Носить нельзя отказаться: чего на самом деле стоят меховые изделия

28.07.2021

Разве красота требует таких жертв?

Носить нельзя отказаться: чего на самом деле стоят меховые изделия

Фото Charisse Kenion, unsplash

Грязь, вонь, антисанитария, маленькие клетки и бесконечный страх — возможно, вы сейчас подумали об очередном фильме ужасов и даже содрогнулись от представленной картины. Но нет, это действительность, в которой живут миллионы ни в чем не повинных существ. Сейчас вы, наверное, ужаснулись еще больше. Однако большинство людей предпочитают не замечать эту проблему. 

Речь идет о зверофермах, на которых выращивают пушистых зверьков на убой. Их мягкие и шелковистые шкурки очень ценятся многими жителями России и не только. Роскошный мех считается признаком статуса и богатства, о нем мечтают многие женщины нашей страны. Чего только стоят одни лишь стереотипные шутки о меркантильной жене, вечно требующей от супруга шубу. Кроме того, как сообщает РБК, спрос на меховые изделия летом 2021 года вырос на 82% по сравнению с прошлым годом. 

За красивой картинкой с пышной шубой стоят жуткие мучения зверьков, чьи шкуры сдирают ради меховых изделий. Несколько лет назад общественная организация по борьбе за права животных PETA провела свое собственное расследование, чтобы показать людям, какой ценой роскошные меховые изделия оказываются на прилавках магазинов. Они побывали на разных зверофермах, где снимали на камеру увиденное — эти кадры тогда потрясли весь мир. Животные ютились в крошечных клетках, сидя друг на друге, они были изнеможены и истощены. Пол клетки отсутствовал — вместо него была острая решетка из железных прутьев, чтобы фекалии падали вниз. А от самого процесса умерщвления животного по коже бегут мурашки. С большинства зверей шкуры сдираются заживо — так значительно дешевле. После того, как шкуру уже содрали, зверек продолжает жить еще несколько секунд. 

Мы поговорили с председателем регионального отделения «Альянса защитников животных» в Архангельске Татьяной Халиной. Именно на Севере нашей страны наиболее распространены меховые изделия и сами зверофермы. 

Татьяна рассказала, что в нашей стране таких звероферм огромное количество. В большинстве европейских стран их сейчас закрывают из-за требований общественности, поэтому на рынке меха господствуют в основном Россия и Китай. Именно из этих стран осуществляется экспорт меховой продукции. 

«Животные живут в страшных, немыслимых условиях. Они не имеют возможности жить, как в естественной среде, купаться, рыть норки. Они находятся в маленьких грязных и тесных клетках, которые никто никогда не убирает, испражнения остаются под клеткой и ужасно воняют. Животные вынуждены заниматься каннибализмом, что им совершенно несвойственно, потому что их кормят их же умершими собратьями, чтобы не тратиться на корм. Они получают сильнейший стресс, из-за этого у них появляются нарушения в психике. Животные сами себе откусывают лапки, занимаются членовредительством. Потому что условия, в которых они находятся, совершенно неприемлемые для жизни любого живого существа: страшная грязь, духота, жара или холод. Они режут себе лапки решетками, которые стоят вместо пола, чтобы фекалии падали вниз», — рассказывает Татьяна.  

Носить нельзя отказаться: чего на самом деле стоят меховые изделия
Фото кадр из ролика PETA

Способы умерщвление зверей бывают разными, однако все они жестоки и антигуманны. Обычно владельцы предприятий не видят смысла в том, чтобы тратиться на дорогостоящие процедуры, как, например, усыпление. Поэтому в ход идут любые методы, не требующие больших вложений. В том же расследовании РЕТА рассказывали, как кроликов забивают палками, а потом отрезают головы еще живым. Шиншилл долго и мучительно убивают током и затем ломают шеи. 

«У нас в основном убивают специальным средством, созданным для бескровного забоя животных. Это курареподобный яд, его набирают в шприц, делают укол, после чего животное долго умирает в муках от удушья. Животное, находясь в полном сознании, медленно и мучительно умирает. Это один из самых дешевых и распространенных способов. Есть еще один — убивать электрическим током. Они подводят его к анальному отверстию животного, ток проходит через весь организм, и зверек умирает в жутких страданиях. Поэтому, конечно, мы не можем говорить ни о каком гуманном отношении к животным на зверофермах. И жизнь, и смерть этих животных очень мучительна», — возмущается зоозащитница.

Носить нельзя отказаться: чего на самом деле стоят меховые изделия
Фото кадр из ролика PETA

В 2018 году в России был принят закон «Об ответственном обращении с животными», казалось, что животные наконец спасены, однако закон вышел однобоким: он регулирует обращение с домашними питомцами и сферу развлечений — зоопарки и цирки. Зверьки, которых выращивают ради меха, снова остались без защиты. 

«В России нет закона, регулирующего работу этих звероферм, нам удалось добиться закона «Об ответственном обращении с животными», но там речь идет в основном о животных-компаньонах — о кошках и собаках — и об индустрии развлечений. А про других животных нет ни слова. Нам никак не проконтролировать, как именно животные умирают. Но дело не только в их смерти, сама жизнь этих зверьков — это бесконечные страдания. Звероферму невозможно сделать гуманной, именно поэтому во многих странах от этого отказываются», — объясняет Татьяна.

Носить нельзя отказаться: чего на самом деле стоят меховые изделия
Фото кадр из ролика PETA

Как ни странно, современные повестки об экологичности и борьбе за планету оказали медвежью услугу борцам за права животных. Многие молодые люди, следующие современным тенденциям, предпочитают натуральный мех искусственному, объясняя свой выбор экологичностью материала. Американская журналистка Ханна Беттс, готовясь к своей статье, обнаружила, что меховые изделия снова стали популярны не только среди молодежи, но и среди известных личностей, не так давно отказавшихся от шуб, и брендов, которые снова начинают продвигать натуральные меха и представлять их на модных показах. 

Татьяна Халина считает, что в России все пока немного наоборот: молодежь только начинает отказываться от меха, а вот старшее поколение меньше настроено к изменениям. 

«У нас по-прежнему люди считают, что мех — это одно из достояний нашей страны, от которого мы не можем избавиться. Однако молодежь уже отказывается от меха, многие люди до 30 лет считают, что натуральные шубы — это уже неактуально. А вот женщины за 40 и 50 лет по-прежнему думают, что жизнь без меха невозможна, потому что это показатель статуса и богатства», — говорит Татьяна. 

Борцам за права животных еще предстоит долгая и упорная работа, итог которой пока неизвестен. Они продолжают бороться за урегулирование этой отрасли на законодательном уровне и гуманное умерщвление животных, если отказаться от меха совсем не получится.

Рекомендуем