ТОТ САМЫЙ

20.08.2009

Говоря словами поэта Арсения Тарковского, которого актеру довелось сыграть в фильме «Зеркало» Тарковского-младшего, «ему и вправду везло». Список режиссеров, с которыми работал Олег Янковский, выглядит как хит-парад советского кино: Балаян, Захаров, Тарковский, Лиознова, Карелов, Швейцер, Соловьев. И, конечно, герои:
мудрый Волшебник, негодяй Стэплтон, обаятельный алкаш Брагин, писатель Горчаков, Мюнхгаузен. Олег Иванович был весьма разборчив в выборе ролей,
предпочитая вовсе не играть (как было на «безрыбье» 90-х), чем «светиться» в откровенной халтуре. Хотя халтуру и не предлагали – в этом ему тоже везло, и это невероятное везение длилось с самого начала. Семья бывшего белогвардейского штабскапитана Яна Павловича Янковского имела все шансы сгинуть без следа в ГУЛАГовских лагерях вместе с отцом, «врагом народа» (реабилитированным в конце жизни). Джезказган, где родился Олег, глухой закоулок советской империи, был едва ли не самой дальней точкой от блистательной Москвы. В те годы многие потомки бывших врагов советской власти очутились на самых окраинах СССР, где по задумке и должны были остаться навечно. Впрочем, пресловутая «порода» дает о себе знать вне зависимости от того, куда судьба, правитель или обстоятельства забросили человека. Образованный и талантливый юноша мог стать кем угодно, но уж точно не актером – эта страсть у Олега, в отличие от других членов семьи, пришла как аппетит во время еды. Но именно ему предстояло прославить свою фамилию на всю страну и достичь того, о чем мечтали его родные. Мать, Марина Ивановна, всю жизнь грезила балетом, но так и не смогла воплотить свои мечты; братья – Ростислав и Николай – всерьез увлекались театром. Старший, Ростислав, окончив театральное училище в Саратове, куда семья переехала из Казахстана, навсегда перебрался в Белоруссию, посвятив себя служению в Минском театре им. Горького. Средний брат, Николай, тоже успешно сдал экзамены в театральное, но стать актером ему было не суждено.
Янковский увлекался футболом и, выбирая профессию, руководствовался не амбициями, а, скорее, практичностью – этим было обусловлено его желание поступить в медицинский. Даже небольшой опыт игры в минском театре (в основном – «кушать подано»), куда 14-летнего Олега временно пристроил Ростислав, не смог увлечь паренька. Собираясь в мединститут, он все же решил по дороге заскочить в Саратовское театральное училище (конкурс туда вроде как был поменьше, да и опыт игры какой-никакой имелся). Прием абитуриентов был закончен, но настырный юноша добрался до директора и с удивлением узнал, что зачислен. Несколькими месяцами позже выяснилось, что поступал в училище средний брат Николай, но, узнав, что Олега «приняли», не стал мешать младшему. И правильно сделал.
Далеко не сразу в Янковском разглядели потенциальную звезду театра, и далеко не все учебные дисциплины давались ему с наскока. Но, отыграв дипломный спектакль «Три сестры», он сумел развеять все сомнения преподавателей в своей профпригодности. Породистому красавцу-интеллектуалу,
Янковскому приписывалось множество романов и любовных интрижек. Он и сам в нечастых интервью нет-нет, да и вспомнит о буйной молодости и влезающих в окна поклонницах. Однако, по его же словам, ему всегда удавалось «удержаться в рамках», благодаря чему брак с сокурсницей, а немногим позже – примой Саратовского драматического, Людмилой Зориной, благополучно просуществовал со второго курса и до конца жизни. Так же случайно, как в театр, он попал
и в большое кино.