СТРУНА И МИР

22.12.2008

Удивительно, но факт: этот ленивый кудрявый мулат, вот уже четверть века олицетворяющий для многих настоящий американский рок-н-ролл, на самом деле родился в Англии. Американцем — официальным, с паспортом — он стал лишь в начале 90-х, уже будучи всемирно знаменитым гитаристом всемирно знаменитой группы Guns N'Roses. А появился он на свет 23 июля 1965 года в богемном лондонском районе Хэмпстед, в семье англичанина и афроамериканки. Мать, Ола Хадсон, впоследствии работала дизайнером по костюмам для Дэвида Боуи, отец был сессионным музыкантом. До 11 лет мальчик, которого пока еще никто не звал Слэшем — самое время, кстати, огласить его настоящее имя: Сол Хадсон, — прожил в тихом городке Сток-он-Трент в Стаффордшире. Таком тихом, что сами сток-он-трентцы сообразили, какой бог и герой рос на их тихих улочках, только лет пять назад — о чем с триумфом поведала местная газета. В 1976 году семья переехала в Лос-Анджелес, где родители благополучно развелись и маленький Сол остался с мамой. Ола продолжила работать со звездами, и одна из них — актер Сеймур Кэссел — и дал Солу его знаменитое прозвище. Slash –«удар сплеча» (на английском сленге, впрочем, еще и мочеиспускание, чем Слэша долго изводили британские журналисты); как вспоминал впоследствии Кэссел, «он никогда не сидел на месте, постоянно метался от одного дела к другому». Вскоре, впрочем, Сол нашел для себя дело на всю жизнь. Катаясь на скейте, он познакомился с пареньком по имени Стивен Адлер. Им обоим было по 12 лет, и они оба мечтали стать рок-звездами — а о чем еще можно мечтать в Лос-Анджелесе? Будущий барабанщик Guns N'Roses заявил, что будет гитаристом, Слэшу пришлось согласиться на роль басиста. Как серьезный молодой человек, он отправился в музыкальную школу в Фэрфаксе. Там он и познакомился с Робертом Волином, который стал его учителем. Только о бас-гитаре — как, впрочем, и о проекте с Адлером — более не было и речи. Услышав, как Волин играет на акустической гитаре «роллинговскую» Brown Sugar, Слэш понял, что он будет только гитаристом. Следующее откровение случилось, когда Солу исполнилось четырнадцать. Пришло время, когда девочки стали интересовать его больше, чем гитары (впрочем, и впоcледствии он явно разрывался между обеими привязанностями). Тогдашний объект его домогательств, девочка на класс старше, наконец-то пригласила его домой — пока родители были на работе. Они курили траву и слушали последний Aerosmith. Гитарные партии Стивена Перри вкупе с марихуаной снесли крышу Слэша напрочь — настолько, что он попросту забыл, зачем, собственно, пришел. «Я ехал на велике домой, точно понимая, что моя жизнь изменилась. Теперь я знал, зачем я живу», — писал потом Слэш в своей автобиографической книге.