Джеймс Франко и писатель Том Бисселл обсуждают плохое кино

22.09.2016

Писатель Том Бисселл — о культовом фильме «Комната» как примере плохого кино и вообще о художниках, создающих ужасные произведения искусства.

Джеймс Франко

Фото: Dave Ma, Playboy

ФРАНКО Ты восемь лет колесил по миру, объезжая предположительные места захоронения двенадцати апостолов, ради новой документальной книгой «Апостол». Но вдруг бросил все, чтобы написать другую книгу, Extra Lives, о видеоиграх. В чем причина такого резкого разворота?

БИССЕЛЛ С этим «Апостолом» я впал в настоящую депрессию, потому что поначалу вообще не понимал, о чем я, черт побери, пишу. Я исписывал кучу страниц, набрасывал и перечитывал тысячи заметок. Со временем я уже начал впадать в отчаяние от этого проекта. И тут вышла игра Bioshock. И всякий раз, садясь за нее, я думал: поиграю пару часиков — и обратно, писать! А потом приходил в себя и понимал, что уже десять вечера: «Черт, на что я потратил целый день!»

Затем я открыл, что кокаин — отличная штука: с ним можно лихорадочно писать час, затем на четыре часа влезть в Сеть и поиграть там в Call of Duty, чтобы потом еще час усиленно работать над книгой. Я долго прожил один в Эстонии, и именно там это дело все-таки пошло на спад.

Как-то под кокаином я подцепил, скажем так, девушку сомнительной репутации, чей бойфренд состоял в местной мафии. Именно она помогла мне понять, что я должен уехать из Эстонии и завязать с наркотой. Мы с ней как-то лежали в постели, абсолютно обдолбанные, и тут она мне говорит: «Если бы мой парень узнал о нас с тобой, он бы тебя убил».

Я помню, как лежал и думал: «Он меня убьет, блин. Точно убьет!» И тут-то я понял, что пора убираться оттуда на хрен, потому что дело плохо: я ничего не пишу, постоянно хожу упоротый и по 15 часов в день рублюсь в компьютерные игры. Потом меня здорово встряхнуло, когда я сам стал профессионально работать в индустрии компьютерных игр. И теперь я играю совсем немного по сравнению с тем, что было когда-то.

Этот фильм — как симфония, в которой каждая нота сыграна слегка фальшиво

ФРАНКО В Extra Lives ты пишешь, что не собираешься проводить в ней сравнение между видеоиграми и другими формами искусства. Ты по-прежнему думаешь так об играх, даже работая сейчас в творческой команде, которая занимается их созданием?

БИССЕЛЛ Раньше я полагал, что главное в видеоиграх — их возможности в изложении историй. Но теперь так не считаю. История — лишь небольшая часть творческого наполнения игры. Это прозвучит глупо, но я все равно скажу: разработка сценариев боевых столкновений в играх — настоящая форма искусства. То, откуда появляются враги, какой будет геометрия уровня, где будет проходить линия огня... Это суперинтересный вид художественного творчества.

ФРАНКО А еще ты ввел понятие «лудонарративного диссонанса»...

БИССЕЛЛ Это когда сценарий игры объясняет тебе, почему твой персонаж — хороший и изо всех сил творит добро, хоть по ходу игры он регулярно стреляет людям в головы. Это — ключевая проблема видеоигр. Именно в этом и заключается игровое повествование.

ФРАНКО Ты написал книгу Disaster Artist вместе с Грегом Сестеро, сыгравшим главную роль в фильме «Комната», который считают культовым, прямо-таки идеальным воплощением плохого кино. Чем тебя привлекла «Комната»?

БИССЕЛЛ Это единственное известное мне произведение искусства, в котором — и я говорю об этом с искренней, страстной любовью, — все без исключения творческие решения оказались неправильными. Этот фильм — как симфония, в которой каждая нота сыграна слегка фальшиво.

ФРАНКО Но плохих фильмов полно. Чем «Комната» выделяется среди них?

БИССЕЛЛ Это — воплощение буйного воображения, которое само не знает, что делает, да еще и функционирующего в рамках системы, специально построенной так, чтобы не дать людям вроде режиссера «Комнаты» Томми Вайсо делать кино.

В литературе — другое дело: книжки, издание которых финансируют сами авторы, публикуются постоянно. В литературе таких Томми Вайсо — как грязи. Но в кино их нет, потому что, пожелай такой Томми Вайсо снимать кино, ему придется убедить сотню человек делать то, что он задумал.

Черт возьми, я смотрел «Комнату», по крайней мере, сотню раз, и сегодня вечером посмотрю опять

ФРАНКО Но сейчас есть же масса мест, где зрителю предлагают плохие фильмы, — взять хотя бы YouTube.

БИССЕЛЛ Но они скучные. А «Комната» совершенно не скучна. Каждый момент в ней восхитителен. Черт возьми, я смотрел ее, по крайней мере, сотню раз, и сегодня вечером посмотрю опять. Скажи мне: «Слушай, давай посмотрим «Комнату!» — и я отвечу: «Блин, конечно, давай!». И, наверное, я опять увижу в ней что-то новое. Думаю, Томми — настоящий художник, и я говорю это с учетом всей многоплановости и почетности этого звания.

Это интересно:

Рэпер Уиз Халифа: о бифе с Канье Уэстом и решении вопросов за углом >>

Мэрилин Мэнсон: я закончу в тюрьме или на электрическом стуле >>

Джереми Реннер: думайте обо мне что хотите >>

Дэвид Финчер: люди думают, я откусываю головы щенкам >>

Хоакин Феникс: я конченый трус >>

Кристоф Вальц: я могу говорить о Тарантино часами >>

Рассел Кроу: если ты грубишь мне, я, черт возьми, тоже буду грубить >>

Мохаммед Али: откровенный разговор с поэтом >>