Владимир Гомельский

26.04.2012

PLAYBOY  Некоторые отказывают нам в интервью, боясь подмочить репутацию. У вас нет таких опасений?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Это глупость. Люди просто не знают издание. Мое знакомство с PLAYBOY состоялось в мае 1977 года, и к июню я уже понимал, что это интересный асоциальный журнал, не имеющий ничего общего с порнографией. Это было в Америке. В то время там существовало три откровенных мужских издания: PLAYBOY, Penthouse и Hustler. Тогда же я купил номер Hustler — в нем как раз была эта сцена с изнасилованием статуи Свободы. (Скандальная карикатура, на которой Джеральд Форд, Генри Киссинджер и Нельсон Рокфеллер насилуют символ Нью-Йорка. — Прим. авт.) Поэтому, когда вышел фильм «Народ против Ларри Флинта», я посмотрел его дважды.

PLAYBOY  Я не раз видел вас в шейном платке. Откуда у вас привычка носить этот аксессуар?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Мой старый приятель, который шутит, что у него черный пояс по галстукам и другим мужским аксессуарам, на какой-то день рождения — если я не ошибаюсь, лет на 45 — подарил мне шейный платок. Я научился его завязывать. Тогда же появились двухцветные рубашки, к которым платки очень идут. И когда я понял, что это не только красиво, но и удобно, я стал их носить. Позже у меня появилось еще несколько платков. Вот этот, например, мне сын подарил.

PLAYBOY  Какой пояс у вас?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Шейный платок завязывают одним способом. Это галстук я могу завязать семью-восемью. Платок я вяжу двойным узлом, потому что, если сделать один, он обязательно развяжется. Папа, кстати, всю жизнь дружил со сценаристом Гайдая Яковом Ароновичем Костюковским. Вот кто носил шейный платок так элегантно! Галстука я на нем не видел никогда.

PLAYBOY  Мужчину в шейном платке нередко сопровождает сигара. Это не ваш случай?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Это все — так. (Пренебрежительно показывает на сигарету.) Вообще я люблю трубку. Но для курения нужен отдельный кабинет. Когда я в загородном доме, я трубку курю — большинство моих трубок там. Но сигары у меня тоже есть, и много. Сигара — это же баскетбольная традиция, Рэд Ауэрбах ее придумал. (Арнольд "Рэд" Ауэрбах, легендарный баскетбольный тренер 1950-1960-х годов, который, когда понимал, что игра уже выиграна, закуривал сигару. — Прим. авт.) На все "Финалы четырех" Евролиги, в которых участвовал ЦСКА и на которые я ездил, брал с собой коробку сигар. В 2006 году в Праге, когда они победили, меня не было, а в 2008-м ребята курили мои сигары.

PLAYBOY  Помню ваши репортажи в начале 2000-х, во время которых вы щелкали зажигалкой. Сейчас в эфире вы не курите, зато гораздо крепче критикуете игроков на площадке.

ГОМЕЛЬСКИЙ  Может быть. После одного моего интервью меня упрекают в том, что я не люблю Дмитрия Хвостова. Но я не девочка, чтобы любить или не любить. Он полезен или вреден для команды? Я считаю, что вреден. От него ждут прогресса, но он не начинается. И в этом никто, кроме Хвостова, не виноват. Еще у меня была конфликтная ситуация с одним из игроков сборной России, достаточно давно. Прошло 16 лет. С тех пор я стал осторожнее. Я не оскорбляю игроков, я выражаю свое мнение, и я подчеркиваю, что это мое мнение. Со мной можно не соглашаться, я не есть истина в последней инстанции. Хотя я искренне болею за российский баскетбол.

PLAYBOY  Однако баскетболисты обижаются, подходят к вам выяснять отношения. Что вы чувствуете, когда перед вами недовольный мужик на 30 см выше и на 30 лет моложе?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Я спокойно на это реагирую. Ну он выше меня, и что? В свое время я папе сказал так же, и он ответил: "Длиннее. Ты меня на 10 см длиннее". И он был прав. Я в своей работе авторитетный человек, и это заслужено не вчера и не позавчера, это годы работы. Идет игра. У кого-то она получается, у кого-то нет, это очень индивидуально. Тренер ее ведет хорошо, а иногда проваливает. И я это вижу. Мне что, молчать? Я вижу, какие ошибки допускаются, я могу их объяснить, что дает мне право об этом говорить.

PLAYBOY  Раз у вас есть объяснение всему, что происходит на баскетбольной площадке, скажите мне, как Нейт Робинсон ростом 1,75 м перепрыгивает через Дуайта Ховарда ростом 2,11 и забивает сверху?

ГОМЕЛЬСКИЙ  К баскетболу это никакого отношения не имеет. У человека такие ноги. Он родился настолько способным и эту способность в себе все время развивал. Нет в этом никакого чуда.

PLAYBOY  Как человек, следящий за NBA, скажите, там до сих пор считают, что белые не умеют прыгать?

ГОМЕЛЬСКИЙ  В разных поколениях баскетболистов обязательно были белые ребята, которые замечательно прыгали. Наверное, парни чернокожие изначально прыгают выше, чем белые, но исключения бывают. Однако красиво забивать сверху еще не означает хорошо играть в баскетбол. Лэрри Берд забивал сверху с трудом, но это был великий Лэрри Берд. До него был великий Билл Уолтон, который головой до кольца допрыгивал, и его называли Большая Белая Надежда. Но играл он в баскетбол потому, что у него была рыжая, но очень светлая внутри голова.

PLAYBOY  Прежде чем стать комментатором в конце 90-х, вы работали начальником СКА МВО. Почему не остались спортивным функционером — российский баскетбол тогда только становился, и вы могли бы в этом процессе сыграть ключевую роль?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Я работал там очень недолгий период — между тренерством и увольнением из армии у меня было всего три года. А ушел — потому что не привлекало. Чувство ответственности действует на меня угнетающе. Когда я отвечаю сам за себя, я легко справляюсь. А когда мне приходится отвечать за большие группы людей, я становлюсь раздражительным. СКА МВО — самая большая военно-спортивная организация в мире. Там только тренеров было около двухсот человек. И когда они начинали пить, остановить их было невозможно.

PLAYBOY  Так на телевидении тоже пьют, и, возможно, не меньше. Вам же это не мешает?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Пьют везде, не только на телевидении. Я ведь однажды из Ханты-Мансийска привез груз 200. Это был мой первый выезд на биатлон в качестве руководителя группы. И один из моих операторов напился и замерз. По приезде в Москву я попросил коллегу сообщить об этом его жене, но после стал мучиться. Мне казалось, что я как ответственный за своих сотрудников должен сам встретиться с ней, поговорить. И я встретился. Могу сказать, что счастливее вдовы я в жизни не видел.

PLAYBOY  Комментатором ведь вы стали по просьбе жены. Часто ли прислушиваетесь к женскому мнению?

ГОМЕЛЬСКИЙ  К мнению Ларисы я прислушиваюсь всегда. Когда я с ней советуюсь или когда рассказываю, как развивается ситуация. Она гораздо лучший психолог, чем я. Она не дает плохих советов. Это мой второй брак, счастливый, мы 24 года живем с Ларой, и я очень доволен тем, как это складывается.

PLAYBOY  Вы, когда встречаетесь за столом с друзьями из баскетбольного мира, что обычно вспоминаете?

ГОМЕЛЬСКИЙ  С игроками моего поколения мы собираемся два-три раза в год по разным поводам и обычно вспоминаем годы службы. Если помните, был Варшавский договор. При нем существовал спортивный комитет дружественных армий, который раз в два года проводил спартакиаду по всем олимпийским видам спорта. Это были хорошие турниры. Один проходил в Варне, в Болгарии, а готовились мы на базе одесского СКА. Это были годы между Мюнхеном и Монреалем (Олимпиады в Мюнхене и Монреале 1972 и 1976 годов соответственно. — Прим. авт.), когда папа не тренировал сборную. Он был помешан на общефизической подготовке. И вот мы бежим утренний кросс. Если вспомнить комедию с Луи де Фюнесом "Человек-оркестр", то это точно сцена из фильма. Он впереди, мы — позади. Обгонять его нельзя. Одесса, 17-я станция Фонтана. Мы бежим поверху, не по пляжу. Женщина, одесситка, выгуливает собаку. Перед этим буквально за полгода в парке на задах кинотеатра "Ленинград" на папу собака бросилась, после этого по Москве он стал бегать с палкой. Тут палки нет. И, видя собаку, крупную, лохматую, он переходит на шаг. Метров десять не доходя, он этой даме кричит: "Почему собака без намордника?!" Одесситка — ответ от зубов отлетает в ту же секунду: "На себя надень намордник!" Смеяться нельзя — мы хрюкаем. "Но она же может укусить!" — "Она в жизни еще никого не покусала!" — с одесским акцентом. "А меня укусит!" И опять от зубов: "Ты что, бешеный?!" Тут мы попадали в кусты акации. Вот эту историю можно рассказывать за любым столом. Особенно тем людям, которые помнят папу внешне.

PLAYBOY  За границей в нелепые истории не попадали?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Как-то сборная СССР поехала в турне по США. Мы знали, что там будут платить по 35-40 долларов на питание, поэтому как можно больше еды надо взять с собой. И вот я залетаю в номер — это отель Holiday Inn на Медисон-сквер, – чтобы объявить о планах после размещения, и застаю картину: дверь в санузел открыта, в биде вставлен ведерный кипятильник, варятся пельмени. Довезли пельмени до Америки!

PLAYBOY  Звезды олимпийской сборной Союза 1988 года в интервью вспоминают, как тайком от Александра Яковлевича выпивали. Разве от него можно было что-то утаить?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Своей последней банде, где шесть олимпийских чемпионов, отец доверял. Доверял настолько, что не проверял. Закончился турнир — они сели к столу и три дня пьют. Но рисковать перед матчем они не будут. С этими ребятами, начиная с чемпионата мира в Колумбии 1982 года, папа сильно поменялся. Он мог советоваться с ними: "Ну что, как будем играть, как вы думаете?" Пряник-то у него всегда был в одной руке, а вот кнут в другой он сменил на что-то гораздо более мягкое. Да и наказывать их не за что было. То ли они были умнее и лучше прятались, то ли действительно не было инцидентов. Это они же его папой назвали — до этого полковником, седовласым лисом — за рубежом, боссом называли, когда я играл. А они звали папой — это же совсем другое дело.

PLAYBOY  Вы в бытность игроком сторонились хмельных компаний или оставались с командой в любой ситуации?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Когда я попал в команду в 19 лет, не пил и не курил и был слегка поражен. Но потом стал относиться к этому спокойно. У меня своя работа, у папы — своя. Поймал — ну, поймал. Сколько стоила самая дорогая бутылка пива в советские времена? Ивану Ивановичу Едешко она обошлась в 600 рублей, по тем временам сумасшедшие деньги. Выпита была в поезде Москва — Калининград, мы в Каунас ехали на игру. Папа его случайно поймал. Да потом я и сам не ангел. Я тоже нарушал режим. Пока молодой был, обращался к партнерам по имени-отчеству. А когда в команде появились ровесники, у нас были компании. Пока холостяковали, к девчонкам со сборов убегали. Я подружился с хоккеистами великими, которые от Тарасова прятались, я и с ними мог выпить. Но сколько — я же маленький. Такое количество, какое может усвоить двух с половиной метровый центровой, я выпить не мог.

PLAYBOY  А сколько можете?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Я знаю свой организм. Я прекрасно понимаю, что три рюмки водки я выпью, а четвертую лучше не надо. И не потому, что я запьянею и начну нести ахинею, а потому, что усну. Я выпью два вискаря. У меня любимый сорт Jack Daniel’s. Я всегда заказываю On the Rocks — прошу виски на палец, столько же колы и четыре кубика льда. Два за вечер — прекрасно. Но третий меня не завлечет. Так же и с вином. Я люблю красное, но мне его нельзя. А белое я не люблю. Поэтому уже много лет я пью розовое вино. Когда я приезжаю в Барселону, я знаю, что буду пить Ochoa. Оно продается и в Москве. У меня в холодильнике оно всегда стоит.

PLAYBOY  Вы большой знаток вин?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Вовсе нет. Недавно мы с женой были в El Gaucho, и официант предложил нам аргентинские вина. А мне ничего не говорят эти названия, я ничего не знаю об этих домах. Но мы поговорили с сомелье, я объяснил, что мне нужно, и он предложил аналогию. Во Франции мне очень нравятся рестораны сети Fruits de mer — я люблю дары моря, — но пить то, что мне предлагает там официант, я не буду. Но мы с ним подберем — мой плохой французский позволяет мне поговорить о винах. Были времена, когда мне можно было пить красное. Мы с командой ездили в Тбилиси раз в год. Баскетбол баскетболом, но коробку красного — "Xванчкару", "Аджалеши", "Ахашени" — мы везли оттуда обязательно.

PLAYBOY  Мужчина, как только оказывается вдалеке от дома, старается глубже вдохнуть воздух свободы — может посидеть за полночь в баре, возможно, даже не один. Вы как используете эту свободу?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Я хитрый, хитрый и умный. Во все свои командировки я беру Ларису. С ней мне гораздо комфорт­нее путешествовать. А те выезды, куда я не могу взять Ларису, — это мучение. Даже несмотря на мою общительность, на то, что я легко схожусь с людьми, на то, что тренеры разных видов спорта ко мне относятся как к коллеге, а не как к журналисту. Я достаточно давно абсолютно равнодушен к алкоголю. Сидеть с кем-то выпивать мне неинтересно, я этого избегаю. Случайные связи, подсказывает мне жизненный опыт, полученный путем проб и ошибок, — удовольствие пятиминутное, а неприятностей может быть на всю жизнь.

PLAYBOY  Я видел телепрограмму, где вас «допрашивали» две ведущие. Было заметно, что вы в окружении женщин чувствуете себя легко и комфортно. Помните, когда в обществе дамы вы не нашлись что сказать?

ГОМЕЛЬСКИЙ  Ну, не преувеличивайте. Дара речи я не теряю никогда — слов я знаю много и произносить их умею. Однако я неуютно чувствую себя рядом с феминистками, которые изначально, даже не зная меня лично, видят во мне врага. В этом случае лучший вариант — вежливо попрощаться и уйти. Еще достаточно часто встречающаяся мне особь – это дама, которая уверена в том, что все, что она говорит, — истина. Это такие борчихи за правду. Но я их различаю издали и стараюсь избегать. Правда, иногда попадаются у друзей жены такие, но тут что поделаешь. Во всех остальных случаях поверхностное знание психологии позволяет нащупать тему, которая будет интересна. В общении с женщиной очень важно уметь изображать внимательного слушателя. Когда ты на нее смотришь и внемлешь — пусть даже половину из того, что она говорит, пропускаешь мимо ушей, — уже есть контакт.

PLAYBOY  В финале того эфира вы дали совет мужчинам, которые хотят оставаться в форме: "Не жрать!" А что посоветуете тому, кто стремится быть интересным женщинам, даже если он женат и ему за 40?

ГОМЕЛЬСКИЙ  А что, он вдруг потерял это желание? Для того чтобы быть интересным женщине, мужчина должен быть интересным. Нужно интересоваться женщинами, нужно выглядеть прилично, нужно быть хорошим собеседником и галантным кавалером. В общем и целом нужно уметь женщину очаровывать. И это все естественное состояние мужчины, потому что Фрейда никто не отменял. Наших инстинктов никто не отменял. В папу влюблялись женщины до 76 лет, пока он был здоров, пачками. Романы у него были всю жизнь. У меня был гениальный случай. Мы с Ларисой улетаем из Шереметьево на отдых. Приехали пораньше — утренний рейс, я стою в очереди в газетный киоск. Передо мной — женщина, очень дорого одетая, которая берет какой-то журнал в полет. Отходит. А когда я отхожу, она меня останавливает: «Вы Гомельский Владимир Александрович?» Я думаю: «Вот она, земная слава» — и краем глаза замечаю, что Лариска уже косится на нас. «Да. А что такое?» И тут эта дама говорит: «У меня с вашим папой был такой красивый роман. Правда, недолгий». Мы смеялись всю дорогу.