ПАТРИК СУЭЙЗИ

01.02.2011

Еще каких-то пятнадцать лет назад его постеры висели чуть ли не в каждой девичьей спальне. А потом он вдруг резко превратился из молодого романтика в старика, умирающего на своем ранчо на глазах у всего мира. «Есть дни, когда я ощущаю себя настолько усталым, что не знаю, как быть дальше. Но я должен идти вперед, как будто меня ждет большое и светлое будущее. Так, как будто рак излечим. Будь я проклят, если этот сукин сын меня одолеет. Он пытается убить меня, но я одержу верх. Я никогда не сдавался, с того самого дня, когда те пять мальчишек напали на меня. И я не собираюсь сдаваться теперь. У меня есть так много вещей, ради которых стоит жить». Так звучали горестные, как будто источенные отчаянием слова Патрика Суэйзи из его прощальной книги мемуаров. Той, что насквозь пронизана невероятной силой человека, уже глядящего в пустые глазницы костлявой и при этом старающегося держаться с гордо поднятой головой. Борьба с трудностями вообще была его подругой по жизни. Первый важный раунд датировался школьными годами, проведенными в Хьюстоне, штат Техас. Патрик рос мягкосердечным, слабым ребенком и, разумеется, не избежал репутации маменькиного сынка. Упомянутые выше малолетние хулиганы были вполне реальны, как и их зуботычины. Справиться с проблемой помогла мать – Патрисия Ивонн Суэйзи. Она отдала сына в клуб восточных единоборств, и вскоре Патрик мог доходчиво растолковать былым обидчикам, почему нападать впятером на одного – не по-товарищески. Котировки были подняты, и малыш приобрел весомую популярность. Особенно, как нетрудно догадаться, у противоположного пола. Впрочем, девочкам Патрик был интересен не только благодаря крепким мускулам и приобретенной уверенности в себе. В область интересов Патрика попадали такие, казалось бы, «немальчишеские» увлечения, как хореография, театр и фигурное катание. Но самым главным из них были танцы. За любовь к этому виду искусства стоило, опять же, благодарить маму – в Америке Пэтси почиталась известным хореографом и держала частную балетную школу. Пластика у парня была потрясающая, и, присовокупив к таланту невероятное трудолюбие, Патрик скоро осознал, что мечта о профес-сиональной карьере балетного танцора запросто может стать явью. Была у паренька еще одна важная причина любить танцы. В балетной школе Суэйзи встретил красавицу Лайзу Ниеми. Все начиналось как недолговечная первая любовь: ему было девятнадцать, а она только отпраздновала свой семнадцатый день рождения. Однако отношения развивались стремительно и через три года закончились свадьбой и переездом молодой пары в Нью-Йорк. Когда еще покорять мир, если не в двадцать лет? Суетливый город контрастов встретил их на удивление благосклонно. Дебют молодой пары в бродвейском мюзикле «Бриллиантин» встретили шквалом аплодисментов, а в 1980 году Патрик был утвержден в дублирующий состав труппы «Бриолина» – культового мюзикла конца 70-х. Там танцора заметил сам Михаил Барышников. Все складывалось до невероятности сказочно; однако жизнь обла и не такие славные карты: не дала о себе знать давнишняя коленной чашечки, заработан в колледже на волне увлечен канским футболом. Вердикт в обрушился на далеко идущие Большой Круглой Печатью: о нальных танцах – равно как и сиональном спорте – придетс забыть. В двадцать с небольш Патрик вновь оказался на стартовой полосе.

Выход из тупика нашелся неожиданно быстро. В списке юношеских увлечений Патрика поми всего прочего фигурировал театр. Терять было, в общем, нечего и вскоре менеджер Суэйзи Боб Лемонд убедил его и Лайзу переехать в Лос-Анджелес. Первые полученные роли были несерьёзны - раненый солдат в антимилитаристски настроенном сериале «M*A*S*H» и эпизод в «Скейтауне» А уже к 1983 году Суэйзи сыграл в Копполовских «Изгоях» в пестрой компании еще не оперившихся Мэтта Диллона, Эмилио Эстевеса и Тома Круза. Говоря начистоту, гениальной игру Суэйзи нельзя было назвать даже с натяжкой; но воплощение образов крепких, пластичных пареньков и не предполагало лицедейских подвигов по системе Станиславского. Однако Суэйзи неожиданно обнаружил свою актерскую нишу – романтичного, милого парня с доброй, по-подростко-вому наивной улыбкой. Именно таким мир увидел его в «Грязных танцах» – музыкальном кинохите №1 1987 года. Можно бесконечно брызгать слюной, обсуждая бесхитростный сюжет, но картина выстрелила: многим как раз не хватало чего-то светлого и романтичного а-ля 60-е. В похожем настроении был сделан и «Призрак» Джерри Цукера: сюжет этой трогательной мелодрамы известен всем, у кого когда-то было детство, и даже гопники из районных качалок России начала 90-х не раз и не два просматривали на VHS-кассетах знаменитую сцену с гончарным кругом. Герой Суэйзи идеально вписался в блистательный актерский состав с молоденькой Деми Мур и лихой Вупи Голдберг, уже тогда проявившей себя «своим парнем». Несмотря на то что сюжет бил все допустимые пределы карамельности, мир оглушительно пачкал носовые платки и заходился слезами умиления на полмиллиарда долларов – столько составили кассовые сборы. И пусть золотую статуэтку и аналогичного материала глобус унесла Вупи – для Патрика это был абсолютный триумф.

Однако 90-е несли собственную моду в массы, и романтическому герою вроде «призрачного» Сэма не нашлось места в новом времени. Суэйзи им и не стал: всего через год он сыграл в фильме Кэтрин Бигелоу «На гребне волны» не менее культовую роль серфера Боуди – полугангстераполухиппаря, заплутавшего и перешедшего грань в поисках внутренней свободы. Создатели образа снова попали в яблочко: патлатый блондин здорово резонировал с тогда еще живым Куртом Кобейном да и вообще воплощал в себе весь гранжевый дух начала 90-х. А потом вдруг как отрезало. На банковском счету Патрика накопилась весомая сумма, которой хватало даже на покупку собственного самолета, но яркие роли вдруг стали предлагать другим. Патрику же приходилось проявлять свои таланты в боевиках; впрочем, смотреть на Суэйзи было приятно и там. Что характерно, все трюки он выполнял самостоятельно, а снимаясь в драке, следил, чтобы все удары были заправдашними.

Были у Патрика и проблемы нетворческого характера. По недавнему признанию Лайзы, он долгое время страдал от тяжкой алкогольной зависимости. Запои протекали в худших традициях соцреализма. «Он становился совершенно другим... это не насилие, не избиение, это эмоциональная непредсказуемость, и это очень больно – видеть, как тот, кого ты любишь, разрушает себя». К 2006 году, однако, после длительного лечения в клинике для алкоголиков над зеленым змием был одержан верх; но в добром здравии Патрику было отведено прожить всего ничего. Смерть уже как-то раз пыталась подобраться к актеру: во время съемок в «Письмах убийцы» 1997 года по сценарию он должен был проскакать на лошади без седла и уздечки. Скакуна понесло, и незадачливый наездник крепко приложился о дерево. Подобные казусы нередко показывают в юмористических телепередачах, однако на деле обошлось без закадрового смеха – Патрик заработал перелом обеих ног, лишился пальца на одной из них и порвал сухожилие в плече. После происшествия у актера проснулась неожиданная любовь к лошадям, он всерьез занялся их разведением на собственном ранчо в Нью-Мексико и даже принял участие в скачках, проходивших в Арабских Эмиратах. Однако, когда в 2008 году в медицинском центре «Синайские кедры» Суэйзи поставили страшный диагноз, стало ясно, что на этот раз игры с костлявой не пройдут. «Единственное, что я когда-либо слышал про рак поджелудочной железы, – это то, что он неизлечим и быстро убивает, – писал Патрик. – Поэтому, когда врач произнес слово «рак», я подумал: «Я – покойник».

Ужас перед смертью Патрик решил утопить в работе. Очень кстати подвернулась роль в сериале «Зверь» — все считали, что картина поможет заходящей звезде актера вернуть былые позиции. Патрик выкладывался на съемочной площадке, как шахтер в забое, и даже прекратил на время прием обезболивающих — по собственным словам, они мешали ему сосредоточиться на игре. Параллельно со съемками пара занялась совместным написанием мемуаров. Патрик с таким пылом хватался за жизнь, что к лету 2009 года СМИ начали трубить о том, что актер победил рак. Примерно в то же время пара решила повторить брачные обеты, произнесенные 33 года назад. «Слезы навернулись мне на глаза, когда Лайза произнесла сочиненную ею клятву: «Хотя будущее покрыто мраком неизвестности, есть одна вещь, которую я знаю точно, — я буду любить тебя. Я счастлива, что ты есть в моей жизни, и благодарна тебе за то, что ты открыл мне глаза и дал увидеть, как много всего я имею». «От тебя у меня все еще захватывает дух, — ответил я ей. — Я все еще чувствую себя неполноценным, когда не смотрю в твои глаза. Ты — моя женщина, моя возлюбленная, моя подруга и моя госпожа. Я любил тебя всегда, я люблю тебя сейчас и буду любить вечно, еще больше». В первые дни осени 2009 года Патрика Суэйзи не стало. Ему было 57 лет.