Ленни Кравиц

04.11.2011

Секс и интимная близость — это очень важные вещи. Поэтому отныне я собираюсь заниматься этим только с моей будущей женой, и точка.

Подобного признания на страницах мужского глянца можно было бы ожидать от Дэниэла Рэдклиффа, смотрящего из-под круглых очков амфетаминовым бурундуком, но никак не от Ленни Кравица — главного альфа-самца современного рока, на теле которого проколото все, куда не дотянулась машинка тату-мастера (шесть дырок в ушах, пара в носу, два соска — два кольца). Однако в 2008 году даже самые затрапезные бойцы желтого фронта не упускали возможности обсосать цитату «У Кравица три года не было секса». Впрочем, Ленни можно понять. Несмотря на завидную для своих 47 лет гармоничность тела и духа, роковой ореол и готовность помелькать в Twitter голой жопой, он давно не мальчик и держаться старается соответственно: курит фимиам дочке Зои за то, что отучила папу от марихуаны, щеголяет по Нью-Йорку в женских сапогах, а в интервью говорит в основном о музыке и обретении Иисуса. Хотя с половым здоровьем Большого Шоу-бизнеса давно что-то не так, если даже Гарри Поттер, забыв про Воландеморта, борется за мировой гомосексуализм и параллельно со своим пьянством, в то время как Леди Гага подозревает мужчин в воровстве творческих идей через ее влагалище. На фоне всего этого цирка Ленни смотрится по крайней мере здоровее — как-никак заповедь «плодитесь и размножайтесь» учел, дом на Багамах построил, а уж всех возлюбленных ближних на пальцах не перечесть. Осталось еще пальму какую-нибудь посадить, хотя необя-зательно — на Багамах их и так, как у дурака фантиков.

ПОЕЗЖАЙТЕ В КИЕВ И СПРОСИТЕ…
…Чем же на самом деле занимался дедушка Кравиц до революции, вряд ли ответит даже самый древний старожил Матери городов русских. Оно, в общем, и не важно; признание Ленни с киевского концерта 2008 года эффектности от этого не теряет: «Глядя на меня, не скажешь, будто я похож на местного. Но тем не менее именно тут в 1903-м родился мой дед». Если бы не иммиграция старика в США, топать сейчас нашему герою по Крещатику каким-нибудь Ленькой-Красавцем. Хотя на кровь Леонарду Альберту и так грех жаловаться: отец, украинский еврей Сеймур Кравиц, был телепродюсером, а мать, темнокожая Рокси Роукер с Багам — известной актрисой. Музыкальный мир открылся для Ленни рано. «Я рос, слушая все подряд. Помню, когда я был совсем маленьким, сам Дюк Эллингтон спел для меня Happy Birthday на день рождения», — ностальгировал он. Заметив, как в церкви малыш дрыгает ножкой под музыку, родители определили его в Калифорнийс­кий хор мальчиков. Шел 1974 год, и 10-летний Ленни, взращенный на джазе, «Битлах» и Jackson 5, самостоятельно осваивал гитару, барабаны и клавиши, чтобы позже развить навыки в престижной музыкальной школе Beverly Hills School. Там он познакомился с неким Солом Хадсоном, откликавшимся на прозвище Слэш. На пару с ним Ленни обзавелся первой татуировкой и открыл для себя важную рок-н-ролльную истину: хороший гитарист должен курить траву. «Дурь я тогда потреблял мешками, чуть ли не больше, чем мой любимый Боб Марли. В школе меня называли «черным чепушилой, помешанном на траве и роке», — вспоминал Ленни со смехом. А вот с зеленым змием отношения не сложились сразу: «Когда мне было восемь, на Хануку мой кузен стянул в синагоге бутылку вина «Манишевиц». Мы ее выхлебали и в результате домой я заявился в мясо, а потом еще пару дней болел душой и телом. С тех пор никогда больше не напивался». Тем не менее сей факт не помешал ему в 2006 году воспеть Absolut в песне Breath — разумеется, исключительно по доброте душевной.

Из-за экстравагантного типажа однокашники дали парню прозвище Печальный Ромео (Romeo Blue). Оно приглянулось Кравицу и, довершив свой образ голубыми линзами, дредами и одеждой самой кошмарной расцветки, он приготовился штурмовать музыкальный небосклон. Сеймуру это, понятное дело, не понравилось, и после очередного скандала 15-летний Ленни оказался на улице — без гроша за душой, зато при стареньком «Форде Пинто» и с огнем в сердце.

ТАЛАНТЛИВЫЙ МИСТЕР БОНЕ
В 1985 году после концерта New Edition за кулисами Ленни встретил Лизу Боне. Дочь еврейки и индийца, Лиза слыла в тусовке много-обещающей молодой актрисой и произвела на музыканта сильное впечатление — она казалась ему зеркальным отражением его самого. Ленни же, в свою очередь, мог не понравиться лишь совсем клинической софистке. Спустя два года пара узаконила свои отношения в Лас-Вегасе, а еще через год у них родилась дочь Зои. Но, несмотря на взаимную пламенность чувств, с семейным счастьем не заладилось: в тени разгорающейся звезды Лизы, уже блеснувшей талантом и попкой в «Сердце ангела», Кравиц чувствовал себя чем-то вроде аппендикса. За глаза его звали Мистер Лиза Боне, что больно било по честолюбию, поэтому он работал на износ, сутками пропадая в студии к пущему недовольству супруги. Плодом его титанического труда стал дебют Let Love Rule, принесший исполнителю контракт с Virgin Records и развод. Влюбленный мавр был ошеломлен, но сцен устраивать не стал и по окончании бракоразводного процесса в 1991 году отпустил супругу с миром.

В начале 90-х пряная смесь соула, фанка и рока с щепоткой джаза пришлась не ко двору. Лейблы смущала «слишком черная музыка», а юная эра гранджа с ее нигилизмом встречала «недобритых семидесятников», боготворимых Кравицем, с презрением. Однако тот в чирлидеры не набивался; неглупый Ленни метил выше, к более взрослой публике, и в конце концов сумел ее зацепить. Дамы оценили бицепсы-трицепсы и чувственность вокала, мужчины — профессиональный подход к делу и принялись голосовать купюрой.

К чести Кравица, звездная пыль не застила его очи. Он добросовестно оттачивал свои идеи с каждым новым диском, не теряя при этом экспериментаторского пыла. Без вопросов, эволюция от необязательного первенца до напичканного хитами гиганта «5» 1998 года налицо. Кстати, последний и сегодня считается самым удачным альбомом артиста: привычные наработки разбавили элементы электроники и хип-хопа, оставляя в основе старый добрый рок.

Впрочем, к наследию прошлого Ленни всегда относился в широком смысле бережно: к примеру, не пожалел на аукционе $25 000 за хендриксовс­кую рубашку, а недокуренный после тусовки с Миком Джаггером джойнт хранил чуть ли не год... И все же, положа руку на сердце, музыке Ленни всегда не хватало самостоятельности, как и его образу. Взмахнет дредами — повеет Бобом Марли; скорчится с гитарой — Хендрикс мерещится; а уж после характерных тазобедренных движений и вовсе вытанцовывается Джеко, царство ему небесное. Другое дело сплетни: как ни крути, девушки интереснее музыки. К тому же две эти единицы в рок-н-ролльном уравнении Ленни неразрывны: по словам Ванессы Паради, «он одинаково лихо миксует как стили, так и женщин».

ЖАРКИЕ МИКСЫ
Постельный реестр открыла Мадонна, известная своим чутьем на актуальные половые тренды. Кравиц подарил ей хит Justify My Love, и в благодарность поп-богиня приютила мулата в своем особняке. «Она просто великая женщина», — вспоминал Ленни. Правда, после разрыва он не раз называл великую женщину хладнокровной сукой, но одно другому не мешает.

Забавно, что, будучи уже признанным секс-символом, Кравиц продолжал играть в рыцаря печального образа. «Мне ужасно не везет в любви, — жаловался он. — Я все время окружен охранниками, телохранителями... Как тут знакомиться?» Кокетством от его слов тянет за версту: тестостерона скромника хватило бы на возрождение цивилизации майя или еще каких гипербореев. Ему приписывают связь с Наоми Кэмпбелл, Стеллой Маккартни, Кайли Миноуг, Натали Имбрульей, Кейт Хадсон и омской красавицей Катей Ковалевой. Но сказать точно, какие романы действительно имели место, а какие лежат на совести фантазеров от пера, непросто — тем паче, что в большинстве случае Ленни воздерживался от комментариев. Парадоксальнее всего выглядят подмосковные старлетки, в красках расписывающие свои одиозные шашни с артистом. А об отношениях Кравица с Украиной впору готовить отдельный материал — там, если верить Петру Листерману, Кравиц вообще оддудонил весь местечковый глянец: от Сегерды до Лободы.

Однако докопаться до правды можно. Например, Ванесса Паради до сих пор благодарна Ленни за то, что он помог ей найти себя в музыке, познакомил с Джонни Деппом и на личном примере доказал нехитрую истину: все мужики кобели. А вот Николь Кидман его благодарить не за что. Когда суженый перебросил все свои 180 сантиметров секса на Пенелопу Крус, Ленни поначалу казался спасителем. Николь перебралась в его нью-йоркскую квартиру, наш герой посвятил даме сердца балладу Lady, и пара официально заявила о свадьбе. Однако спустя восемь месяцев все закончилось, когда папарацци обнародовали снимки, изображающие Ленни с актрисой Мими Родригес, а в прессе поползли слухи о его романе с художницей Айрис Арудой. Самое интересное, что, разойдясь с Кидман, Ленни тут же закрутил интригу с освободившейся Пенелопой Крус. Чистоплотность этого мужского обмена сомнительна, но, с другой стороны, Кравиц и не прикидывался святошей, честно признаваясь: «Я могу быть порядочной сволочью и примадонной в одном лице».

Впрочем, о спасении души рано или поздно все задумываются. Нашего героя любовь Иисуса настигла в 2004 году, после выхода пластинки Baptism, которую он назвал «своим духовным перерождением». Правда, паралельно духовному перерождению Ленни ко всеобщему восторгу заговорил о вещах, слабо совместимых с просветлением. Немецкому PLAYBOY он заявил о нетерпимости к нижнему белью («никогда не носил и не собираюсь»), FHM похвастался принцем Альбертом («в сексе он делает меня настоящим животным!»), а в память о скончавшейся матери сделал себе пирсинг на лобке с алмазом из ее серьги. С другой стороны, свое отношение к публичности Ленни озвучил вполне доходчиво: «Это же часть игры. Вам ведь нравится читать о знаменитостях всякое дерьмо». Звучит неглупо и лишний раз доказывает его адекватность. А то, что Кравиц периодически устраивает в квартире сантехнические аварии на $800 000 — подумаешь, с кем не бывает. Зато не гей.