Уэс Андерсон отвечает на 6 вопросов Джеймса Франко

28.06.2016

Режиссер, сценарист и продюсер Уэс Андерсон рассказывает о своем знакомстве с Оуэном Уилсоном, пользе кризиса и о том, почему он снимает не так, как все.

Фото 九间, flickr.com

ФРАНКО Вы выросли в Хьюстоне и учились философии в университете штата Техаса. Как вы докатились до кино?

АНДЕРСОН Да, я учил философию, но мечтал снимать фильмы. Я поступил в университет из-за того, что там была огромная прекрасная библиотека книг о кино, а также видеокассет и лазерных дисков. В ней я и проводил кучу времени, изучая все от А до Я. Ну и еще там я встретил Оуэна Уилсона.

ФРАНКО И вы еще в университете написали и поставили ваш первый фильм «Бутылочная ракета». Как это произошло?

АНДЕРСОН Мы обсуждали и обкатывали эту идею больше года. Камеры у нас не было, пленки тоже, но мы все равно пытались воплотить задумку. В итоге мы нашли людей с оборудованием; один из них был оператором, у него была 16-миллиметровая камера. Мы взяли денег в долг, купили уцененной кинопленки и начали снимать. Съемки планировали по эпизодам: расписывали первые пять минут метража, потом следующие пять, потом еще. Реально, мы начали снимать фильм по кусочкам, потому что дольше ждать сил уже не было, надо было приступать по-любому.

ФРАНКО В ваших фильмах чувствуется влияние Сэлинджера. В «Бутылочной ракете» Люк Уилсон во многом напоминает Холдена Колфилда. Макс из «Академии Рашмор» мог бы быть дальним родственником сэлинджеровской семьи Гласс, как и герои «Семейки Тененбаум». Действительно ли на вас повлиял Сэлинджер или какой-нибудь еще писатель?

6 вопросов Уэсу Андерсону

АНДЕРСОН Мы с Оуэном хоть и были киноманами, но познакомились на писательском курсе университета. Мы писали рассказы, обсуждали книги и писателей. Сэлинджер, безусловно, оказался одним из наших любимых. И еще Раймонд Карвер и Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Во многом мы с Оуэном сблизились, помогая друг другу писать рассказы, и, скорее всего, все наши тогдашние произведения пропитаны влиянием этих писателей.

ФРАНКО Музыка тоже играет в ваших фильмах важную роль. В «Водной жизни», например, она тоже рассказывает историю наравне с актерами. Кто повлиял на вас в этой области?

АНДЕРСОН Вероятно, Роберт Олтман и Хэл Эшби. А революцию в киномузыке произвели Мартин Скорсезе и, конечно, Майк Николс. То, как используется музыка в «Выпускнике», нечто особенное. В каком-то качественном смысле это важнейшая часть фильма. И мне всегда хочется максимально использовать этот потенциал.

ФРАНКО У вас очень специфический стиль работы. Как вам удается заставить актеров делать то, что вам нужно, не создавая напряжения на площадке?

АНДЕРСОН В моих последних фильмах мало диалогов-импровизаций, но обычно я не знаю заранее, что будут делать актеры. Они импровизируют все, кроме собственно слов, — то, как они произносят свои реплики, как играют. Впрочем, я крайне слабо представляю, каково это — работать в чужом фильме. Я всего раз или два был на съемочной площадке, где не я хозяин. Взявшись за «Бутылочную ракету», мы понятия не имели о настоящих съемках. Нас было трое — Оуэн, его брат Люк и я, и мы снимали так, как нам казалось логичным. Когда мы снимали первый эпизод, на площадке оказался Джеймс Каан; он сказал мне: «Ну вы же понимаете, что так не делается? Надо прийти на площадку, отрепетировать эпизод, выстроить сцену; потом все расходятся по трейлерам, а осветители ставят свет; и наконец мы возвращаемся и делаем дубль». А я просто расставил камеры и освещение, привел актеров, сказал им, куда идти, и мы все это сняли. Каан посчитал это безумием. Но знаете, в каком-то смысле я так до сих пор и работаю.

6 вопросов Уэсу Андерсону

6 вопросов Уэсу Андерсону

6 вопросов Уэсу Андерсону

6 вопросов Уэсу Андерсону

ФРАНКО Вы перебрались жить в Париж. Новое окружение как-то повлияло на ваш стиль работы?

АНДЕРСОН Иногда мне кажется, что моя жизнь — это большая история, которая разворачивается сама по себе. Одно событие влечет за собой другое, приводит меня в места, где можно получить важные ощущения или ценный опыт. Так было с фильмом «Поезд на Дарджилинг», например. Он появился потому, что каждый, Джейсон Шварцман, Роман Коппола и я, в определенный момент почувствовал что-то вроде кризиса. Возможно, мы его надумали, но приняли всерьез. Я захотел поехать в Индию — поработать, посмотреть, как там живется. Мне очень импонирует то, что каждый мой фильм одновременно становится важным жизненным опытом, который я потом использую в кино. Опыт съемки фильмов формирует следующий фильм. Это именно то, чем я хотел и хочу заниматься. Это то, что делает меня счастливым.

Это интересно:

11 вопросов Рэйфу Файнсу >>

Моби: хочу доказать всем, что веганская пища не безвкусна >>

Режиссер «Игры престолов» отвечает на вопросы Джеймса Франко >>

Боб Оденкерк: надеюсь, мне не придется звонить этим адвокатам >>

4 вопроса создателю сериала «Прослушка» от Джеймса Франко >>

20 вопросов вокалисту легендарных Iron Maiden >>