходят. Я вхожу, этот человек мне говорит: мол, у нас тут кое-кто отпал, так что будет не групповуха, а секс втроем: я, ты и моя жена. Опять-таки они оба из порноиндустрии, так что я и здесь не удивился. Но тут он меня спросил, клублюсь ли я – в смысле, не прочь ли нюхнуть. Боже мой, конечно же, нет! Он тогда взял и сам занюхнул кокса, и вот это мне уже показалось странным. Заходим в комнату, там одна камера на треноге в углу и освещение приглушенное. Все это выглядело ну очень подозрительно. Ну вот, начали мы возиться втроем, и где-то посредине «сцены» его жена такая: «Ох, спасибо, дорогой, это был лучший подарок на Рождество в моей жизни». Тут-то до меня и дошло, что меня развели и использовали для приватных услуг в качестве проститута.

PLAYBOY Вас называют звездой «порнушки для девочек». Что это?

ДИН Это одна из самых больших глупостей, которые я когда-либо слышал. Люди, которые так говорят, считают, что выведение «порнушки для девочек» в отдельное направление – феминистский акт. Но на самом деле это, наоборот, чистый антифеминизм. Потому что это подразумевает, что девочкам можно смотреть только то порно, которое феминистки сочтут социально приемлемым. Нет уж, девочки, для вас – все наше порно! Да, некоторые женщины-режиссеры и вправду снимают романтик-порн – мягкое страстное кино. Но куча других замечательных женщин – например, Белладонна и Джоанна Энджел – снимают совершенно жесткую, грязную и сумасшедшую порнуху.

PLAYBOY Вы часто агрессивны с партнершами. Дерете их за волосы, плюете в них, лупите и т.д. Как со всем этим уживается ваш имидж «сладкого еврейского порномальчика»?

ДИН Ну, я, во-первых, стараюсь быть приятным, а во-вторых, я и вправду еврейский мальчик, так что все верно. Вы не можете контролировать то, как люди вас воспринимают. Кто-то говорит с теплом о том, чем я занимаюсь. А другие считают меня сатаной.

PLAYBOY Джеймс Дин – ваше ненастоящее имя. (На самом деле его зовут Брайан Сивилла. – Прим. Авт.) Вы взяли себе такой псевдоним, потому что были фанатом Джеймса Дина?

ДИН Меня так прозвали еще в детстве. Я, так же как он, любил кожаные куртки и начал курить в седьмом классе. В школе курить было нельзя, поэтому я переходил на другую сторону и курил, облокотившись на ограду. Тогда-то меня и прозвали Джеймсом Дином. И когда пришло время выбирать ник для порноиндустрии, он появился сам собой. Я никогда не стеснялся своего настоящего имени и не против, если ко мне по нему обращаются. Но мне все время говорили: «Нет, твоя частная жизнь должна быть защищена». Хотя зачем? Всю свою жизнь я выгляжу одинаково, и если кто из знакомых увидит меня в порно, его не смутит липовое имя. Он все равно скажет: «Ба, да это же Брайан!»

PLAYBOY Оба ваших родителя работают в NASА: отец – инженер-механик, мать занимается анализом данных. Как вы умудрились не стать космонавтом?

ДИН Мне это никогда не было интересно, хоть я и стою в очереди на полет в космос. Меня туда папа записал. Он считает, что я стану одним из первых гражданских, кто полетит в космос лет этак через 30. Я не думаю, что это произойдет, – я курю и вообще физически не подойду. Но это все равно круто. Меня вообще родители всегда поддерживали. Они быстро поняли, что я всегда буду поступать как хочу, и когда я начал сниматься в фильмах для взрослых, их единственной заботой было мое здоровье. Но я объяснил им, что работа в порноиндустрии опасна для него не более, чем работа в «Макдоналдсе» или в банке. Это не гигантское пати, это работа.

PLAYBOY Вы являетесь противником закона округа Лос-Анджелес, обязывающего порноактеров использовать в фильмах презервативы. Расскажите, почему контрацептивы хороши для всех, кроме вас.

ДИН Я обожаю кондомы. Они прекрасны. Вне порнобизнеса я имел незащищенный секс всего пять или шесть раз в жизни. Я считаю кондомы идеальным средством для масс. Но мы – профессионалы! Давайте проведем параллель с каскадерами в кино. Вы определенно должны надевать шлем, катаясь на мотоцикле, – глупо не надевать. А вот каскадер, который снимается в кино, выполняет свои трюки без шлема – потому что ему платят за то, чтобы он делал все без защиты и страховки. Так же и в сексе: если ты имеешь беспорядочные сношения – пусть даже с людьми, которых знаешь и которым доверяешь, – тебе обязательно нужно нацепить кондом. Но если кто-то считается тренированным профессионалом и работает в самой проверенной и безопасной среде из всех возможных, для него нужно сделать исключение. Как каскадер имеет право прыгать на своем мотоцикле через пролеты мостов без шлема, так и порноактер должен быть свободен от презервативов.

PLAYBOY Вы как-то раз заявили, что мечтали стать порнозвездой еще с детского сада. Это ведь была шутка?

ДИН Я научился изображать половой акт еще до того, как пошел в школу. В садике у меня были неприятности из-за того, что я лез целоваться ко всем девочкам. Я мечтал о сексе еще до того, как вообще узнал, что это такое! Как-то раз я сбежал из детского сада, чтобы выпить и закусить, – да, я был тем еще мальчиком, – и где-то на его задворках обнаружил в кустах порножурнал. Я просмотрел его и понял: за это платят, есть люди, для которых это – работа! Я стану таким же! Это станет и моей работой тоже!

PLAYBOY Вам было 11, когда вышли «Ночи в стиле буги». Вы их смотрели? Дирк Дигглер был хорошим эталоном для отрока, решившего стать малолетней порнозвездой?

ДИН Не совсем. Я сразу понял, что в этом фильме что-то не так. Я уже был достаточно большим, чтобы понимать: кино и жизнь – разные вещи. Я посмотрел этот фильм только потому, что раз уж я не мог тогда покупать саму порнуху, то приходилось довольствоваться мэйнстримовским кино о ней. «Ночи в стиле буги» можно было спокойно взять в видеопрокате, так что я сходил, взял их и подрочил на них дома. Сексуальная сцена с Джулианной Мур и Марком Уолбергом прекрасна. Я ее столько раз пересматривал.

PLAYBOY Искусству порнозвезды не обучают в колледжах. Как же тогда выявить в себе склонности к этому ремеслу?

ДИН Как-то раз я слушал по радио передачу с Дженной Джеймисон. Я был подростком и уже точно решил, что пойду в эту индустрию, но все еще не понимал, с чего начать. Так вот, Дженна Джеймисон была гостьей в том шоу, и ей звонили все эти чуваки, которые считают себя несостоявшимися порно­звездами, и спрашивали совета. Все они были довольно противными – «Эй, если ты думаешь, что у тех парней из порнофильмов длинные члены, ты просто не видела мой!» В конце концов они ее достали, и она такая говорит: «Послушайте, вы все и вправду хотите стать порнозвездами? О’кей, запритесь в комнате с двадцатью незнакомцами и помастурбируйте хотя бы часок. Причем так, чтобы у вас ни разу не упал. А когда кто-нибудь закричит вам: «Кончай!» – вы должны кончить. И вот если все это у вас получится – тогда, значит, вы и вправду созданы для порнухи». А я подумал: «Замечательная идея, у меня обязательно получится!»

PLAYBOY И вы пошли и начали мастурбировать на глазах у окружающих?

ДИН Не мастурбировать – заниматься сексом. Я катался по Пасадене и трахал всех девчонок. Приходил с ними на вечеринки и занимался сексом на публике. Никого это не смущало, никто не испытывал отвращения – я быстро в этом уверился. Я всегда был парнем, который на просьбу снять штаны ответит: «Нет проблем, если вам это понравится. Вам точно будет по кайфу смотреть на мой пенис? Потому что мне вам его показывать – по кайфу». Я уважаю чувства людей, эти ограничения важны для меня.

PLAYBOY То есть чтобы прийти в порнобизнес, достаточно просто не иметь проблем с эксгибиционизмом?

ДИН Вообще-то нет, не совсем. Снимать порно – это совсем не то, что иметь секс на публике, уж это-то многие умеют. Но в порнобизнесе нужна еще и постоянная способность поднимать и опускать член по требованию. В порнухе не бывает предварительных ласк. В ней никто не будет тебя возбуждать и эротично будоражить. Ты просто сидишь перед съемочной группой и обсуждаешь с партнершей, что она ела на завтрак или как грустно, что ее кот Флаффи попал под машину. А потом режиссер говорит: «Мотор!» – и у тебя должен тут же встать и отжечь. Никто не станет ждать, пока ты настроишься на сексуальную волну. Надо уметь переключаться, как тумблер.

PLAYBOY Вы сняли хоум-видео со звездой шоу «Дочки-матери» Фарой Абрахам, а потом вы оба начали поносить друг друга в таблоидах. Изложите свою версию конфликта.

ДИН Случилось вот что. Мне позвонили и спросили, хочу ли я сделать видео с Фарой. Говорят: «Мы обставим все так, будто вы тайно встречаетесь, потом об этом узнает пресса, и все это покажут по ТВ». Видео потом якобы кто-то должен был украсть, а сама Фара типа ничего не знала. Это была совсем гнилая тема, и я им сказал, что не желаю с этим связываться, пусть наймут кого-нибудь еще. Тогда они пообещали мне, что не станут вовлекать СМИ. Я еще раз переспросил, могу ли говорить правду, если меня спросят об этой пленке, – потому что врать я не собирался. Они говорят: «Мы уверены, что никакие СМИ тебя не побеспокоят». Потом мы сняли видео, но в тот момент, когда мы выходили из ее номера, нас снял какой-то папарацци. На следующий день мне звонят с телевидения и спрашивают, встречаюсь ли я с Фарой Абрахам. Я сказал, что нет. «А что же вы тогда делали в ее отеле?» – «Снимался в порно». – «А, ну ладно… Всего хорошего». Вот в чем состоит вся долбаная драма, порвавшая эфир.

PLAYBOY Она обвинила вас в том, что у вас маленький член. Покритикуете в ответ ее навыки порноактрисы?

ДИН Она была великолепна. Я правда так думаю. Она сначала немного стеснялась камер, но это ведь был ее первый порнофильм, так что понять ее можно. Ну а что до ее ремарки про маленький пенис – что ж, думаю, она имеет право на такое мнение. Если кто-нибудь считает, что у меня маленький член, – да ради бога. Мне не жалко. Никакой обиды я от этого не испытываю и уж тем более не намерен устраивать с кем-либо публичные состязания «кто дальше поссыт».

PLAYBOY Многие знаменитости снимали хоум-видео – от Памелы Андерсон до Пэрис Хилтон. Вы бы хотели поучаствовать в чьем-нибудь?

ДИН Трудно сказать. Многое зависит от личности. Вы смотрите на какую-нибудь Холли Берри или Шарлиз Терон – и кажется, что они восхитительны. Но я не знаю их лично. А все звезды, с которыми я знаком, – абсолютные суки. Личность влияет на многое… Ладно, вот ответ на ваш вопрос: партнерша для видео моей мечты – это девушка, которую я знал в девятом классе. Я благоговел перед ее красотой. Она не снималась в порнухе, но я бы очень хотел поиметь с ней секс. Но не поимел. Мы встречались, и я даже ублажал ее пальцем, но настоящего секса так и не случилось. Она уберегла себя.

PLAYBOY В непорнографическом фильме «Каньоны» вы снялись в сцене оргии с Линдсей Лохан. Можете сравнить эти съемки со съемками реальных оргий в порно?

ДИН Ну, там-то оргия понарошку была. Никто не занимался реальным сексом. Мы, конечно, все были голыми, но в целом это пантомима, не больше.
В фильме две сексуальные сцены, но они сняты не ради секса, а для придания динамики сюжету, показа развития отношений героев. Я не хочу ничего говорить о Линдсей – потому что люди всегда подадут это под негативным соусом. Все, что я о ней говорил, всегда вырывалось из контекста, перевиралось и превращалось во что-нибудь ужасное. Я знаю, как таблоиды «раскручивают» сенсации. Нас сфотографировали выходящими вместе из бара, как мы держимся за руки и садимся в машину Линдсей. Все тут же закричали: «Что происходит? Они пара?» Но мы ведь просто играли пару в кино! Перед съемками нам нужно было познакомиться, узнать друг друга поближе.
А когда мы выходили из бара, Линдсей была пьяна, а я трезв. Я отвез ее домой на ее машине, потому что у нее самой печальный опыт вождения в таком состоянии. И все, конец истории.