ВЕСЬ ВЕЧЕР НА АРЕНЕ

18.05.2006

Первого марта 1969 года The Doors отыграли концерт, который стал для группы началом заката. Ничто не предвещало коллапса. Наоборот, у команды было заряжено турне из 30 выступлений, и музыканты были полны желания еще раз подтвердить, что они номер один в Штатах. Но именно в этот день все не заладилось. Причем с самого утра. Моррисон вместе со своей давней подругой Памелой Корсон приехали в аэропорт Лос-Анджелеса после ночи, полной экспериментов над здоровьем. Освежившись в баре, парочка рассталась. Памела отправилась в плавание по кабакам и книжным магазинам, а Джим опоздал на самолет. То ли случайно, то ли ради поддержания имиджа. Потом он не отрывался от стакана в ходе всего полета до Нового Орлеана и в итоге не успел пересесть на рейс до Майами. Еще четыре часа ожидания в баре и 90 минут на борту с бутылкой Bushmills. В зале Dinner Key Auditorium рок-звезду тем временем уже два часа ждали 12 тысяч человек, и все они пришли в невероятный ажиотаж, когда увидели Джима на сцене. Его вид и правда завораживал. Он будто сошел с постера, на котором изображен неотразимо плохой парень. Черная кожаная куртка, такие же штаны, черная майка, прикрывающая расплывшееся тело, рок-звездные очки. The Doors приехали в один из самых консервативных штатов, и Джим решил оторваться на простоватых южанах. «Может, человек 50 или 60 поднимутся сюда и полюбят мою задницу?» — поинтересовался Моррисон уже в начале концерта. «Ах ты пидор, мать твою!» — возмущались самые неподготовленные зрители, но Джим именно на такую реакцию и рассчитывал. Он сорвал с полицейского фуражку и бросил ее в зал. До ареста оставались считанные минуты, и Моррисон решил провести их с толком. Джим стянул с себя майку и предложил толпе сделать то же самое. Ответили в основном девушки, и через мгновение на сцену полетели рубашки и лифчики. Но Джиму и этого было мало. «Мне это надоело. У вас такие рожи, будто на вас давит все дерьмо мира. Хотите, член покажу? Вы же ради этого пришли!» Публика не успела отреагировать, как Джим расстегнул молнию на штанах. Остальные участники группы утверждают, что он только расстегнул молнию и ничего не показывал, но это уже было неважно. С членом наголо или без Моррисон спел «Light My Fire», и огонь действительно вспыхнул. Толпа полезла на сцену и принялась крушить все вокруг, а музыкантов чудом сумели укрыть за кулисами. «Это был наш худший концерт, — вспоминает гитарист The Doors Робби Кригер. — Но что странно: никто не потребовал деньги назад».