Говард Маркс

02.11.2012

Обычная история в жизни Маркса: "На маленьком испанском острове происходило черт-те что. Член палаты лордов и содержатель филиппинских борделей остановился в доме главного комиссара испанской полиции. За лордом следил агент ЦРУ, проживавший на квартире англичанина, полового извращенца, на пару с боевиком ИРА. Ирландец готовил поставку марокканского гашиша при содействии пилота из Джорджии, работавшего на Медельинский картель. А за всем этим стоял бывший агент МИ-6, который руководил продажами тридцати тонн тайской марихуаны в Канаде и принимал в своем доме главного поставщика гашиша из Пакистана. Добавьте одинокого агента DEA, пытающегося понять, что происходит".

Распоследнему кретину было ясно, что Говард Маркс, прозванный с легкой руки репортеров Нарко Поло, окончательно зарвался. Сцена — куда уж эффектнее: Майорка, пальмы, агенты американского управления по борьбе с наркотиками выводят в наручниках Говарда и его зареванную жену Джуди, вопли маленьких деток, экстрадиция в США, 25 лет тюрьмы строгого режима за контрабанду сотен тонн марихуаны и гашиша… Короче, бесславный конец карьеры прославленного наркоторговца, сотрудничавшего в свое время с ИРА, мафиозными семьями Нью-Йорка, МИ-6, "Братством вечной любви", ЦРУ и якудзой.

О пользе хороших манер

Маркс, само собой, укурок — но мозги его не вылетели в трубу вместе с любимым голубоватым дымом гашиша, который он не перестает воспевать в своей автобиографии. А мозги были прекрасные: не случайно сын шкипера из уэльской шахтерской деревушки Кенвиг-Хилл сумел поступить в старинный и знаменитый Баллиол-колледж в Оксфорде, изучал физику и философию. Деннис Говард Маркс в избытке наделен обаянием, хорошими манерами, харизмой и, как говорят современные визажисты, фактурностью: отличной лепки лицо, приличный рост, темные волосы и голубые глаза. Когда-то и вовсе был неотразим. И это еще одна мысль, от которой трудно отделаться: окажись Маркс не выпускником Оксфорда, а оливковым щетинистым колумбийцем из богом забытой сельвы, наверняка до сих пор гнил бы за решеткой. Но нет, он Mr. Nice, мистер обаяшка и очаровашка.

Правда и в том, что оружия Маркс в руки не брал, кидал и доносчиков не мочил, торговал исключительно марихуаной и гашишем, твердо веря в необходимость легализации производных каннабиса (верит по сей день) и доброго полового акта с "системой". Верим ли мы Марксу — другой вопрос.

Агент Ее Величества

Все началось в 1970-м, когда наш герой был счастливо женат на златовласой сокурснице Илзе, штудировал фило-софские труды, покуривал афганский гашиш и в будущем видел себя учителем. И тут его попросили разузнать, что случилось с неким Грэмом Плинстоном, университетским приятелем, арестованным в Германии по подозрению в наркоторговле. Так Маркс познакомился с афганским контрабандистом Мухаммедом Дуррани, поставщиком Плинстона. Недолго думая наш Говард с тремя друзьями организовал "синдикат". Сперва торговали по мелочи, сбывая гашиш университетским дилерам, затем последовали большие поставки через Плинстона – «товар» везли машинами из Франкфурта. Продав за неделю 650 кило, друзья разбогатели на 20 000 фунтов.

"Гашиш давал нам средства к существованию и тешил наше мятежное сознание мыслью, что мы оставляем в дураках истеблишмент. Мы были абсолютными беззаконниками — не преступали законов (по крайней мере писаных), но жили вне их рамок. Мы не платили налогов, потому что не хотели, чтобы за наш счет армия лила кровь невинных, а полиция ловила нас. Нам просто хотелось приятно проводить время, и ради этого мы усердно работали и рисковали, предоставляя людям необходимые услуги", – вспоминает Маркс. Дуррани переправлял большие партии наркотиков в багаже пакистанских дипломатов, работавших в Лондоне. Но "синдикат" был не слишком доволен тем, что лощеный афганец и дипломаты забирали себе львиную долю доходов. Маркс и его друзья зарабатывали десятки тысяч, но рисковали больше всех.

Говард успел уже привыкнуть к роскошной жизни. Он разошелся с Илзе и жил теперь с красавицей Рози, которую увел у друга. Для прикрытия наркотрафика завел бутик и филателистический магазин: разъезды по Европе можно было без труда объяснить поиском редких марок. Пора было думать о собственном канале поставок. И тут сыграл свою роль Zeitgeist, дух времени, когда героями университетских леваков становились и военное крыло Ирландской республиканской армии, и палестинские террористы, и французские троцкисты, и банда Баадера-Майнхоф, лишь бы на повестке дня был "антиимпериализм" да "антиколониализм".

Говард свел знакомство с Джеймсом Д. Мак-Канном, отчаянным сквернословом, контрабандистом оружия, самодеятельным поэтом и боевиком из ИРА. План не заставил себя ждать – благо-даря связям Мак-Канна наркодельцы получали партии груза в свободной зоне аэропорта Шеннон, затем начиненные гашишем автомобили перегонялись на пароме в Англию. За рулем, замечает Маркс, частенько сидели молодые университетские преподаватели, радостно подсчитывая в уме барыши. В 1972 году в жизни Говарда появились дочь Мифэнви и Гамильтон Мак-Миллан, агент британской секретной службы МИ-6. Он раз- вернул перед Марксом сияющие перспективы: представительства в странах восточного блока, шпионаж в пользу короны, соблазненные коммунистки выбалтывают в постели секреты на ушко новоявленному Бонду… Бизнес Маркса разведчикам был только на руку – какая великолепная легенда! Никаких заданий Говард на самом деле не выполнял, и связи его с МИ-6 вскоре прервались, но эпизод с вербовкой ему очень и очень пригодился позднее.

Колонки с приветом

Маркса манил гигантский американский рынок, и он придумал очередную схему. Гашиш отправляли в США в звуковой аппаратуре вымышленных или настоящих британских рок-групп. Дело шло как по маслу. Увы и ах, через некоторое время полиция в Лас- Вегасе наткнулась на «фаршированные» колонки, и груз стоимостью 5 миллионов долларов был потерян. Самого же Говарда арестовали в Голландии и отправили в Англию. Освобожденный под залог, он ушел в подполье. Газетчикам удалось пронюхать о контактах Маркса с МИ-6. Пресса гадала, уж не похитили ли бравого агента боевики ИРА, не расправилась ли с ним наркомафия. А Маркс вел жизнь романтического изгнанника — разъезжал в трейлере по итальянской Ривьере с чужим паспортом в кармане и подбирал автостопщиц. Но надоесть может даже Ривьера, и Маркс вернулся в Англию.

Он сошелся с 19-летней Джуди, сестрой некоего Патрика Лейна, бывшего бухгалтера. Патрику предстояло стать главным счетоводом подпольной империи. Работа закипела. "Между 1975 и 1978 годами через аэропорт Кеннеди прошли двадцать четыре партии марихуаны и гашиша, всего двадцать две с половиной тонны, — скромно сообщает Маркс. — К их ввозу приложили руку мафия, якудза, "Братство вечной любви", таиландская армия, Организация освобождения Палестины, пакистанские вооруженные силы, непальские монахи и прочая разношерстная братия. Общая прибыль всех участников составила 48 миллионов долларов. Неплохие деньги". Джуди родила дочку Эмбер. Счастье так и ломилось в дом. И тут расклад резко изменился: люди флоридского мафиозного босса Санто Траффиканте – младшего наводнили США колумбийской "травкой". Цены на марихуану упали. Прямой резон, рассудил Маркс, сыграть на разнице цен и импортировать колумбийскую марихуану в Европу. В перевозке 15 тонн колумбийской "травы" участвовало семейство Траффиканте, спасательное судно, две яхты, трехтонные фуры и снятое в аренду поместье в Шотландии. Наркодилеры купались в деньгах, только вот незадача – на след их вышла полиция.

В 1980 году Маркса и его подельников арестовали. Наняв знаменитого адвоката лорда Хатчинсона, он скормил присяжным совершенно фантастическую историю: в ней Говард выступал агентом МИ-6 и заодно мексиканской разведки, который преследовал по всей Европе, Азии и Южной Америке безжалостного террориста Мак-Канна и под личиной хиппи и торговца марихуаной внедрился в колумбийскую наркомафию. В МИ-6, естественно, отрицали любые связи с темной личностью. Маркс и его адвокат преподнесли это присяжным как лишнее доказательство своей правоты: вот видите, он настолько секретный агент, что даже его существование отрицается начальством – ведь и с Джеймсом Бондом такое бывало, верно? Как ни удивительно, его оправдали. За использование фальшивых паспортов, однако, Маркс получил два года – и почти сразу же вышел на свободу, так как еще до суда отсидел большую часть срока. Пока он отдыхал за решеткой, родилась его третья дочь, Франческа.

Финальная кривая

Маркс занялся было импортом вина, но на горизонте снова возник не кто иной, как Мак-Канн. Говард не смог устоять перед предложением продать 250 кг марихуаны. Груз конфисковали голландцы. Нужен был новый источник поставок. Маркс отправился в Гонконг на встречу с Салимом Маликом, влиятельным контрабандистом из пуштунского племени африди, обитающего на границе Афганистана и Пакистана. Встреча стала, как гласит классика, "началом прекрасной дружбы". В дальнейших воспоминаниях Маркса сориентироваться не так-то просто. Имена, города, страны, Бангкок, Гонконг, Майорка, Пакистан, косяки, косяки, завод по производству бумаги в Пакистане, экспорт пресной воды из Уэльса, турфирма, массажный салон в Гонконге, косяки, сладкий дым гашиша, какие-то гонконгские проститутки, которым срочно понадобились мужья-иностранцы… Но на заднем плане килограммы неуклонно превращаются в тонны, сотни тысяч — в миллионы.

Как-то обдолбанный Маркс заснул в гостинице – с открытой дверью номера и чемоданом на полу, где было больше миллиона долларов. В другой раз агент ЦРУ предложил ему схему импорта марихуаны в США для тайного финансирования афганских моджахедов. Сделка сорвалась. Так и кажется, что деятельность эта должна была привести к большой крови, но как раз ни крови, ни насилия, ни трупов в книге Маркса нет. Все исключительно благопристойно. Никаких жертв. Тут уж приходится верить Говарду на слово. Он ведь ненавидит насилие… Вот, например, в DEA (американском управлении по борьбе с наркотиками) его считали крупнейшим международным торговцем, отвечавшим за 10 процентов мирового трафика марихуаны и гашиша и 15 процентов американского, а Маркс пишет, что по сравнению с другими был мелкой сошкой. Считают, что он припрятал миллионы: то ли несколько, то ли все 200. Говард уверяет, что на момент ареста был гол как сокол, а жалкие заначки ушли на адвокатов. Своим арестом Маркс обязан упорству и настойчивости агента DEA Крейга Ловато. Крейг вцепился в Говарда, как бульдог, мечтая раз и навсегда покончить с изворотливым Нарко Поло. В 1986 году с подачи Ловато началась операция «Эклектик». К DEA и Скотленд-Ярду примкнули полицейские Канады, Нидерландов, Пакистана, Филиппин, Гонконга, Таиланда, Португалии и Австралии. Телефонные звонки Маркса прослушивались. На судно, перевозившее наркотики, агенты DEA установили радиомаяк. Устройство выбросили в океан, груз благополучно довезли до места назначения. Маркс словно издевался над DEA и только перед самым арестом решил завязать – но было уже поздно. В 1988 году грянул гром.

За решетку угодил не только Маркс, но и другие члены организации, а также их жены. Именно это в конце концов помогло DEA сломать заключенных. После года испанской тюрьмы и выдачи в Штаты Джуди нехотя признала свою вину и была освобождена. Говард же до конца верил, что сумеет победить DEA в суде… Роль последней соломинки сыграло письмо от Патрика: ради смягчения собственной участи он готов был свидетельствовать против Маркса. Марксу ничего не оставалось, как пойти на сделку, которая предусматривала хотя бы возможность досрочного освобождения. Вопреки всем ожиданиям его отправили в зловещую тюрьму Терре-Хот в Индиане.

Хеппи-энд?

Природное обаяние и незаурядный ум помогли Марксу не только выжить в тюрьме, но и обзавестись друзьями – мафиози из пяти старых итальянских «семей», байкерами, даже неграми из «Черных пантер». Он писал за других заключенных прошения, обучал малограмотных английскому и слыл образцовым зэком, хоть и проводил много времени в карцере за «склонность к побегу». Мало того, DEA пресекало любые попытки отправить Маркса отбывать срок в Англию.
Кампания в защиту наркоторговца набирала обороты. Власти получали петиции от рядовых англичан, членов парламента и американских правозащитников; в конце концов вмешались даже Баллиол-колледж и британский МИД. Говард по-прежнему вел себя образцово. Весной 1995 года пришла долгожданная весть о досрочном освобождении и депортации в Англию.
С тех пор Говард написал два тома автобиографии, в 1997 году баллотировался в парламент (единственный пункт программы – легализация конопли) и набрал 1 процент голосов. Он снялся в нескольких фильмах, работал с рок-музыкантами.
Джуди, кстати, и сама написала автобиографическую книжку. Называется "Mr. Nice и миссис Маркс". Миссис больше нет – с Говардом они разошлись в 2003 году и развелись в 2005-м. Говард, как считает она теперь, уничтожил семью и искалечил жизнь детей, и все ради славы, ганджи и денег. Слишком много людей пострадало. Так что, заключает Джуди, "я не сказала бы,
что в его преступлениях не было никаких жертв". Фамилию Маркс
она тем не менее не сменила.

Текст Леся Боброва