РОБЕРТ ДАУНИ

01.12.2010

PLAYBOY

ДАУНИ Знаешь, люблю немного добавить цвета перед поездкой в Лондон. Чтобы Гай Ричи глянул и сказал: «Петушара! На хрена ты загорал? Ты же Шерлок Холмс!» К съемкам мы готовимся летом, так что ж мне, шляпу с полями носить?



PLAYBOY Ты всегда славился своей независимостью. Последний раз, когда ты давал интервью PLAYBOY в 1997 году, ты рассказывал правдивые истории о том, каково быть большим артистом с наркопроблемами. Как пришел на пробы к режиссеру Майку Фиггису босой и с пистолетом.



ДАУНИ О да.



PLAYBOY О тщетных попытках людей вроде Шона Пенна и Джоди Фостер образумить тебя и о том, как похудел до паучьих 62 кг…



ДАУНИ Это был мой боевой вес.



PLAYBOY И о волшебной палочке, способной привести тебя к наркотикам в совершенно незнакомом городе и вернуть в отель в течение 45 минут. Вопрос: насколько парень, который сейчас здесь сидит, похож на парня, рассказывавшего обо всем этом в 1997 году?



ДАУНИ Абсолютно и полностью. Но иногда надо понимать, как разные ступени твоей эволюции выглядят с точки зрения людей, которых тебе приходится любить и терпеть. Ну а поскольку для меня один из таких людей — это я сам, я ощущаю себя и проблемным ребенком, и восторженным театральным актером, и двадцатис-чем-то-летним невезучим андрогином- нигилистом, и почти тридцатилетним торчком с женой и ребенком — все эти этапы моей жизни не вызывают у меня никакого сожаления. Но сильнее всего я ощущаю себя ветераном войны, которую трудно обсуждать с людьми, в ней не участвовавшими. И я сочувствую некоторым своим коллегам, которым в последнее время стало модным ставить диагнозы и выносить приговоры.



PLAYBOY Ты об очереди осуждающих Мэла Гибсона за записи на его автоответчике (речь идет о скандале с участием Гибсона и Оксаны Григорьевой, когда общественности были представлены записи автоответчика с угрозами Мэла в адрес пассии. — Прим. ред.)?



ДАУНИ Я не обсуждаю своих друзей в угоду публике. Так что приведу пример из своей тюремной жизни. Не хочу обижать тамошнего врача, но, как только он решил, что у меня какая-то болезнь в мозгах, тут же понеслось! Все сразу стали писать об этом большими буквами и наживаться на этой «правде». Ну да и пусть, настоящая проблема не в том. Просто, как говорится, если ты «на районе», не стоит париться из-за стрельбы. А для меня таким «районом» всегда был северный Малибу («звездный» пригород Лос-Анжелеса, мекка голливудских наркоманов. — Прим. ред.), моя собственная изоляция и моя собственная зависимость. Сейчас-то я об этом уже не думаю, но далось это мне нелегко.