Харлан Кобен «Незнакомец»

03.08.2016

Этот человек неожиданно появляется в жизни обычных людей, но явно неспроста — он знает то, о чем лучше бы не знать никому.

И естественно, за свое молчание он хочет денег. Но оказывается, что тем самым он осложняет жизнь не только своим жертвам. Роман титулованного автора детективов в русском переводе впервые выходит в издательстве «Азбука».

pb_Stranger_

Иллюстрация Мария Шишова

Незнакомец сидел за угловым столиком в «Красном лобстере» в Бичвуде, Огайо, недалеко от Кливленда. Он вертел бокал с фирменным коктейлем «Красного лобстера» — «Манго май-тай». Креветки в чесночном соусе начали застывать и превращаться в нечто похожее на замазку для стыков кафельной плитки. Официант дважды пытался забрать тарелку, но незнакомец его отгонял. Напротив сидела Ингрид. Она вздохнула и посмотрела на часы:

— Это будет самый длинный обед в истории.

Незнакомец кивнул:

— Почти два часа.

Они следили за столиком, занятым четырьмя женщинами, которые пили уже по третьему фирменному коктейлю, и бокалы были пока опустошены лишь на треть. Две из них управились с «Крабовым праздником» — блюдом из всякой всячины, которое подается на тарелке диаметром с крышку люка. Третья заказала «Альфредо» — лингвини с креветками. В уголках ее накрашенного розовой помадой рта налип сливочный соус.

Имя четвертой женщины было им известно — Хейди Данн, из-за нее они тут и сидели. Хейди заказала жаренного на дровяном гриле лосося. Ей было сорок девять: крупная, жизнерадостная, с соломенными волосами. Она была одета в топ с тигровым рисунком и гуляющим вырезом. Хейди смеялась заливисто, но мелодично. Незнакомец слушал это последние два часа. В этом звуке было нечто завораживающее.

— Она начинает мне нравиться, — произнес он.

— Мне тоже. — Ингрид обеими руками откинула назад светлые волосы, собрала их в воображаемый хвост и отпустила. Она делала это часто. Волосы у нее были длинные и очень прямые, отчего постоянно падали на лицо. — Знаешь, а тут определенно есть какая-то искра жизни.

Он прекрасно понял, о чем идет речь.

— В конце концов, — добавила девушка, — мы делаем ей одолжение.

Но это не означало, что он наслаждался, когда подкладывал бомбы. Просто так он смотрел на жизнь

Это было обоснованное утверждение. Незнакомец согласился. Если фундамент сгнил, нужно сносить весь дом. Его нельзя подправить, наложив слой краски или прибив несколько деревянных планок. Он это знал. Он это понимал. Он жил этим. Он в это верил.

Но это не означало, что он наслаждался, когда подкладывал бомбы. Просто так он смотрел на жизнь: взрывал дома с прогнившим фундаментом, но никогда не задерживался посмотреть, будет ли дом воссоздан. Даже узнать, не остался ли кто внутри разлетающегося на куски здания, не удосуживался.

Официантка принесла подружкам счет. Они принялись осторожно рыться в кошельках и вынимать бумажки. Женщина, которая ела лингвини, произвела подсчет, точно разделив сумму на всех. Две любительницы «Крабового праздника» одновременно выложили на стол банкноты, а после каждая открыла кошелек с мелочью, как будто расстегнула проржавевший пояс верности.

Хейди просто бросила в общую кучу две двадцатки.

Нечто в том, как она это сделала — аккуратно и с легкостью, — тронуло незнакомца. Он решил, что у Даннов все хорошо с деньгами, хотя кто знает — в сегодняшнем-то мире? Хейди и ее муж Марти были женаты двадцать лет. У них было трое детей. Старшая дочь Кимберли училась на первом курсе в Нью-Йоркском университете на Манхэттене. Двое мальчиков, Чарли и Джон, еще ходили в школу. Хейди работала в косметических отделах коммерческого центра «Mаки’с» на Университетских Высотах.

Марти Данн был вице-президентом торговой и маркетинговой фирмы «TTИ — уход за полом» в Гленвиллоу. ТТИ занималась только пылесосами. Она владела марками «Хувер», «Oрек», «Ройал», а подразделение, где последние одиннадцать лет работал Марти, специализировалось на пылесосах линейки «Дерт девил». Марти нередко бывал в командировках — по большей части ездил в Бентонвилль, Арканзас, потому что там находился головной офис корпорации «Уолмарт».

Ингрид рассматривала лицо незнакомца.

— Я справлюсь сама, если хочешь.

Он покачал головой. Это его работа. Ингрид находилась здесь только потому, что ему нужно было подойти к женщине, а это иногда выглядит странно. Но если подходят мужчина и женщина? Никаких подозрений. Мужчина подходит к мужчине, скажем, в баре или холле Американского легиона? Тоже нормально. Но если двадцатисемилетний мужчина подойдет к сорокадевятилетней женщине в «Красном лобстере»?

Возможны неожиданные затруднения.

Ингрид уже оплатила счет, поэтому поднялись они быстро. Хейди приехала одна на сером «ниссане-сентра». Незнакомец с Ингрид припарковали взятую напрокат машину за два места от Хейди. Они ждали ее на стоянке с ключами в руках, изображая, что собираются сесть в тачку и уехать.

Они не хотели привлекать к себе внимание.

Улыбка сошла с ее лица, словно утянутая якорем. Она догадалась.

Через пять минут четверка женщин вышла из ресторана. Может быть, Хейди наконец останется одна? Полной уверенности в этом не было. Кто-то из подруг мог проводить ее до машины. В этом случае придется ехать за Хейди до дома и либо пытаться переговорить с ней там (а подлавливать жертву на ее территории — плохая идея: в этом случае люди чувствуют себя более защищенными), либо дожидаться, пока она снова куда-нибудь выйдет.

Женщины обнимались на прощание. Незнакомец видел, что Хейди в этом деле мастерица. Она обнимала от всей души, не напоказ. Когда Хейди заключала кого-то в объятия, она закрывала глаза, и обнятый делал то же. Вот какое это было обнимание.

Три другие женщины разошлись в разные стороны. Отлично.

Хейди направилась к машине. На ней были брюки капри. Из-за высоких каблуков и выпитого она слегка покачивалась, но справлялась, напуская важность. Она улыбалась. Ингрид кивнула незнакомцу: мол, готова. Они оба приняли как можно более безобидный вид.

— Хейди Данн?

Незнакомец постарался сохранить дружелюбное или в худшем случае нейтральное выражение лица. Хейди обернулась и встретилась с ним взглядом. Улыбка сошла с ее лица, словно утянутая якорем.

Она догадалась.

Он не был удивлен. Многие каким-то образом понимали, хотя нежелание вступать в контакт тоже проявлялось не раз. Однако в этой женщине незнакомец почувствовал силу и мудрость. Хейди уже сообразила: его слова изменят все.

— Да?

Не надо спрашивать жертву, есть ли у нее время поговорить. Начинайте сразу

Незнакомец научился сразу переходить к сути дела. Не надо спрашивать жертву, есть ли у нее время поговорить, или не хочет ли она присесть или пройти в какое-нибудь тихое место. Начинайте сразу.

— Что?

— С виду это современный онлайновый сервис знакомств. Но на деле все иначе. Мужчины — предположительно богатые, имеющие свободные деньги, — регистрируются там для интимных встреч. Слыхали?

Хейди разглядывала его еще секунду. Потом перевела глаза на Ингрид. Та попыталась ободряюще улыбнуться.

— Кто вы такие?

— Это не важно, — ушел от ответа незнакомец.

Некоторые люди сопротивлялись. Другие, глядя на вещи широко, понимали, что это напрасная трата времени. Хейди принадлежала ко второй группе.

— Нет, никогда о таком не слышала. Похоже, это один из сайтов, которые женатые мужчины используют для измен.

Незнакомец неопределенно повел головой и сказал:

— Не совсем. Этот сайт обеспечивает транзакции для бизнеса, если вы понимаете, о чем я.

— Я вообще ничего не понимаю, — ответила Хейди.

— Вам нужно при случае почитать материалы. Сайт говорит, что всякие отношения — это на самом деле транзакция, и еще о том, как важно четко определить роли, знать, чего ждут от вас и какие надежды возлагаются на вашего любовника.

Хейди начала бледнеть.

— Любовника?

— Вот как это работает, — продолжил незнакомец. — Например, мужчина регистрируется. Он просматривает список женщин, как правило, значительно моложе себя. Находит ту, что ему нравится. Если она принимает его, они начинают торговаться.

— Торговаться?

— Он подыскивает себе сладкую крошку, назовем это так. Сайт определяет ее как женщину, которую он пригласит на ужин или возьмет в качестве сопровождающей на бизнес-конференцию, и все в таком роде.

— Но на самом деле происходит совсем не это, — сказала Хейди.

— Нет, — подтвердил незнакомец, — происходит не это.

Хейди издала долгий вздох и положила руки на бедра:

— Продолжайте.

— И они торгуются.

— Богатый парень и сладкая крошка.

— Именно так. Сайт морочит девушке голову. Говорит, как все четко определено; что при таких встречах все по-честному и это не игра; что мужчины богаты и утонченны, будут обращаться с ней хорошо, покупать подарки и возить в экзотические места за моря-океаны.

— И девушки ловятся на это?

— Некоторые — возможно.

Хейди покачала головой:

— И девушки ловятся на это?

— Некоторые — возможно. Но я сомневаюсь, что многие. Большинство понимают, на что идут.

Казалось, что Хейди готовилась к визиту незнакомца, ждала этой новости.

Теперь она была спокойна, хотя он улавливал опустошение, произведенное его словами.

— И так они торгуются? — подтолкнула она к продолжению.

— Точно. Наконец они достигают понимания. И все оговаривается в онлайн-контракте. В одном случае, к примеру, молодая женщина соглашается быть с мужчиной пять раз в месяц. Они прописывают возможные дни недели. Он предлагает восемьсот долларов.

— За каждый раз?

— В месяц.

— Дешево.

— Ну, это только начало. Она выставляет свою цену в две тысячи долларов. Они повышают и снижают ставки.

— И договариваются? — спросила Хейди.

Глаза ее были мокры.

Незнакомец кивнул.

— В нашем случае они остановились на двенадцати сотнях в месяц.

— Это четырнадцать тысяч четыреста долларов в год, — с горькой усмешкой произвела подсчет Хейди. — У меня хорошо с математикой.

— Все правильно.

— А девушка? — спросила Хейди. — Что она сообщает о себе? Погодите, не говорите. Она представляется студенткой колледжа, которой нужна помощь в оплате учебы.

— В нашем случае — да.

— Ух, — сказала Хейди.

— И в нашем случае, — добавил незнакомец, — девушка говорит правду.

— Она студентка? — Хейди покачала головой. — Ужасно.

— Но наша девушка на этом не останавливается, — продолжил незнакомец. — Девушка намечает другие дни для встреч с другими сладкими папиками.

— О, это жуть.

— Так что с одним она всегда по вторникам, с другим — по четвергам. Кому-то еще достаются выходные.

— Сумма увеличивается. Денег, я имею в виду.

— Увеличивается.

— Не говоря уже о венерических заболеваниях, — сказала Хейди.

— Это я не берусь комментировать.

— В смысле?

— В смысле мы не знаем, пользуется ли она презервативами. Ее медицинская карта нам тоже недоступна. На самом деле мы вообще не в курсе, чем она занимается со всеми этими мужчинами.

— Сомневаюсь, что она играет в криббедж.

— Я тоже.

— Зачем вы мне все это рассказываете?

Незнакомец посмотрел на Ингрид.

Та в первый раз заговорила:

— Потому что вы вправе знать.

— Это все?

— Да, это все, что мы можем вам рассказать, — завершил беседу незнакомец.

— Двадцать лет. — Хейди качала головой и старалась сдержать слезы. — Эта скотина...

— Простите?

— Марти. Скотина.

— О, мы говорим не о Марти, — возразил незнакомец.

Тут Хейди впервые пришла в полное замешательство:

— Что? Тогда о ком?

— Мы говорим о вашей дочери, Кимберли.

***

Незнакомец дал Хейди ссылку на сайт «Найди свою сладкую крошку», идентификатор пользователя ее дочери и пароль. С тяжелым сердцем Хейди вошла на сайт под именем Кимберли, где подтвердилось все, о чем сообщил ей незнакомец.

Он снабдил ее этими сведениями не от доброты сердца. Разумеется, он попросил денег

Он снабдил ее этими сведениями не от доброты сердца. Разумеется, он попросил денег. Десять тысяч — такова была цена. Если она не заплатит в течение трех дней, весть о «хобби» ее Кимберли распространится со скоростью вируса.

Хейди закрыла страницу и села на диван. Она прикинула, не налить ли вина, но проголосовала против. Потом Хейди долго и горько плакала. Когда слезы кончились, она пошла в ванную, умыла лицо и села обратно на диван. «Ладно, — подумала Хейди, — что мне теперь делать?»

Первое решение было наипростейшим: не говорить Марти. Она не любила держать что-либо в секрете от мужа, но и особого отвращения к этому не испытывала. Не такова ли жизнь? Марти сойдет с ума, если узнает, в какие тяжкие пустилась его лапушка дочка, вместо того чтобы, как все полагали, прилежно учиться в Нью-Йоркском университете. Муж был склонен реагировать на все слишком бурно. Хейди так и видела, как он мчится в машине на Манхэттен и тащит дочь за волосы домой.

Не нужно Марти знать правду. Если подумать хорошенько, то и Хейди это знание было ни к чему.

Черт бы побрал этих двух незнакомцев.

Однажды, когда Кимберли училась в старшей школе, она здорово набралась на вечеринке у одноклассника. Опьянение, как это часто бывает, привело к тому, что юная дева зашла с одним парнем слишком далеко. Весь путь они не прошли. Но в даль далекую заглянули. Некая известная в городе мамаша, хлопочущая о всеобщем благе, случайно услышала, как ее дочь рассказывает об этом происшествии, и позвонила Хейди: «Мне неприятно вам об этом говорить, но я на вашем месте предпочла бы знать».

Так вот, она сообщила Хейди о том, что случилось. Та передала Марти, который совершенно вышел из себя. Отношения отца с дочерью кардинально изменились и никогда уже не были такими, как прежде. А если бы эта доброхотка не позвонила? В конце концов, что хорошего это им принесло?

Дочь сгорала со стыда. Отношения с отцом испорчены. Кроме того, Хейди была убеждена: эта история послужила толчком к тому, чтобы Кимберли уехала учиться куда подальше. И даже, может статься, глупый телефонный звонок непрошеной доброжелательницы привел Кимберли, а за ней и Хейди на этот отвратительный сайт и спровоцировал дочь — о ужас! — на связь с тремя любовниками одновременно.

Хейди снова захотелось плакать. Ее самым большим желанием было ничего не предпринимать, забыть двух тихих незнакомцев

Хейди не хотела в это верить, но доказательства были налицо — они содержались в «секретной» переписке ее юной дочери со взрослыми мужчинами. Можно обрядить это в любые одежды, но факт оставался фактом: ее дочь занималась настоящей проституцией.

Хейди снова захотелось плакать. Ее самым большим желанием было ничего не предпринимать, забыть двух тихих незнакомцев и никогда не вспоминать о том, что они сообщили. Секрет сунули ей прямо под нос. Разбитые яйца в корзину не сложишь, мешались у нее в голове метафоры. Древний парадокс, который не могут разрешить родители: она не желала знать, но хотела быть в курсе.

Хейди позвонила дочери, и Кимберли ответила со всей живостью:

— Привет, мам.

— Привет, моя дорогая.

— Все в порядке? У тебя голос какой-то смешной.

Сначала Кимберли все отрицала. Этого следовало ожидать. Потом она попыталась придать истории невинный вид. Это тоже было вполне предсказуемо. Затем Кимберли принялась защищаться, обвиняя мать в том, что та взломала аккаунт и грубо вторглась в ее личную жизнь. И снова вполне ожидаемо.

Хейди боролась с дрожью в голосе, хотя у нее разрывалось сердце. Она рассказала Кимберли, как к ней подошел незнакомец, передала его слова и добавила то, что видела сама. Терпеливо. Спокойно. По крайней мере внешне.

Потребовалось некоторое время, но они обе знали, к чему клонится разговор. Припертая к стенке и понемногу отходя от первого шока, Кимберли стала говорить начистоту.

— Денег не хватало, — объяснила она. — Ты не поверишь, как тут все дорого.

Студентка из группы рассказала Кимберли об этом сайте. «Тебе не придется ничем таким заниматься. Девушки нужны им просто для компании». Тут Хейди едва не расхохоталась.

Мужчины, она знала это прекрасно, а Кимберли быстро усвоила, никогда не ищут просто компании. Эти обещания — всего лишь дешевый товар, выставленный в витрине, чтобы заманить вас в магазин.

Хейди и Кимберли проговорили два часа. В конце беседы Кимберли спросила, что ей теперь делать.

— Порви с ними. Сегодня. Сейчас.

Кимберли пообещала так и сделать. Следующий вопрос был такой: что дальше? Хейди сказала, что возьмет отпуск, приедет к ней и проведет некоторое время в Нью-Йорке. Кимберли заартачилась.

— Семестр заканчивается через две недели. Давай подождем.

Хейди эта идея не понравилась. В конце концов они решили поговорить об этом завтра. Прежде чем повесить трубку, Кимберли сказала:

— Мам?

— Да?

— Пожалуйста, не говори папе.

Миссис Данн? Я детектив Джон Кунц из отдела полиции Нью-Йорка. Могу я поговорить с вами о...

Хейди и сама уже так решила, но Кимберли об этом не сообщила. Когда Марти вернулся домой, Хейди обошла эту историю молчанием. Муж приготовил во дворе на гриле бургеры. Хейди налила им обоим по стаканчику. Марти рассказал, как прошел день. Она — о своем. Секрет, конечно, никуда не делся. Он сидел за кухонным столом на старом стуле Кимберли, не произнося ни слова и не шелохнувшись.

Утром, когда Марти ушел на работу, раздался стук в дверь.

— Кто там?

— Миссис Данн? Я детектив Джон Кунц из отдела полиции Нью-Йорка. Могу я поговорить с вами о...

Хейди рывком отворила дверь, едва не упав.

— О боже, моя дочь?..

— Мэм, с ней все в порядке, — быстро проговорил Кунц и сделал шаг вперед, чтобы поддержать Хейди. — Извините меня. Наверное, я должен был сразу сказать вам об этом. Могу себе представить: ваша дочь учится в Нью-Йорке, и вдруг у двери появляется офицер из нью-йоркской полиции. — Кунц покачал головой. — У меня тоже есть дети. Я понимаю. Но не волнуйтесь, с Кимберли полный порядок. Я имею в виду в смысле здоровья. Но есть другие факторы...

— Факторы?

Кунц улыбнулся, обнажив редковатые зубы. Он носил какой-то ужасный зачес из тех, что вызывают желание взять ножницы, оттянуть несколько прядей и оттяпать их. Хейди решила, что ему лет сорок пять. Пузатый, с покатыми плечами и запавшими глазами человека хронически недосыпающего.

— Могу я на минутку войти?

Кунц предъявил удостоверение. Неопытному глазу Хейди оно показалось подлинным.

— А в чем дело?

— Думаю, у вас есть на этот счет кое-какие соображения. — Кунц кивком указал на дверь. — Можно?

Хейди отступила:

— У меня нет.

— Чего нет?

— Никаких соображений.

Нам известно, что ваша дочь занималась деятельностью, которая не одобряется законом

Кунц вошел в дом и огляделся, как будто собирался покупать жилье. Он пригладил несколько непослушных волосин из зачеса, которые стронулись с места от статического электричества.

— Что ж, вчера вы звонили дочери? Я прав?

Хейди засомневалась, как лучше ответить. Не важно. Кунц продолжил вспахивать почву, не дожидаясь реакции.

— Нам известно, что ваша дочь занималась деятельностью, которая не одобряется законом.

— Что вы имеете в виду?

Детектив сел на диван. Хейди опустилась на стул напротив.

— Могу я просить вас об одолжении, миссис Данн?

— О каком?

— Одолжение небольшое, но, думаю, это упростит разговор и для вас, и для меня. Перестаньте притворяться, ладно? Это напрасная трата времени. Ваша дочь Кимберли занималась проституцией в Сети.

Хейди сидела без движения.

— Миссис Данн?

— Думаю, вам лучше уйти.

— Я пытаюсь помочь.

— А звучит так, будто выдвигаете обвинения. Я, пожалуй, сперва посоветуюсь с адвокатом.

Кунц снова прибил непокорные пряди.

— Вы меня не так поняли. Нас не интересует, чем занималась или не занималась ваша дочь. Это мелочи, и это ваше дело: когда речь идет об онлайне, грань между деловыми отношениями и проституцией очень тонка. А может, она и всегда была такой. Мы не заинтересованы в том, чтобы докучать вам и вашей дочери.

— Тогда что вам нужно? — спросила Хейди.

— Содействие. Ничего больше. Если вы и Кимберли согласитесь на сотрудничество, то не останется никаких причин, чтобы мы вспоминали о ее роли в этой истории.

— Ее роли в чем?

— Давайте двигаться шаг за шагом, хорошо? — Кунц запустил руку в карман и вынул маленький блокнот.

Потом извлек из него крошечный карандаш, какими игроки в гольф записывают очки. Детектив лизнул грифель и снова обратил внимательный взгляд на Хейди.

— Прежде всего: как вы узнали о том, что ваша дочь связана с сайтом сладких крошек?

— Какая разница?

Кунц пожал плечами:

— Дежурный вопрос.

Хейди ничего не сказала. Легкая дрожь, возникшая глубоко в горле, начала усиливаться.

— Миссис Данн?

— Пожалуй, я все-таки посоветуюсь с адвокатом.

— Ох, — вздохнул Кунц. Он сделал разочарованное лицо, с каким учитель смотрит на своего лучшего ученика, не оправдавшего надежд. — Значит, ваша дочь солгала нам. Это нездорово в такой ситуации, я вам честно скажу.

Хейди понимала: он хочет, чтобы она разозлилась. Тишина повисла жуткая, Хейди едва дышала. Она не могла этого вынести, а потому спросила:

— Почему вы думаете, что моя дочь солгала?

— Все просто. Кимберли сказала, что вы узнали о сайте совершенно законным способом. Она сообщила, что два человека — мужчина и женщина — остановили вас на выходе из ресторана и проинформировали о происходящем. Но если это так, то я не понимаю, почему вы сами нам этого не скажете. В таком поступке нет ничего противозаконного.

У Хейди закружилась голова.

— Я ничего не понимаю. Зачем вы вообще сюда пришли?

— Полагаю, это резонный вопрос. — Кунц сел поудобнее. — Вы знаете, что такое отдел по борьбе с киберпреступностью?

— Наверное, он имеет какое-то отношение к преступлениям в интернете.

— Думаю, вам лучше уйти. Я не собираюсь продолжать разговор.

— Именно. Я работаю в ОКП — Отделе по борьбе с киберпреступностью, который является совершенно новым подразделением департамента полиции Нью-Йорка. Мы ловим преступников, которые используют Интернет в неблаговидных целях, — хакеров, разных мошенников и прочий сброд. И мы подозреваем, что человек или люди, подходившие к вам у ресторана, являются частью синдиката неуловимых киберпреступников, за которыми мы охотимся уже очень давно.

Хейди сглотнула:

— Я понимаю.

— И мы бы хотели, чтобы вы оказали нам помощь в розыске и идентификации людей, которые могут быть причастны к таким преступлениям. Это для вас что-то значит? Тогда давайте вернемся к сути дела. Подходили к вам двое на парковке у ресторана — да или нет?

Дрожь не унималась, но Хейди выдавила:

— Да.

— Отлично. — Кунц улыбнулся своей редкозубой улыбкой, что-то записал и снова посмотрел на Хейди. — Какой это был ресторан?

Она колебалась.

— Миссис Данн?

— Я кое-чего не понимаю, — медленно произнесла она.

— Чего именно, мэм?

— Я беседовала с дочерью только вчера вечером.

— Да.

— Когда вы успели поговорить с ней?

— Ночью.

— А как вы так быстро добрались сюда?

— Для нас это дело огромной важности. Я прилетел утром.

— Но как вы вообще об этом узнали?

— Простите?

— Моя дочь не собиралась звонить в полицию. Так откуда вы знаете?.. — Она остановилась. Вырисовывалось несколько вариантов. И каждый был не слишком светлым.

— Миссис Данн?

— Думаю, вам лучше уйти.

Кунц кивнул. Он снова занялся непослушными волосами, перекидывая их с одного уха на другое.

Потом произнес:

— Сожалею, но я не могу этого сделать.

Хейди встала и пошла к двери:

— Я не собираюсь продолжать этот разговор.

— Нет, вы его продолжите.

Кунц вынул пистолет, нацелил его в коленную чашечку Хейди и нажал на спуск

Не поднимаясь с дивана и делая вид, будто сейчас тяжело вздохнет, Кунц вынул пистолет, нацелил его точно в коленную чашечку Хейди и нажал на спуск. Выстрел прозвучал тише, чем она ожидала, но его воздействие оказалось неизмеримо большим, чем можно было представить. Хейди рухнула на пол, как сломанный складной стул. Кунц подскочил и зажал ей рот, чтобы заглушить крик. Он приблизил губы к ее уху и прошептал:

— Будешь орать, я прикончу тебя медленно, а потом примусь за твою дочурку. Поняла?

Боль накатывала волнами, и Хейди рисковала потерять сознание. Кунц приставил пистолет к другому колену:

— До вас дошло, миссис Данн?

Она кивнула.

— Жуть какая-то. Давайте начнем заново. Как назывался ресторан?

Читайте также отрывки из других книжных новинок:

Джейн Шемилт «Дочь» >>

Чак Паланик «Бойцовский клуб — 2» >>

Сергей Лукьяненко «Кваzи» >>

Ринат Валиуллин «Где валяются поцелуи. Париж» >>

Рейчел Джойс «Невероятное паломничество Гарольда Фрая» >>

Ричард Флэнаган «Смерть речного лоцмана» >>

Игорь Губерман «Ботаника любви» >>

Елизавета Александрова-Зорина «Человек без лица» >>

Тесс Герритсен «Жатва» >>

Мариша Пессл «Ночное кино» >>

Ирвин Уэлш «Сексуальная жизнь сиамских близнецов» >>

Стивен Кинг «В этом автобусе — другой мир» >>

Джеффри Крэйнор «Добро пожаловать в Найт-Вэйл» >>