Герои столичной DJ-сцены Black Cupro: 16 вопросов «людям в черном»

26.03.2020

Какие же парни крутые!

Герои столичной DJ-сцены Black Cupro: 16 вопросов «людям в черном»
Фото Kim West

Playboy допросил каждого по отдельности и разобрался, что за «темные делишки» у участников проекта Black Cupro Паши и Шерри.

PLAYBOY: Паша, Шерри, почему вы хотели, чтобы в названии группы обязательно было слово black?

ПАША: Просто нам нравится черный цвет, да и стиль одежды Black Cupro такой, «черный». Когда мы давали название проекту, первым у нас всплыло слово black. Ну и Шер у нас на пятьдесят процентов «блэк» (смеется), так и получилось.

ШЕРРИ: Черный для меня символизирует загадку. Черная дыра, черная материя, тьма, ночь... Cupro — в переводе «темный материал», то есть получается дважды черный. А в нашем проекте два участника, значит, мы «дважды черные», я и Павел. То есть мы страшно загадочные (шучу).

PLAYBOY: #ГуляйВася — действительно гимн всех свободных женщин?

ПАША: Интересная история с этим треком. Эту песню спела прекрасная Alateya, певица из Санкт-Петербурга. Когда мы готовили слова и мелодию, получился такой женский посыл, и то, что песню спела «девочка», наградило композицию особым звучанием. А потом выстрелило: «Гуляйвася, гуляйвася»... И нам стали девушки писать: вы специально это для нас написали? А мы такие: «Ну, конечно!». Девчонки делятся, что в моменты, когда одиноко, когда непонятно что с отношениями, включают трек, и на душе становится лучше (улыбается).

ШЕРРИ: Я в первый раз это слышу. Но думаю — да, имеет место быть.


PLAYBOY: Но почему вы все же предпочитаете черный цвет всем остальным?

ПАША: Так получилось, что у дизайнеров, которые шьют наши любимые вещи, черный цвет доминирует.

ШЕРРИ: Черный настолько универсальный, что его легко комбинировать с любой цветовой гаммой.

PLAYBOY: Кто работает над вашим образом?

ПАША: Мы сами себе стилисты, от причесок до костюмов. Мы — «готовые» артисты.

ШЕРРИ: У нас есть свои стилисты, которые приезжают к нам каждое утро, чтобы подготовить даже элементарно к выходу в магазин... (Смеется.) Мы сами все придумываем на самом деле.

PLAYBOY: С кем из великих музыкантов вы хотели бы сделать совместный проект и каким именно он был бы?

ПАША: Даже боюсь мечтать. Хотя почему нет? С Puff Daddy, Jay-Z или с его прекрасной супругой Бейонсе. Это была бы очень крутая коллаборация, которая опередила бы на 10 шагов все то, что сегодня есть на музыкальном рынке.

ШЕРРИ: Тех, кто был по-настоящему велик, уже не воскресить. Из современников — с Jamiroquai, Бейонсе...

Герои столичной DJ-сцены Black Cupro: 16 вопросов «людям в черном»

PLAYBOY: Кто ядро вашей аудитории? Какие это люди?

ПАША: Это, наверное, обычные, свободные от политических или особенных религиозных взглядов, простые люди, для которых важны осмысленные слова, а не бессмысленный набор рифм.

ШЕРРИ: Наша музыка для любой аудитории, от трех до ста лет.

PLAYBOY: Диджейское братство существует?

ПАША: Конечно. Но это узкий круг, когда ты сам уже чего-то достиг. У нас был очень долгий путь, в течение которого те, кто внутри этого мира, могли видеть, как мы развиваемся. Нарабатываются связи, появляется авторитет... Но при этом скажу, что диджейское братство на Западе намного глобальнее, чем то, что существует у нас.

ШЕРРИ: Как по мне, не существует никакого братства в России и странах постсоветского пространства.

PLAYBOY: Какие планы у вас на жизнь вообще?

ПАША: Глобальные. Хочется выпустить альбом, выпустить все синглы, которые у нас готовы, сделать большой концерт с симфоническим оркестром. Мы мечтаем о серьезных коллаборациях с крутыми артистами.

ШЕРРИ: Как говорил Тони Робинсон, чтобы жить красиво, нужно просыпаться на рассвете с лучами солнца, в красивом месте, в красивых обстоятельствах. (Смеется.) Планы — развиваться дальше и наслаждаться жизнью.

PLAYBOY: Что звучит в ваших плейлистах?

ПАША: В моем нет особых новинок. Это песни, которые оставили глубокий след в душе, причем еще со школьных лет.

ШЕРРИ: У меня — сборная солянка, от Земфиры до Уитни Хьюстон.

PLAYBOY: Культура какой страны или континента вам ближе всего по духу?

ПАША: Я много где был, но особый след в душе оставил Израиль. Туда я бы хотел летать постоянно, каждый раз открывая что-то новое. Не только в туристическом плане, но и в духовном. Иерусалим действует магнетически. Мне нравится отношение людей, совершенно особенное, фантастическое их отношение к детям. Еще люблю Турцию за улыбчивость. Наверное, солнце так действует?

ШЕРРИ: Культура и философия России и Азии — это ближе всего нам по духу.

PLAYBOY: Где самые красивые девушки, по-вашему?

ПАША, ШЕРРИ: Будем кратки: в России.

PLAYBOY: В чем сексуальность мужчины и женщины?

ПАША: Скорее всего, если мужчина — «мальчик-хулиган», а не «ловелас». А женщина должна быть загадкой, застенчивой, скромной, возбуждать интерес.

ШЕРРИ: Мужчины любят глазами. А женщины — мозгами. Для меня сексуальность женщины действует, когда присутствует химия. И сексуальность не измеряется короткой юбкой или глубоким декольте.

PLAYBOY: А какой сексуальный опыт был самым необычным?

ПАША: Самый необычный сексуальный опыт происходит тогда, когда тебя могут заметить... Когда это случается в серьезных местах, где страх соединяется с «приятным чувством», то оставляет о-о-чень острые воспоминания, скажу так.

ШЕРРИ: Мне, по-моему, было лет 19, приспичило приготовить пасту, но обнаружил, что нет макарон. По дороге в магаз столкнулся со своей девушкой (на тот момент). Она жила в соседнем доме. У нее в руках — тяжелые пакеты из супермаркета. Я, конечно, помог ей все донести, но у нее тут же забыл обо всяких макаронах, потому что у нас начался бурный процесс «взрослой жизни» (смеется). И в кульминационный момент меня пронзило, что я оставил на включенной плите воду, чтобы закипела к моему приходу... Вскочил и помчался к себе, чтобы не случился пожар. Я был как пожарник — меж двух огней (смеется).

PLAYBOY: Кстати, кухня какой страны самая чувственная: как думаете? Или блюдо.

ПАША: Мне кажется, турецкая. Повар делает такие движения с ножом, когда подает кебаб или мясо, которые только что приготовил на мангале с любовью, что это не может не отозваться в сердце (смеется и глотает слюну).

ШЕРРИ: Наверное, для меня — Италии. Ведь это родина сыра, а производство их сыра напоминает мне процесс взрослой жизни... Сыр должен как следует созреть, чтобы его съесть.

PLAYBOY: Чего не должен делать мужчина по дому?

ПАША: Заниматься женским делами — мыть посуду и полы, вытирать пыль. Есть банковская карточка для этого.

ШЕРРИ: Игнорировать свою жену.

PLAYBOY: За деньги можно купить не все. Чего, например, не купишь и за миллионы?

ПАША: Здоровье, любовь и счастье. За здоровьем нужно постоянно следить, а счастье приходит, когда есть здоровье и любовь.

ШЕРРИ: Здоровье. Любовь. Жизнь. Не купишь ни за какие бабки. А сколько нужно секса для счастья?

ПАША: Секса для счастья много не бывает! Особенно, если все по любви. Но трех раз в неделю будет, я думаю, достаточно. Хотя с возрастом все меньше нужно секса для счастья (смеется).

ШЕРРИ: Зависит от темперамента.