НЕ ТОЛЬКО ЦЕННЫЙ МЕХ

27.12.2010

Разумеется, переломным моментом в культурной и культовой истории кролика был 1953 год. Многие события того года остались в памяти человечества: ко всеобщему облегчению умер Иосиф Сталин, советские ученые на радостях взорвали водородную бомбу, их английские коллеги расшифровали структуру ДНК, а американцы, наплевав на все это, покупали впервые появившиеся в продаже цветные телевизоры.

Но важнейшее (по крайней мере, для нашего повествования) событие случилось в холодном декабре 53-го, когда на стендах с прессой в Штатах появился журнал... вероятно, ты уже догадался, какой? По секрету говоря, никаких кроликов в первом номере Playboy не было, но, по крайней мере, уже случилось главное: арт-директор журнала Арт Пол сумел отговорить главного редактора от идеи назвать революционное издание Stag Party («Мальчишник», буквально – «Оленья вечеринка»), иначе пришлось бы тебе сейчас читать унылую статью о рогатых парнокопытных.

Знаменитый кролик появился в январе 1954-го и первоначально использовался только как концевой знак (посмотри на самую последнюю строку этой истории – ну да, он и поныне там), но вскоре превратился в официальный логотип журнала. Арт, кстати, нарисовал нашего кроля всего за час – с поистине кроличьей быстротой. Но ведь не просто так на страницах Playboy появился именно кролик?

О способностях этих зверьков к лихорадочному размножению известно каждому; разумеется, уже в незапамятные времена это приписывалось исключительно игривому и беззаботному характеру нашего героя. На Востоке ему, однако, приписывалась и домовитость: по японским поверьям, кролики живут на Луне и готовят там рисовые пирожки (по другим же данным – эликсир бессмертия). Китайский кролик тоже проживает на Луне с лунной богиней Чанги и является безусловным атрибутом празднования Нового года по лунному календарю. Занятно, что вьетнамцы заменили кролика на кота, поскольку, по странной иронии судьбы, кролики во Вьетнаме в древности не водились.

Будучи по-азиатски пунктуальны, вьетнамцы были последовательны во всех областях, где могли встречаться кролики, благодаря чему неожиданным образом обогатили местную кулинарию — к естественному ужасу европейцев. Впрочем, наиболее кроликолюбивым народом древности следует, очевидно, признать ацтеков, в пантеоне у которых имелось аж четыре сотни божественных кроликов, именовавшихся Сенцон Тоточтин (то есть, собственно, «четыреста кроликов»). Покровительствовали они веселью и питию, а возглавлял всю эту банду главный кроль, сын ветра по имени Тепоцтекатль.