Татьяна Богатырева «Матильда»

20.10.2017

26 октября на широкий экран выходит скандально известный фильм «Матильда» Алексея Учителя.

Специально к премьере издательство «АСТ» публикует книгу, написанную по мотивам оригинального сценария, с использованием дневников самой Матильды.

Примечательно, что Татьяна Богатырева исследовала биографию девушки из разных источников еще до самой идеи фильма и была одним из консультантов режиссера.

cover1__w600

Иллюстрация предоставлена издательством

«Я жду тебя дома» — этими строками гордо завершила Матильда свое письмо.

Дом был готов к приезду Николая: оживший новою жизнью вместе с появлением новой хозяйки, он так и сиял, говоря о независимости, самостоятельности и осознанности решений тех людей, которые теперь в нем проживали.

Матильда не верила своему счастью: новый сезон, новая жизнь. Собственный дом, где свободно — в любое время — может теперь бывать Николай, новые — наконец-то ведущие — роли. Теперь посиделки с добрыми друзьями, проверенные временем и старыми, и новыми, всеми теми, кого еще только предстоит встретить на своем пути, могут проходить сколь угодно долго и как заблагорассудится шумно, без опаски стеснить и поставить в неудобное положение родителей.

Как Чайковский узнал о нашем с тобой секрете, кто ему рассказал?

Матильда официально назначила ужин в честь новоселия, но все же надеялась прежде повидать Николая. Жизнь его тоже не стояла на месте, чем старше он становился, тем большей становилась возложенная на него ответственность, а вместе с нею и дела, и события, и поступки. И все же оба они страстно желали видеться как можно чаще, и условились, что вечерами Николай будет стараться освободиться как можно раньше и сразу, не ужиная отправляться к ней, в свой второй дом, как шутливо обозвал он особняк под номером восемнадцать в одном из своих писем.

Они и сами смогут отлично отужинать.

На этом месте Матильда спохватилась — дом-то был, но ведь не было у нее еще своей кухарки! Неужели придется кормить Николая едою из ближайшего ресторана? Что он себе вообразит, что артистка балета столь легкомысленна, что не в состоянии позаботиться даже о таких простых вещах? Хороша же наследница польского престола, ничего не скажешь…

Несмотря на то, что Матильда сто раз уже давала себе слово быть женщиной самостоятельной и загадочной, в меру зоркой и в меру недоступной, кончилось все тем, что она чистосердечно поведала обо всех этих кухонных переживаниях Николаю при встрече. Он хохотал от всей души и уверял ее, что никакая загадочность не сравнится с искренностью его маленькой пани.

Имея, наконец, возможность без стеснения проводить время наедине друг с другом, оставив образ взрослых, серьезных людей по ту сторону каменного забора на Английском проспекте, они могли теперь вволю подурачиться. Так поиски загадочного мифического несгораемого шкафа великого князя растянулись однажды на добрую половину осенней ночи.

Было странно чувствовать себя хозяйкой дома, она привыкла к этому не сразу. Сначала Матильде казалось, что родители вот-вот приедут, будто бы они все еще живут все вместе. Непривычно: хочешь, пой во весь голос, хочешь — ложись спать на рассвете. Хочешь — переверни все вверх дном да так и оставь, никто не будет ругаться.

Были и другие дурачества:

— А вот, скажем, ваша новая постановка «Калькабрино» — чем не история о нас? — рассуждал как-то Николай, растянувшись на кровати в спальне Матильды. — Нет, ну правда, это совершенно подтверждает мою теорию о том, что решительно все балеты рассказывают нашу с тобой историю любви. Взять хотя бы «Спящую красавицу» — и как только Чайковский узнал о нашем с тобой секрете, кто ему рассказал?

— Этим ноябрем у нас будет пятидесятое представление «Спящей красавицы», этот факт твоей теории совсем не противоречит?

— Не противоречит… но должен признать, вызывает определенные вопросы. Я бы даже сказал, затруднения!

Она фыркнула, положив голову Николаю на грудь и отвернувшись

Он же продолжал разглагольствовать:

— Шекспир, и Моцарт, и Вивальди — как все они умудрились так точно передать мою к тебе любовь? Неужели переживали подобное чувство?

Матильда повернулась к Николаю и привстала на локтях, чтобы сподручнее было заглянуть ему в лицо.

— Знаешь, Ники, мне иногда даже становится больно, так я тебя люблю, — сказала она серьезно. — Не смейся, я говорю правду. Прямо физически больно, понимаешь? Сердце мое не умещает столько любви, оно иногда так стучит, как будто разорвется.

— Как же ты это выносишь, бедная моя пани! — улыбнулся Николай.

— Ложусь на кровать и пережидаю осторожно. Одна беда — если я стану любить тебя хоть на каплю больше — случится тогда все-таки перевес, и, боюсь, с кровати я более не встану…

— А нам и не надо никуда вставать, Маля, иди сюда, Маля…

— Иду… Но все-таки, ты знаешь, я вот еще о чем подумала…

Николай зажал ей рот своей большой широкой ладонью

Недоговорившая Матильда подняла брови в притворном возмущении, но ее глаза смотрели с хитрым лукавством. Николай прижался губами к все еще закрывающей рот Матильды руке, и она закрыла глаза.

Это интересно:

Максим Семеляк «Ленинград. Невероятная и правдивая история» >>

Стивен Кинг «Оно» >>

Алан Дин Фостер «Чужой. Завет» >>

Ли Бардуго «Шестерка воронов» >>

Пола Хокинс «В тихом омуте» >>

Джон Гришэм «Информатор» >>

Сабин Дюран «Вне подозрений» >>