ШОН КОННЕРИ

19.07.2011

PLAYBOY Как вы относитесь к феноменальному успеху книг и фильмов бондианы?

КОННЕРИ Многое зависит от временного контекста. Бонд предстал взорам публики после войны, когда люди были по горло сыты продуктовыми талонами, тусклыми тонами и практичной одеждой на все случаи жизни с преобладанием серых цветов. И тут появляется персонаж, который просто берет и пронзает всю эту рутину, как остро отточенный нож пронзает кусок масла, – со всеми его костюмами, автомобилями, винами и женщинами. Бонд – это что-то типа современного джентльменского набора для выживания. Всем мужчинам хотелось бы подражать ему, по крайней мере его успеху, а женщины от него просто в восторге.

PLAYBOY Вы тоже хотели бы ему подражать?

КОННЕРИ Тем чертам, которые в нем подкупают, – думаю, да. Его самодостаточности, способности принимать решения, бороться до конца и выживать. В сегодняшнем обществе столько социальной опеки, что люди забыли, что это такое – принимать решения. Они предоставляют это право другим. Поэтому стать более бондоподобным – это хорошо.

PLAYBOY А вы сами приобрели какие-либо из этих черт с тех пор, как стали играть Бонда?

КОННЕРИ Мне приятно думать, что я приобрел их еще до Бонда. Но, конечно, я куда более искушен в актерстве, здесь спору нет. Поэтому сейчас я играю в гольф, чего раньше не делал. Начал после «Доктора Нет». Не столько потому что Бонд с Флемингом были гольфистами, сколько в силу того, что перестало хватать сил на футбол в том объеме, в котором я занимался им дотоле. А гольф хорош тем, что играть в него можно лет до 90.

PLAYBOY Еще какие-нибудь спортивные пристрастия Бонда разделяете?

КОННЕРИ Ну, я люблю перекинуться в карты. Но не в девятку, как любил Бонд, а в основном в покер, на который подсел еще во времена, когда бороздил юга Тихого океана. Ну и, как и Бонд, я люблю плавать. Правда, в отличие от него, на поверхности воды. А все эти подводные штучки с кислородными баллонами, прикрепленными к спине на ремнях, как в Thunderball, – вот это меня как-то не возбуждает. Я боюсь акул и барракуд, в чем не стесняюсь признаться. Я не буду говорить, что у меня на них аллергия и тому подобное, – нет, это обычный страх. но лет до 90.

Продолжение интервью -  в августовском номере PLAYBOY.