«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

26.11.2020

Нежный редактор здесь, ноунеймы.

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

Она молодая, смелая и амбициозная. Она выбивает дверь с ноги, входит в здание и падает рандомным образом в мягкое кресло. Это Таня Мингалимова a.k.a Нежный Редактор a.k.a Татьяна Космос a.k.a НЕ НЕЖНАЯ.

Таня долгое время работала с Дудем, запустила свой интервью-формат, а потом очень лихо выстрелила с горячим шоу «Подруги». Сейчас она ворвалась в рэп-игру и решила показать, как и про что можно делать, кроме «денег, цацок и моделей». 

Мы поговорили с ней и узнали все, что хотели. Это большое интервью с Таней, и тут много всего интересного.

Playboy: Привет, Тань! Как ты считаешь, какую роль сейчас играют глянцевые журналы, типа Playboy? Насколько это актуальный формат, по-твоему? 

Таня: Такого влияния, как раньше, когда ты прочитал что-то в глянце, и он задал новую тему, новую моду, новый стандарт — точно нет. Мне кажется, глянец сейчас, наоборот, что-то перенимает из интернета и работает по правилам интернета. По сути, большинство лиц, которые появляются в глянце — это люди из интернета. Сейчас это имиджевая история и какого-то прямого влияния у нее больше нет. 

Печатные версии — это для дизайна дома, для атмосферы, поставить красивую свечку, можно взять с собой в «Сапсан», в самолет. И в целом это не очень экологично. Я думаю, что скоро нас захватят все эти экологи и скажут, что нельзя ничего печатного делать.

Playboy: Как ты считаешь, насколько консервативным в отношении сексуальных тем является нынешнее российское общество? И в какую сторону движется тренд? 

Таня: Я думаю, что мы очень консервативные. Но я приятно удивилась, когда выпустила шоу «Подруги», где мы только и говорим про секс и оргазмы. Я была уверена, что в комментариях хотя бы половина будет прям жестко нас поливать грязью и говорить, что так вообще нельзя делать, нельзя такие темы поднимать, такие пошлячки.

В итоге 95% комментариев были отличными. Меня прям сильно удивило, что это, на самом деле, всех интересует.

Здесь и далее фото @slozhnoevprostom
Здесь и далее фото @slozhnoevprostom //

Еще после того как я выпустила эту программу, все начали думать, что со мной надо делиться всеми своими историями о сексе. И все стали ко мне подходить: «Знаешь, Тань, а я получаю оргазм, сейчас я тебе все расскажу».

И я поняла, что у большинства моих подруг, от которых я даже такого не ожидала, есть секс-игрушки, у многих из них был необычный опыт, типа БДСМ или секса втроем, вчетвером. Я такая думаю: «Блин, прикольно».

Я этого не ожидала, я думала, что есть определенное коммьюнити более просвещенных людей, которые не стесняются. В итоге я выяснила, что все в теме. Будто бы курс сменился за последние пару лет, люди стали больше в этом сечь. Крайне неожиданно было. 

Хочется верить в то, что интернет сейчас ускоряет любой процесс, в том числе секс-образование. Я надеюсь, что произойдет довольно быстрый скачок. Мне кажется, я это уже вижу.

Знаешь, до того как делать программу, я ходила на курсы орального секса. Мне их подарили друзья на день рождения, они посчитали, что это очень смешно. Но я сходила. Эти курсы в основном были посвящены тому, как ублажить мужчину. Как расставить «маяки», как сделать так, чтобы он не ушел к любовнице, какие-то теории халатиков (в каких халатиках встречать мужа). 

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

В итоге они пришли ко мне с рекламой, и я сказала: «Ребят, я знаю эти ваши способы, поэтому я не буду вас рекламировать».

Только потом я выяснила, что спустя полгода их директор полностью сменил направление школы, и теперь у них все посвящено тому, как женщине самой получить удовольствие. 

Тогда я подумала: «Вот это круто, теперь я счастлива». 

Playboy: Неплохо ты перестроила их бизнес-модель!

Таня: Мне кажется, что так теперь везде будет происходить. 

Playboy: Как ты относишься к западным идеям инклюзивности? Считаешь, нашему обществу это близко?

Таня: Сейчас такой период, когда многие течения только появляются. Только-только мы услышали голоса трансгендерных людей, услышали голоса феминисток. Поэтому сейчас происходит такой всплеск. Ксюша (Ксюша Дукалис — прим. ред.) любит приводить метафору: «Когда что-то падает в воду, мы сначала видим брызги, а потом уже кольца воды».

Вот мы пока даже не кольца на воде, а брызги, поэтому сейчас эта репрезентация очень важна. Чтобы этих людей показывали, чтобы об этих людях говорили хоть что-то.

Мы сейчас в таком периоде, когда феминистки кричат очень громко, когда людей должны замечать и должна быть их репрезентация в культуре. Потом все будет спокойнее. Это все случится, про это все узнают, услышат, примут, а потом это уже будет естественным путем происходить. Пока это надо реально расставлять. 

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

Playboy: Как тебе кажется российские мужчины относятся к феминизму? Они боятся его? Им кажется, что их пришли угнетать, смещать и ненавидеть? 

Таня: Это двоякая штука. С одной стороны, мне сразу же хочется ответить, что у нас и сами женщины очень плохо относятся к феминизму. Когда ты в своем коконе на ютьюбе со своими зрителями, все, конечно, тебя поддерживают. Но как только ты выходишь в массовые паблики и читаешь новости, что какую-то девушку изнасиловали, ты видишь комментарии: «Вот она сама туда пошла». Я думала, что такого уже лет десять не пишут. Оказывается, пишут, и даже женщины плохо относятся к феминизму.

Стоит посмотреть ролик, вышедший полгода назад на премии «Женщина года», когда журналистка Super.ru спрашивала у главных инфлюенсеров-женщин, феминистки ли они. Они все отвечали: «Нет, мы за патриархат, фу-фу-фу, да не дай боже». То есть даже если в центре Москвы главные инфлюенсеры плохо отзываются о феминизме, то что говорить про всю Россию. Тут не только мужчины плохо относятся к феминизму, но и прежде всего женщины. 

С другой стороны, если опираться на мой круг, то у меня даже те парни, которые не понимали, что такое феминизм, теперь говорят: «Блин, да, конечно же я поддерживаю, все должны быть равны». 

Просто пока очень мало диалога на тему феминизма, чтобы объяснить, что это такое доступным языком. Собственно, для этого моя программа и была создана. Вроде как девчонки просто выпивают и весело общаются, но при этом параллельно очень-очень простым языком за коктейлем объясняют разные штуки про свободу, феминизм и так далее.

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

Playboy: Сейчас роль мужчины в обществе меняется. Для многих парней всю жизнь ролевыми моделями были их отцы, эти патриархальные русские отцы, которые транслируют одну главную идею — как мужик сказал, так и будет. Что делать этим парням? Как приспособиться к смене парадигмы? Или не надо ничего делать?

Таня: В любом таком вопросе человеку не объяснишь, пока он сам не захочет разобраться. Если кто-то сталкивается с непониманием, можно спросить, а удобно ли им жить в схеме, где вся ответственность за доход, за семью лежит только на нем. Тебя не отпускают гулять с друзьями, потому что девчонка сидит дома, отвечает за быт, и ей как бы скучно.

Или было бы все-таки интереснее с девушкой, у которой есть свои дела, свои занятия, своя жизнь, даже если это основательное воспитание детей.

Здорово ли вообще жить в системе, в которой ты особо не расслабишься, не погрустишь, не поплачешь, потому что плакать «дело не мужское». Или интереснее жить в каком-то другом обществе? Вот такие вопросы стоит задать.

Playboy: А кто их должен задавать? Они сами должны задаться ими? 

Таня: Нет, если ты, допустим, общаешься с парнем, и он тебе говорит: «Нет, нет, нет, никакого феминизма. Патриархат, и все». Тогда такие вопросы задаешь. Просто у меня были подобные ситуации. Сегодня уже не только девчонки, но и парни делятся своими историями. У меня два моих друга сталкивались с одним и тем же. 

Они мне говорят: «Мы хотим отношений». Я говорю: «Так, и что?» Они говорят: «Ну, я начинаю встречаться с девушкой и мне сразу нужно уделять ей все свое внимание, я ничего не успеваю делать. Я даже книжку не могу почитать, потому что она сразу же требует внимания. Я говорю: «Ну вот, а че же ты тогда против феминизма?».

Иначе бы у нее были свои интересы, свои дела, вы бы встречались и тупо кайфовали вместе. Парни сначала любят подгибать под себя, типа: «Я за все плачу, я все делаю, увольняйся с работы, сиди дома». Потом сами ноют, что типа она сидит дома, и все на их плечах.

Удобнее жить в другой системе. Реально, патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена. Практически настолько, насколько и женщинам. 

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

Playboy: Как ты считаешь, какими самыми отстойными качествами может обладать мужчина?

Таня: Я не делю мужчин и женщин. Когда любят посплетничать, нет чувства юмора, когда ты все время серьезен и не воспринимаешь что-то. Ну, и, конечно, скупость. Она вообще никого не красит.

Playboy: После блока выпусков про секс и феминизм с гостьями-девушками вы придумали формат «мужского сезона». Планируете ли вы после него сезон с небинарными людьми, агендерными и гендерфлюидными персонами?

Таня: Я бы очень этого хотела, даже может быть круглый стол с разными людьми. У нас была такая идея с Кареном Шаиняном, он делает свой канал про ЛГБТ. Но проблема в том, что нас и так слишком дофига, нас четверо ведущих. Нас все время поливают в комментах за то, что мы друг друга перебиваем. Если у нас появится еще очень много других гостей, там вообще будет мясо.

Но я была бы очень рада, если бы у нас появилось больше звезд, которые расскажут, что они представители ЛГБТ, гендерфлюидные персоны или небинарные люди. Но сейчас таких мало. В любом случае мне эта тема очень интересна. Я бы хотела такое сделать.

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

Playboy: Есть ли какие-то важные темы, которые ты пока не освещала на своем канале, потому что они слишком сложные, но очень хочешь?

Таня: Это короткий ответ. Да, такая тема есть. Это Кавказ. У меня много друзей оттуда, и они все время рассказывают всякие интересные факты, которые было бы очень интересно изучить. Так как я все-таки не оттуда, я до сих пор не понимаю, насколько корректно обсуждать это именно в нашем формате. Потому что мы очень жесткую всегда даем оценку, у нас все время свое мнение. А здесь, получается, ты залезаешь на чужую территорию. Но я хочу эту тему поднять.

Playboy: Ты выглядишь открытой всему новому, интересующейся и не пытающейся осуждать других. Это так круто! Но иногда, особенно до появления Тани Стариковой (четвертой соведущей — прим. ред.), чувствуется небольшой перевес в консервативность со стороны Карины и Ксюши. Например, в выпуске про кинки-вечеринки, где все, кроме тебя, восприняли их негативно, решив, что девушки «заставляют» себя на них ходить ради своих мужчин-партнеров (якобы сами они «такого» хотеть не могут). Скажи, насколько тебе важно, чтобы итоговый посыл аудитории был этичным? Связано ли появление Тани Стариковой в вашей компании с тем самым балансом консервативного и нового, авантюрного и экспериментального? 

Таня: Мне важно, чтобы итоговый посыл был этичен, но я не хочу урезать мнение ведущих. Если там какие-то перегибы, я могу это подрезать, но генеральные мысли стараюсь оставлять. Появление Тани Стариковой связано с тем, что у девчонок (Карины Истоминой и Ксюши Дукалис) очень схожее мнение, нужно было какое-то альтернативное. Плюс, мы все одного возраста, мне хотелось кого-то чуть постарше с ребенком, замужнюю, чтобы она была немножко другой.  У Стариковой позитивный взгляд, она умеет задуматься и что-то выдать.

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

Playboy: Ты замечаешь, как твои выпуски влияют на саму тебя? Ты стала свободнее, раскрепощеннее? Может, в тебе стал более силен тот самый дух авантюризма? Как это проявляется? 

Таня: Нет, я просто научилась отстаивать свои границы, стала больше сечь в оргазмах и удовольствиях, но по части свободы, как раз наоборот. Я изначально была очень свободной, поэтому понимала, что нужна такая программа. Все шло от меня. 

Playboy: Ты наверняка просматриваешь комменты под своими видео. Если судить по гневным и недовольным комментариям, какие темы сейчас вызывают настоящий шитсторм? От чего у людей бомбит сильнее всего?

Таня: Вот такого я не встречала, потому что у нас аудитория довольно лояльная. Мы же не выпускаемся для чужой аудитории, поэтому нет такого. Я не встречаю такого, правда.

Playboy: Назови проект своей мечты, кроме уже существующего.

Таня: Я бы хотела срежиссировать рекламу духов.

Playboy: Назови свои три любимых сериала.

Таня: У меня только один. Это Sex Education («Сексуальное просвещение»), я обожаю этот сериал. Второй сезон просто супер. Если бы такое в России появилось, было бы нереально здорово. Там прям такая репрезентация и ЛГБТ-сообщества, и женщин, и подростков, их проблем, секса. Там это показано супернепринужденно, не пошло, откровенно и очень по-доброму, по-честному и без провокаций. Это идеальный баланс. 

«Патриархат вредит мужчинам, я в этом убеждена»: большое интервью с Таней Мингалимовой

Playboy: Чем ты любишь заниматься, когда тебя никто не видит?

Таня: Ммм.. я думаю, как и все: танцевать, слушать пластинки, не закрывать дверь в ванную мне очень нравится. 

Playboy: Что тебя бесит?

Таня: Меня бесят непрошенные советы.

Playboy: Что тебя радует?

Таня: Очень банально, но меня радует, когда я вижу некое проявление добра. Вчера в посте я призвала всех делать друг другу комплименты в комментах. Господи, ты заходишь в комментарии и там пишут какой-нибудь девочке: «У тебя такой красивый блог, ты так здорово поешь!».

И ты реально так редко это видишь в интернете. Я так сильно удивилась этому. Меня это очень сильно порадовало. Меня все время радует, когда я вижу какое-то проявление добра. Мне кажется, этого сейчас так мало. 

Playboy: Какой ты видишь Россию через 10 лет? И какой ты видишь свою роль в этой России будущего? 

Таня: Блин, мне очень страшно, если честно, думать про Россию через 10 лет. Я прям даже не хочу об этом думать. Я не знаю, почему, но мне прям стремно. Наверное, потому что гайки закручиваются каждый день. И когда так происходит, либо становится супермало свободы, либо, наоборот, случается какой-то бунт или еще что-то. 

Я через десять лет.. Мне кажется, что я угомонюсь по части своей презентации. Я уйду либо в режиссеры, либо в продюсеры. Буду жить где-нибудь в загородном доме, а после себя оставлю наследие персоны-феминистки, которая десять лет назад совершила что-то прикольное, и это как-то помогло повлиять на девчонок. Как-то так. 

Playboy: Круто! 

Таня: Мы это сделали, ура!