Владимир Фонарев о будущем электроники в России

02.02.2016

Известный электронный музыкант о своей 30-летней карьере, работе в школе и будущем электроники в России.

Фото Илья Нодия, Михаил Бучин

Владимир Фонарев известен не только в кругах электронных музыкантов: его гастроли с успехом проходят во многих городах России и стран СНГ, а радиопередачи собирают массу преданных слушателей. Помимо работы музыкантом и радиоведущим Владимир успевает преподавать, передавая накопленные знания, умения и навыки ученикам профессиональной школы радио, диджеинга и звукозаписи Umaker.

В январе Fonarev традиционно проводит большой праздничный концерт в честь своего дня рождения. Мы встретились с музыкантом в преддверии мероприятия, чтобы поговорить о будущем электронной музыки в России и творческих планах Владимира.

PLAYBOY В 2008 году в России начался глобальный музыкальный кризис: продюсерские проекты практически вытеснили со сцены независимых музыкантов. Насколько этот кризис прослеживается в электронике?

ФОНАРЕВ На тот момент электронная музыка находилась вне поля зрения продюсеров. Это была субкультура, которая вела свою политику и никак не пересекалась с поп-сценой или продюсерскими центрами. Мы проводили собственные фестивали и мероприятия, была своя независимая радиостанция. Хотя существовали некоторые продюсерские проекты, они не хотели доминировать и вести свою собственную политику в контексте именно этой культуры.

PLAYBOY Насколько явно прослеживается грань между электронным мейнстримом и андеграундом?

ФОНАРЕВ В 90-е и нулевые процент андеграундной музыки был гораздо выше. Площадки и электронные фестивали были рассчитаны именно на андеграундное восприятие. Сейчас в электронной музыке произошел развод с рок-н-роллом, и она кинулась в объятия поп-индустрии. В этом прослеживаются и мировые процессы: многим диск-жокеям захотелось стать более узнаваемыми, поэтому они стали делать треки для радиоротаций, чтобы иметь большую аудиторию. Но далеко не всем, как, например, группам Depeche Mode, Kraftwerk или тем же Daft Punk удавалось находить баланс между андеграундом и поп-культурой. Современный шоу-бизнес больше поддерживает поп-музыку: все мероприятия заточены под то, чтобы создавать новых звезд. Сейчас гораздо проще взять совершенно неизвестного артиста, сделать ему 3-4 композиции, которые будут звучать на радио, а уже после этого пускать его в гастрольные выступления как диск-жокея, нежели создавать что-то уникальное.

PLAYBOY Сейчас каждый может стать диджеем. Это приводит к очень поверхностному восприятию профессии. Как пресечь подобные тенденции, и насколько они распространены?

ФОНАРЕВ Мы сами максимально популяризировали работу и профессию диск-жокея. То, что мы делали, было действительно интересно. Но со времени нашего старта очень сильно изменилась жизнь. Если раньше диск-жокеям нужно было иметь как минимум два проигрывателя, а оборудование стоило приличных денег, то сейчас доступ к музыкальной информации стал проще: не нужно никуда ехать, достаточно сидеть дома, скачивать треки и пытаться их сводить. Но люди не совсем понимают, в чем суть электронной музыки и профессии диджея. Для них это механическое желание поиграть ту музыку, которая нравится. Но важно еще понимать, как с помощью сетов делать электронное произведение, как создавать атмосферу на танцполе и контактировать с аудиторией. Появляется много программ для мобильных телефонов и компьютеров, которые позволяют не заниматься техническим сведением, а просто баловаться, играя в диджея.

Многие мальчишки и девчонки стремятся монетизировать те знания, которые они получают, хотят сразу гастролей и гонораров. И это, наверное, самая главная проблема современных диджеев, потому что для начала нужно понять суть этой профессии, состояться и созреть как личность, иметь свой музыкальный почерк, а уже после этого стараться себя реализовать. Мы приходили в музыку не ради бизнеса, а потому, что ее любили. Когда нам рассказали, что с помощью этого можно еще и зарабатывать, — это было приятным бонусом. Конечно, со временем мы все выросли и знаем цену своей работы, но сегодняшний момент показывает то, что для многих диджеинг — это такой бюджетный шоу-бизнес.

PLAYBOY Сейчас стираются жанровые границы между поп-музыкой и электроникой. Те же Антон Беляев, On-The-Go или Guru Groove Foundation используют в своих песнях много электроники. Как вы относитесь к подобным экспериментам?

ФОНАРЕВ Главное отличие электронной музыки от любой другой — в ее неожиданности и новизне. Мы знаем, как звучит фортепиано, контрабас или виолончель. Электронная музыка — это синтез. Мы ищем новое звучание: гитаре можем придать такие оттенки, которых никогда не будет в оригинале. Многие влюбляются в электронную музыку за ее возможность экспериментировать, находить новые фишки, которые затем становятся трендовыми на музыкальном рынке. Перечисленных ребят я назвал бы поколением второй новой волны. Они привносят в свое творчество своеобразную эстетику и эклектику. Меня это очень привлекает, поскольку они не стремятся делать хиты и попадать в топы, хотя любой артист об этом мечтает. Для них еще важны атмосфера концерта, качество игры, контакт с аудиторией.

На сегодняшний день актуален синтез между диджеем и музыкантом. Те люди, которые могут использовать аппаратуру и современные программы, находя при этом контакт с аудиторией, будут интересны и востребованы. За этим — будущее. Подобную музыку слушать намного интереснее, чем фастфудный навязчивый хит. Электронная музыка стала похожа на радугу: каждый в ней находит тот цвет, который ему ближе.

PLAYBOY Сейчас зрителя нужно постоянно удивлять. От электронной музыки он также ожидает шоу?

ФОНАРЕВ Шоу было всегда. Если вспомнить концерты Майкла Джексона или Мадонны, то это всегда дорогостоящие программы. Мы живем в век современных технологий, и если раньше люди шли на концерт с пониманием, что они увидят программу только в этот вечер, то сейчас мы можем записать весь концерт на мобильный телефон. Но все равно ощущение прямого контакта и присутствия на шоу — это совершенно другое восприятие концерта. Технологии позволяют делать многое. Я стараюсь следить за тем, какие концерты проходят, какие бывают постановки: вариативность сумасшедшая. Это тот же самый театр: есть аудитория, которая приходит и платит за билеты, есть артист, который делает свой перформанс. Музыкант может выйти на сцену при одном прожекторе и отыграть фантастический концерт. Главное — какая концепция заложена, и как это будет воспринимать аудитория.

PLAYBOY Когда вы организовывали первые вечеринки Funny House, на них собирались толпы людей. Сейчас мало кто может похвастаться такими размахами. Почему так происходит?

ФОНАРЕВ Наверное потому, что западные звезды не так часто приезжают к нам, чтобы дать концерты. Наших артистов можно видеть гораздо чаще. Это одна из причин. Вторая причина — у людей сейчас гораздо больше вариативности в плане развлечений. Думаю, что самым сложным моментом и в шоу-бизнесе, и в электронной музыке, является отсутствие менеджерской составляющей. Если мы берем тот же самый Therr Maitz — то у них отличные ребята-менеджеры. Такая команда должна быть у каждого артиста как в танцевальной музыке, так и в шоу-бизнесе. Когда мы делали Funny House в Олимпийском, премия шла в прямом эфире. Никто до нас не решался этого делать в России. Сейчас многие возвращаются к этой форме, хотя это очень сложно технически, но в этом есть определенный драйв. В нашей стране электронная музыка переживает сейчас настоящий кризис. Наверно, это связано с экономической составляющей, потому что люди очень аккуратно тратят деньги на развлечения. С другой стороны, есть несколько танцевальных радиостанций, и людей почему-то это не цепляет. Думаю, что нам нужна новая сфера досуга. Я видел много кризисов в любом формате шоу-бизнеса и думаю, что все вернется, но для этого нужна современная подача контента и артистами, и теми людьми, которые ведут их концертные программы.

PLAYBOY Почему российские электронщики — единственные отечественные музыканты, востребованные на Западе?

ФОНАРЕВ Они исполняют музыку на современном интернациональном языке. Артисты, которые поют на русском, чья музыка отражает народную культуру, вряд ли будут понятны иностранцу. Это музыка для внутреннего потребления, а не посыл на международный рынок. А электронщики создают международный продукт, который понятен в любой точке мира. Это принципиальная разница между электронной и поп-музыкой. Но есть и другие примеры. Взять хотя бы известную немецкую группу Rammstein, которая на своем родном языке поет как на английском, делает потрясающие шоу и красивые видеоклипы. Это цепляет. Нужно найти то, что будет интересно всем — но это мечта любого молодого артиста. Большинство же зрелых артистов знает свою аудиторию и работает на нее.

PLAYBOY На ваших занятиях в профессиональной школе радио, диджеинга и звукозаписи Umaker вы учите своих студентов подобным навыкам самопрезентации?

ФОНАРЕВ Я показываю им на примере других людей, как правильно преподносить себя позиции творческого продукта: как взаимодействовать с промоутерами и площадками, вести социальные сети, чтобы они приносили пользу. Однако, это не курсы по музыкальному маркетингу или менеджементу. Музыкант должен заниматься музыкой. Продвижение артиста — очень затратная планомерная работа, которой должны заниматься профессионалы. А задача артиста — создавать музыкальный материал, развиваться как творческая личность. Я рассказываю своим студентам о том, как это сделать максимально хорошо. Есть много аспектов, о которых молодые музыканты не задумаются: это и продвижение, и работа с контрактами, согласование технических и бытовых райдеров. Помимо таких технических аспектов, как работа с программами, составление правильного сета и психология выступлений, я обучаю студентов тому, как легализовать свою музыкальную деятельность, сделать ее максимально прозрачной. Музыкальная индустрия — это большое информационное пространство, и очень важно правильно себя в нем позиционировать.

PLAYBOY Были ли в вашей карьере ошибки, которых вы могли бы избежать, будь рядом с вами опытный учитель, как в Umaker?

ФОНАРЕВ Я доволен тем, как сложилась моя творческая жизнь. Но я очень завидую поколению ребят, которое сейчас приходит. Современное оборудование и возможности продвижения сейчас фантастические, нужно только правильно ими воспользоваться. Однако, никто не гарантирует, что окончание школы даст вам статус суперзвезды. Есть много составляющих успеха: харизма, умения и навыки, желание двигаться через препятствия. Не все люди, которые приходят ко мне, хотят быть в топах: кто-то делает это для себя или для того, чтобы сделать крутую вечеринку. Но в любом случае получить знания от профессионалов, а в Umaker отличная команда, — как раз возможность быть правильно отформатированным. Для меня работа в школе — это желание передать свои знания другим и сделать своих учеников лучше, чем ты сам. Ученики позволяют расти вместе с ними и не дают расслабиться.

PLAYBOY Если девиз рокера «секс, наркотики и рок-н-ролл», то каков лозунг электронного музыканта?

ФОНАРЕВ Путешествия, люди и мир. Профессия подарила мне возможность путешествовать по миру и увидеть огромное количество интересных стран, людей, познакомиться с религией и историей этих государств, занимаясь любимым делом. Это главный перформанс в моей жизни.