Джон Гудман: селфи с фанатами — это точно не мое

20.01.2020

В отличие от своих персонажей, в жизни Джон Гудман не очень-то разговорчив.

shutterstock_editorial_5611822au

Фото Shutterstock/Fotoodom.ru

Но к счастью для нас, актер пришел на интервью в хорошем настроении. Мы поговорили с ним об апокалипсисе, о берлинцах и их метро, а также о раздражающих актера селфи.

Кто не знает Джона Гудмана? Его знают все. Роль в комедийном сериале «Розанна» (шел с 1988 года) принесла ему популярность, а благодаря роли в «Большом Лебовски» (1998) он обеспечил себе место на вершине киноолимпа. (Хотя, кто знает, возможно, кто-то его запомнил по роли во «Флинтстоунах»?)

source

Так или иначе, Джон Гудман знает и каково это — быть на дне: 66-летний актер много лет страдал от алкогольной зависимости.

Прежде чем мы приступим, хотелось бы еще раз напомнить, что интервью с Гудманом — сложная задача, требующая стараний и терпения. Даже если у вас назначена с ним встреча, это еще не значит, что актер действительно будет разговаривать с вами.

Отвечать на вопросы — далеко не излюбленное занятие лауреата премии «Золотой глобус», потому его реплики зачастую бывают односложными. Во время интервью с немецким журналистом Патриком Хайдманном Гудман даже умудрился заснуть (в защиту журналистской чести Хайдманна следует сказать, что у Гудмана, вдобавок к его и так довольно своеобразной манере общения, были серьезные проблемы со спиной, поэтому он принял сильные болеутоляющие и остался лежать на диване).

Но в день нашего интервью, по-видимому, все сложилось удачно: и физическая форма, и настроение актера. Беседа проходила в канун премьеры фантастического фильма «Битва за землю». В качестве приветствия он даже смог выдавить из себя пару фраз на немецком.

gk9sfyfwo8h4oZHZj1tbYiO8ZfH

Мрачную картину нашего будущего после вторжения инопланетян рисует фильм с участием Гудмана «Битва за Землю»

ГУДМАН Guten Tag, wie geht’s? (Добрый день. Как дела?)

PLAYBOY Хорошо, спасибо. Надеемся, у вас тоже, мистер Гудман! Особенно после того, как в новом фильме вам пришлось жить в постапокалиптическом обществе под властью инопланетян. Почему кино так одержимо концом света?

Вероятно, потому, что и в жизни у нас почти каждый день складывается впечатление, что мир рушится. (Смеется.) Рано или поздно нас постигнут различные катастрофы, вы не думаете? Так что я могу только представить, какой коварный образ будущей реальности Голливуд нам еще покажет. Из серии: «Cмотри, все может быть еще хуже».

А вы беспокоитесь о будущем?

На протяжении многих лет я пытался заставить себя думать прежде всего о Здесь и Сейчас. Прошлое не может быть изменено в любом случае, и я мало чем могу повлиять на будущее. Но по крайней мере я могу немного преобразить настоящее. Если очень часто думать о том, какие катастрофы нас ожидают в будущем и все время переживать по этому поводу, то это действительно может с нами случиться. Вот почему я запрещаю себе думать об этом.

Следите ли вы за новостями? Или на них также не обращаете внимания?

Новости имеют место в моей жизни, ибо они о настоящем. Здесь, в США, у нас не все гладко, поэтому я непременно хочу быть в курсе событий. К сожалению, в наши дни становится все труднее найти более-менее объективные новости среди всех этих историй, написанных с какой-то конкретной целью или людьми с субъективным мнением. Поэтому я ищу информацию о политических событиях не в интернете, а из проверенных источников.

shutterstock_editorial_7765338f

Фото Shutterstock/Fotoodom.ru

Вы имеете в виду новости по телевидению или в газетах?

И то, и другое, но все же хорошие газеты для меня на первом месте. Старая добрая New York Times, конечно, ну и, само собой, британская газета Guardian, которую я также регулярно читаю, чтобы иметь возможность видеть события глобально, а не только с американской стороны. Если бы я мог, читал бы и французские, и немецкие газеты. Думаю, они тоже очень хорошие.

Можно ли сказать, что вы всерьез интересуетесь немецкой культурой?

Мне просто посчастливилось часто сниматься в Германии, неоднократно в Бабельсберге, но также и в Саксонии. С Южной Германией я знаком гораздо меньше, чем с Берлином. Но где бы я ни был, очень впечатлен, особенно людьми. Немцы очень дружелюбны и с хорошим чувством юмора.

Моим великим кумиром тогда был, без сомнения, Аль Пачино

Дружелюбный и с чувством юмора — это непохоже на типичного берлинца...

Скажу так: у берлинцев, как я слышал, нет времени на глупые сплетни и ненужную болтовню. (Смеется.) Это мне в них определенно нравится.

Вы живете в Новом Орлеане, верно?

Да, для Нью-Йорка я уже слишком стар. Я уже не могу вынести такое количество людей сегодня. Становлюсь нервным и беспокойным, когда меня окружает так много незнакомцев. Поэтому несколько дней в Нью-Йорке мне вполне достаточно. Для меня Новый Орлеан — безусловно лучшее место для жизни.

Когда вы только начинали актерскую карьеру в 1970-х, кто был для вас образцом для подражания?

Моим великим кумиром тогда был, без сомнения, Аль Пачино. «Крестный отец» стал фильмом, который действительно показал, на что способны актеры и режиссеры. Не говоря уже о великолепной карьере Аль Пачино, которую он потом сделал. В середине 80-х мне наконец выпал шанс с ним встретиться, и я был тогда под большим впечатлением. Никогда не испытывал такой страсти, с которой он говорил о своей работе. Я думаю, что актерство — это действительно дело его жизни. Я замучил его вопросами и ловил каждое слово. Работать с ним тогда было бесценно.

shutterstock_editorial_8509821g

Фото Shutterstock/Fotoodom.ru

Эта огромная страсть к работе — а у вас она еще есть?

Я вам скажу так: у меня она появилась снова. Поскольку я всегда, что называется, в разных фазах. Честно говоря, снимать фильмы — невероятно скучно. Ты сидишь, кажется, целую вечность, ты далеко от дома... Это накладывает отпечаток. Особенно если снимать несколько фильмов подряд. Кроме того, ты постоянно на нервах, вкладываешь много сил в дело, а конечный результат все равно дерьмо. Но несколько лет назад я поехал в Лондон и снова вышел на театральную сцену. Это было захватывающе, я оказался в ином творческом пространстве, и это разожгло во мне огонь вновь. И он все еще пылает благодаря моим коллегам, таким, как Бри Ларсон.

Вместе с этой актрисой вы играли в фильме «Конг: Остров черепа»...

Именно. И во время съемок Бри меня поразила. Я почувствовал в ней эту страсть, которая была тогда в Аль Пачино. Даю гарантию, что она себя еще во многом покажет. При этом она совершенно нормальная и приземленная. Бри заботится обо всех, кто ее окружает, что делать вовсе не обязательно, но чрезвычайно важно. А из парада актерских эго еще никогда не получался хороший фильм.

KSI-06277r-VFX

«Конг: Остров черепа». В кадре актер боролся со сверхъестественным противником, а в жизни познакомился со своей коллегой Бри Ларсон, которая его очень вдохновила

Слава пришла ко мне неожиданно, и я долго чувствовал себя не в своей тарелке

А кроме Бри Ларсон, кто еще из ваших коллег произвел впечатление?

Ух, у меня мозг как решето, поэтому, наверное, мне сложно в один момент вспомнить много классных людей. Однако Оскар Айзек определенно является тем, с кем работать в последние годы было одним удовольствием. Даже на новом канале HBO Comedy, на котором я сейчас работаю, есть некоторые коллеги, которых я не знал прежде. Их способности к импровизации очень вдохновляют. Всегда радует, когда видишь, как молодые люди делают что-то другое — что отличает от других.

К счастью, я так плохо работал, что меня почти сразу же уволили

Вы поступили в колледж благодаря своей футбольной стипендии еще перед тем, как пришлось попрощаться со спортивной карьерой из-за травмы. Вы когда-нибудь сожалели об этом?

Нет, поскольку я уже точно знаю, что актерство было не просто заменой, а моим настоящим призванием. Это гораздо больше, чем работа, и я с самого начала полностью ощущал себя в своей тарелке. Благодаря актерству у меня проснулся интерес к языку и литературе и я сумел увидеть мир. С футболом я бы всего этого не достиг.

Однако прошло немало времени, пока вы достигли успеха. Где вам приходилось работать, чтобы держаться на плаву, прежде чем вы стали зарабатывать исключительно актерством?

Хуже всего было, когда мне пришлось в течение нескольких недель продавать всякую дрянь по телефону. У меня было сломано колено, и мне наложили гипс. Я едва мог двигаться. Была середина лета, а мне приходилось звонить всем подряд и впаривать всякий ненужный хлам. Чего там только не было! К счастью, я так плохо работал, что меня почти сразу же уволили.

Лишь в конце 80-х благодаря сериалу «Розанна» вы стали известным. Наслаждались лучами славы?

Я наслаждался работой. Сериал «Розанна» был одним из лучших и самых важных событий в моей жизни. Но слава пришла ко мне неожиданно, и долгое время я чувствовал неуютно. Перспектива потери личного пространства была довольно устрашающей. Я еще долго не мог смириться с этим аспектом моей работы.

shutterstock_editorial_5883651d

В США Гудман прежде всего известен по роли отца семейства в популярном ситкоме «Розанна». Фото Shutterstock/Fotoodom.ru

Как вы думаете, какими ролями вы больше всего запомнились зрителю?

Роль Дэна Коннера в «Розанне», конечно, но «Большой Лебовски», несомненно, также лидирует в этом списке. Впрочем, тот сумасшедший ажиотаж вокруг «Большого Лебовски», похоже, немного приутих.

Правда? Ведь фанаты фильма все еще устраивают фестивали и события в честь фильма. Вам приходилось бывать на таких мероприятиях?

Один раз в Нью-Йорке. Кажется, это была 15-я годовщина фильма. Довольно странное мероприятие. Там были Джефф Бриджес, Джулианна Мур, Джон Туртурро и Стив Бушеми. Мы все сидели на сцене в огромных креслах, похожих на трон. К сожалению, я сидел по другую сторону от ведущего и не мог слышать его вопросы, поэтому приходилось каждый раз вставать и идти к нему через всю сцену. Это было довольно неловким моментом.

1_LHIQIeOAdRytk143aRKVtA

Роль в фильме «Большой Лебовски» (с Джеффом Бриджесом и Стивом Бушеми) по-прежнему приносит дивиденды славы 66-летнему актеру

И каково было снова увидеть фильм после стольких лет?

Честно говоря, я не остался на просмотр фильма. Да, конечно, это было бы здорово: посмотреть его вместе со всеми фанатами. Мы бы вместе смеялись над шутками, переживали все главные моменты...

Но у меня не было желания участвовать во всем этом, особенно принимать участие в селфи-сессии. Это точно не мое. По меньшей мере половина людей, по моим наблюдениям, не умеет нормально пользоваться камерой смартфонов. Поэтому для одного фото времени уходит намного дольше минуты. И я постоянно слышу только это: «Секундочку, давайте попробуем еще разок, пожалуйста!». И вот приходится стоять с застывшей улыбкой на лице... Одним словом, если у меня есть малейшая хотя бы возможность избежать подобных мероприятий, я стараюсь не участвовать в них. Такой участи хочу избежать!

Стал ли для вас лично фильм «Большой Лебовски», как и для фанатов, особенным? Какие из своих работ вы больше всего любите вспоминать?

Безусловно, сотрудничать с братьями Коэн — это всегда здорово (речь идет о режиссерах, сценаристах и продюсерах фильма «Большой Лебовски» Итане и Джоэле Коэнах. — Прим. ред.). И как я уже сказал, работать над сериалом «Розанна», а сейчас и над его продолжением, а также сериалом «Коннеры» — это тоже огромное удовольствие.

Но если бы мне пришлось выбирать что-то одно, то, наверное, я бы вернулся к теме нашего разговора о Берлине и сказал бы так: я бы еще раз снялся в военной драме «Охотники за сокровищами» Джорджа Клуни. Мы снимали его в немецком городе Бабельсберге. В конце концов фильм оказался, скорее всего, провальным, уж явно не для массового зрителя, но больше нигде я не получал такого удовольствия от съемок, как тогда. Я вам точно говорю: с Германией у меня связаны только хорошие воспоминания!

Почитайте также интервью с другим легендарным актером, который тоже крайне редко и неохотно дает интервью — Джоном Малковичем.