ДЖУЛИАН АССАНЖ

26.09.2011

А был ли мальчик? Учитывая скудность данных о детстве основателя WikiLeaks, это вопрос открытый. Исследователи склоняются к тому, что все-таки был: родился в австралийском Таунсвилле в 1971 году и терпел муки пубертатного периода до приобретения доисторического модема в 1987-м. С этого момента начинается взрослая жизнь Джулиана Ассанжа, которая куда интереснее детства. Относительно последнего скажем лишь, что мальчик Ассанж, по его собственному признанию, к 14 годам успел сменить 37 адресов, не всегда даже успевая устроиться по ним в школу. Отчим Джулиана, от которого мать в 1979 году родила ему сводного брата, оказался сектантом из секты «Семья», члены которой якобы обязаны отдавать детей Верховной Жрице, и мать мигрировала с места на место, опасаясь за судьбу детей. Оставив сомнения в возможности процветания подобной секты в цивилизованной Австралии на совести сомневающихся, отметим красоту легенды и двинемся дальше.

Итак, Джулиан покупает модем и становится совершенно новым Джулианом. В сетях доинтернетовской эпохи сей отрок быстро становится столь же уважаемым трендсеттером, сколь в нынешнем российском ЖЖ – Навальный, Другой и Антон Носик. Ник Mendax он заимствует у Горация: его splendide mendax (великолепный лжец) вызывал у юноши восторги поистине недетские. Под этим ником он собрал свой первый хакерский проект – net-ополчение Worms Against Nuclear Killers («Черви против ядерных убийц»). «Черви» взламывали закрытые системы организаций, подходивших, по их мнению, под определение Nuclear Killers, выуживали информацию, но из строя их никогда не выводили: блюли кодекс чести. Так продолжалось до 1991 года, когда Ассанжа с подельником взяли за взлом сервера Nortel. Развиртуализированный борец с системой оказался не таким крепким орешком, как его сетевое альтер эго, и на первом же допросе признал себя виновным по всем 25 пунктам обвинения. Возможно, именно поэтому юный компьютерный Че не попал в тюрьму, отделавшись штрафом.

До самого 2006 года, вошедшего в новейшую историю как год основания WikiLeaks, Ассанж влачил безбедное существование рядового суперхакера. Череду похожих друг на друга дней, проводимых в блужданиях по недрам взломанных сетей, иногда прерывали яркие события вроде обвинения в хищении 500 000 000 из «Ситибанка» (впоследствии, впрочем, не подтвердившегося) или выхода книги о хакерах Underground, которую Джулиан написал в 1997 году в соавторстве с Сьюлетт Дрейфус. Скорее всего, Ассанж так и умер бы лет через 50 за монитором своего компьютера, анонимный и безвестный широкой публике. Но произошло то, что произошло.

Dolby систему WikiLeaks выбрал родиной Швецию – страну, максимально лояльную к свободе слова. Изначально было заявлено, что главной целью создания ресурса является борьба с коррупционными режимами недоразвитых стран третьего мира вроде Нигерии или России. Официальные лица цивилизованных держав хлопали в ладошки и, как водится на Западе, души не чаяли в этих борцах за демократию во всем мире. В 2008 году, например, международная правозащитная организация Amnesty International с помпой наградила его за разоблачение коррупции в руководстве Кении. Однако не успело пройти и года, как Ассанж сотоварищи запустили первую ласточку, неприятно удивившую Госдеп и американских силовиков. Опубликованная на сайте информация касалась всего лишь резолюции сомалийского исламского суда о казни правительственных чиновников; другое дело, что взята она была из неназванного источника в ЦРУ. Впрочем, среди его сотрудников и раньше водились крысы, потому разведчики, поскрипев зубами, о WikiLeaks забыли. А когда снова вспомнили, было уже поздно.

Летом 2010 года одним мощным потоком, смывающим остатки позитивного имиджа с армии США, Джулиан вылил на просторы Сети около 100 000 секретных документов об Афганской бойне. Наибольшей популярностью пользовался видеоролик, запечатлевший расстрел с воздуха журналистов и мирных жителей. Пока люди падали штабелями, солдаты армии США перешучивались за гашеткой, как будто играли в on-line-игрушку. Все эти свидетельства некрасивого поведения Дяди Сэма Джулиан не только поместил на своем сайте, но и отослал для подстраховки в ведущие мировые СМИ, от Al-Jazeera до New York Times. Американских военных снова, как в 60-е, стали встречать на родине с плакатами «Детоубийцы». По миру прогремело несколько международных скандалов разной степени тяжести. Вояки неубедительно лепетали, что «упомянутые вещи происходили в Афганистане до начала реализации новой афганской стратегии Барака Обамы», но в конце концов им не оставалось ничего, как признать вину и обещать произвести расследование. Нет сомнений, что многих посадят – так же, как до сих пор сажают ветеранов иракской кампании, любивших поснимать на мобильник предсмертные муки мирных «саддамитов». Американцы и вправду думают, что на войне можно быть благородным, и с этим мнением правительству приходится считаться.

Как и следовало ожидать, он пробил молниеносно. Уже в сентябре 2010 года шведская прокуратура неожиданно возбудила против Ассанжа уголовное дело по обвинению в сексуальном домогательстве и изнасиловании сразу двух женщин. Почему не в обиженной Америке, а в Швеции, стране, максимально лояльной к журналистам? Наглядное представление об отношениях между мировым гегемоном и Швецией дается в одной из рассекреченных Ассанжем директив Госдепа. В ней старшие товарищи подробно разъясняют представителям независимых стран Запада, на каком именно месте речи Махмуда Ахмадинежада на 65-й Генеральной Ассамблее ООН им надлежит демонстративно встать и выйти вон в знак протеста. Шведскому делегату велели разгневаться во время пассажа про Холокост. Однако в тот раз иранский президент решил не касаться любимой темы и ни одного слова о Холокосте в течение всей речи так и не произнес. Растерянный швед так и остался сидеть на месте, хотя остальные европейцы зал покинули.

Однако вернемся к вопросам секса. Тихоне Ассанжу вменили в вину то, что он «вступил в половой контакт с мисс A без презерватива, вопреки просьбам с ее стороны, а с мисс Б – без ее ведома во время сна». Имена «потерпевших» в официальных документах не раскрываются, однако в прессе тут же всплыли некие Анна Арден и София Вилен. Согласно официальной версии первая организовывала один из визитов Ассанжа в Швецию (в которой он плотно общался с поддерживающей WikiLeaks Пиратской партией) и после вечеринки зазвала его домой, где и случилось cтрашное. Пару дней спустя все та же Анна познакомила Джулиана со своей подругой Софией Вилен, которая также пригласила его на ночь к себе домой – само собой, попить кофе и обсудить проблемы демократии. Однако Ассанж понял Софию неправильно и вступил с ней в половую связь, даже не разбудив. Через пару дней подруги якобы списались в соцсети, дабы похвастаться друг дружке своими сексуальными похождениями, и поняли, что в последних поучаствовал один и тот же мужчина. Налицо обман их чувств, решили девушки, а значит – харрасмент и изнасилование. Хронологическое совпадение инцидента с кампанией травли, которой Ассанж подвергся по всему миру, разумеется, случайно. Если София – блеклая дама в очках, о которой и сказать-то нечего, то Анна Арден – фигура весьма колоритная. Эта 30-летняя дама в соку, внешне вовсе не ущербная, является одним из лидеров европейского феминизма. В университете Упсалы она отвечала за гендерное равенство и читала однокурсникам лекции про ущемление прав. Став преподавателем, прославилась тем, что подала в суд на не слушавшего ее студента с аргументацией, что своим пренебрежением он якобы оскорбил ее женское достоинство и дискриминировал, используя инструмент маскулинного подавления женской воли; когда же студент попросил прощения, он получил второй иск – за то, что умалил ее чувства и переживания, утверждая свое превосходство по половому признаку. В своем блоге фрекен Арден разместила инструкцию по мести мужланам-обидчикам, а чуть раньше организовала на Кубе оппозиционную Фиделю феминистскую группу «Дамы в белом», открыто финансировавшуюся Госдепом США. Читая сей послужной список, остается лишь гадать, как такая замечательная во всех отношениях дама вообще могла пустить в свой дом столь мерзкое, дискриминирующее и ущемляющее права существо, как мужчина. Дело, впрочем, тут же закрыли – но лишь для того, чтобы спустя пару дней открыть снова. На момент сдачи этого номера Джулиан Ассанж находится в Англии под залогом в 240 000 фунтов и подпиской о не выезде, ожидая экстрадиции в Швецию. Он с удовольствием раздает интервью и даже пишет мемуары – к чему, как он объясняет, его просто вынудили: судебные издержки довольно внушительны, а тут – стопроцентный бестселлер.

Как уже говорилось, параллельно с абсурдным судебным процессом в традициях Кафки лучшие представители цивилизованного мира развернули глобальную кампанию «Скажем «нет» врагу народа, пьянице и дебоширу Джулиану Ассанжу». В начале декабря прошлого года его счета в швейцарс­ком банке PostFinance были заморожены. Предлогом стал тот факт, что при заполнении бумаг Джулиан неверно указал место жительства. Да, сумма на счету Ассанжа составляла чуть более 30 000 евро, но кто-нибудь еще верит в независимость швейцарских банков?Компания PayPal также проявила чудеса лояльности властям лучшей страны мира, отказав в обслуживании фонду Wau Holland, занимавшемуся сбором пожертвований сочувствующих WikiLeaks. Завидная гибкость обнаружилась и у руководства Amazon, которая предоставляла сайту WikiLeaks место на сервере, а потом вдруг перестала. Поводом к этому послужило ни к чему не обязывающее дружеское письмо от сенатора Либермана, в котором тот просил компанию проявить гражданс­кое сознание. От ворот поворот получило даже доменное имя WikiLeaks.org – EveryDNS отказалось его поддерживать, мотивируя это тем, что от постоянных DDoS-атак на него страдают еще 500 000 ни в чем не повинных сайтов. Если кто и мог вызвать уважение в этой череде прогибов властям, то только компания Mastercard. Да и то лишь потому, что заявила напрямую: мол, мы не ищем смешных предлогов, а просто блокируем все платежи WikiLeaks, ибо устав наш гласит: никто из клиентов не может заниматься ничем незаконным. Примеру Mastercard вскоре последовала и платежная система Visa. Но дальше всех пошла почта Австралии, решившая просто снести дом, в котором находится почтовое отделение с абонентским ящиком, используемым WikiLeaks для сборов пожертвований. В довершение всего Facebook и Twitter заблокировали аккаунты сторонников Джулиана по подозрению в организации хакерских атак. Последним мазком на этой грустной картине человечес­кой подлости стал эпизод с австралийским изданием Zoo Weekly (не правда ли, говорящее название?), выбравшем обложенного со всех сторон Ассанжа худшим австралийцем года. Впрочем, незадолго до этого читатели более уважаемого Time назвали Джулиана человеком года, а в рейтинге самых влиятельных людей в СМИ от газеты Guardian он занял 58-ю строчку. Ведь, как бы там ни было, заслуга Ассанжа не в том, что он продемонстрировал миру демократический беспредел, когда цивилизованные люди в мгновение ока превращаются из респектабельных европейцев в свору псов, рвущих на части всякого, кто пытается сказать им правду. Он не смог победить систему, но, как рыжий Макмерфи из «Пролетая над гнездом кукушки», хотя бы попытался – и пару раз нагнул ее довольно крепко. А в наше запуганное время это многого стоит.