Йорн Лиер Хорст «Закрыто на зиму»

28.10.2016

Скандинавский триллер «Закрыто на зиму» об инспекторе полиции, который расследует очень странное преступление, выходит в издательстве «АСТ».

Норвежская версия True Detective рассказывает поистине леденящую душу историю убийства. Читайте отрывок из книги на нашем сайте.

Закрыто на зиму

Иллюстрация предоставлена издательством

Возвращаясь в участок, Вистинг нашел в телефонной книге мобильного недавно записанный номер Томаса Рённингена и попробовал еще раз. Голос на автоответчике был таким же бодрым, как тот, который Вистинг привык слышать по телевизору.

В этот раз он дождался сигнала, оставил короткое сообщение и сообщил свой номер мобильного телефона, заезжая в ворота полицейского гаража.

Торунн Борг уже была на месте. Она сидела в своем кабинете под единственной зажженной лампой. Ее бумаги находились в желтом кольце света. Одна рука лежала прямо под источником света, другой она подперла голову. Длинный мягкий локон свешивался на правое плечо.

Она выпрямилась, когда увидела Вистинга.

— Рад тебя видеть, — произнес он и зашел в кабинет. — Я попросила Беньямина Фьелля присоединиться, — сказала она и быстрым движением заправила волосы за ухо.

Вистинг кивнул. Хорошая мысль. Беньямин Фьелль пришел из патрульно-постовой службы, проработал следователем полгода и хорошо зарекомендовал себя. Он был увлеченным и знающим, у него была высокая работоспособность, глаз наметан на детали, он замечал связи и закономерности как никто другой. А еще Фьелль был начисто лишен шаблонного мышления и любопытен, однако, он нуждался в опыте ведения большого дела, такого как это. К тому же Вистинг питал слабость к двадцатишестилетнему коллеге, что-то в нем напоминало ему самого себя. Именно таким он сам был когда-то. Целеустремленным идеалистом.

Вистинг сел в кресло для посетителей.

— Что нам сейчас известно? — спросила Торунн Борг.

— Не очень много, — признал Вистинг.

Нильс Хаммер тоже вошел в комнату и прихлебывал кофе стоя, прислонившись к архивному шкафу.

— Вроде бы все началось с трех взломов в дачном поселке, — начал Вистинг.

— Шести, — прервал Хаммер. — Кинологи отправились по следу на месте преступления и нашли еще три дома. Двери были взломаны фомкой или чем-то подобным.

— Больше работы для техников, — кивнул Вистинг.

— Люди на месте, — продолжил Хаммер, — будут ходить от дома к дому.

— Я проверила биографию того, кто обнаружил тело, и другого соседа. — Торунн Борг перебирала лежащие перед ней бумаги. — Уве Баккерюд владеет бухгалтерской фирмой в Осло. Дом у него уже больше двадцати лет. Женат, двое взрослых детей. Правонарушений не числится.

Вистинг кивнул. Часто оказывалось так, что тот, кто предупреждал полицию о серьезном случае, оказывался замешанным сильнее, чем сообщал сам. Пока что в истории Уве Баккерюда не было ничего подозрительного.

— А что с соседом из другого дома?

Торунн перебирала бумаги.

— Юстейн Хаммерснес. Он сейчас разводится, есть две маленьких дочери. Дом является частью совместно нажитого имущества. Работает в компьютерной компании в Бэруме. У него было несколько дорожных штрафов, это все.

— Самое интересное, все же, кто убитый, — подал голос Хаммер. Он отпил из чашки и продолжил: — Это могла быть внутренняя разборка. Два взломщика что-то не поделили. Один убивает другого.

Вистинг вновь кивнул. Дело не обязательно должно быть запутанным.

Хаммер продолжил:

— Убийца сбегает, нападает на случайного автомобилиста и угоняет автомобиль.

— Но почему он тогда не использовал свою собственную машину? У них ведь должен был быть фургон, набитый краденым добром.

— Может, он остался там, — предположила Торунн Борг. — Или ключ от автомобиля лежит в кармане жертвы.

— В таком случае нам нужно дождаться результатов вскрытия, — вздохнул Хаммер. — Мортенсен пока не собирается заглядывать парню под лыжную маску.

— Не думаю, что это помогло бы, — сказал Вистинг. — Лицо, вероятно, совершенно обезображено.

Он встал с места и вытащил из кармана пакет для вещественных доказательств с мобильным телефоном внутри.

— Можешь что-нибудь раскопать? — Вистинг протянул телефон Хаммеру. — Где он находился последние сутки? Отследить, как мой?

Нильс Хаммер отставил чашку кофе и взял мобильный.

— Не забудь зарядить его, прежде чем у него сядет аккумулятор, — добавил Вистинг.

— Дай мне пару часов, — сказал Хаммер и исчез за дверью.

Торунн Борг развернулась к монитору.

— Над чем ты работаешь? — спросил Вистинг, опершись рукой о дверной косяк.

— Я загрузила отчет о всех совершенных в Эстланне взломах за последние три недели. Здесь может быть связь. Они происходили сериями. Шесть-семь проникновений в один день в одном месте, и то же самое на следующий день в другом месте.

— Восточная Европа?

— Скорее всего, — кивнула Торунн.

Вистинг остановился в дверном проеме. Грубые кражи, совершенные выходцами из бедной части Европы, становились все большей проблемой для полиции. Постоянно объявлялись новые банды и новые тренды. Некоторые группировки воровали косметику и бритвенные лезвия из магазинов. Другие компании крали лодочные моторы на причалах. Кто-то специализировался на магазинах электроники, а кто-то сосредотачивался на квартирах или домах в частном секторе. Банды становились все более профессиональными, и полиции редко удавалось их опередить.

В шкафах позади него стояли толстые тома громких дел, над которыми он работал. Они содержали подробную запись ведения следствия.

— Есть ли еще следы или новости в других делах?

— Пока я ничего не нашла, но как раз прорабатываю этот вопрос.

Вистинг кивком одобрил предпринятую ею инициативу, прежде чем отправился в свой собственный кабинет. Не успел он туда войти, как зазвонил телефон.

— Сообщение для прессы?

Вистинг узнал голос директора оперативного центра Тёнсберга. Именно туда журналисты направляли свои вопросы, и пресс-сообщение могло бы немного уменьшить давление со стороны корреспондентов.

— Есть предложение?

— Обычное. — Мужчина пошуршал бумагами и зачитал: «Полицейское управление Вестфолла начало расследование, после того как в частном доме возле Хельгероа в Ларвике было обнаружено тело мужчины. Полиция приняла сообщение о смерти в пятницу, первого октября после 22:00. В данный момент времени мы не можем дать больше сведений относительно данного дела. Мы приглашаем на пресс-конференцию в полицейский участок Ларвика в..?»

Вистинг сел за письменный стол и бросил взгляд на часы на стене.

— В десять часов, — решительно сказал он. — Мы вполне можем дать им чуть больше. Подтвердить информацию о том, что мы начали расследование убийства, что вертолет и кинологи с собаками принимали участие в поиске одного или нескольких преступников.

— Отлично. Нужна ли нам информация от граждан? Сведения о подозрительной деятельности или транспортных средствах?

Вистинг задумался, но пришел к выводу, что слишком рано просить людей о предоставлении информации. В сообщении говорилось о месте и времени совершения убийства. Опыт говорил о том, что заметившие что-то необычное сами связывались с полицией.

— Нет, не сейчас, — ответил он. — Отправите мне копию, когда сообщение уйдет?

— Да. Через пару минут будет.

Директор оперативного центра положил трубку, не попрощавшись.

Вистинг включил компьютер и откинулся на спинку стула, пока загружалось изображение на мониторе.

Когда он начинал работать в отделе расследований в середине восьмидесятых годов, все рапорты набирались на печатной машинке. Только десять лет спустя у каждого следователя появился свой компьютер. В шкафах позади него стояли толстые тома громких дел, над которыми он работал. Они содержали подробную запись ведения следствия. Имена были занесены и иногда вычеркнуты. Некоторые были обведены, некоторые линиями и стрелками были соединены с другими. Мысли и раздумья на бумаге. Распределение рабочих задач. Многие дела приблизились к решению с помощью запутанных ассоциативных карт в блокнотах.

Теперь и эту часть работы следователя перевели в электронный вид. Было разработано собственное программное обеспечение, в котором следовало создавать электронные проектные комнаты так, чтобы все участники расследования могли получить доступ к информации. Собранная информация создавала базу для отдельного анализа дела. Учитывались все касающиеся дела документы, все лица, вовлеченные или каким-либо образом упомянутые в деле, вносились в специальный регистр. Программа должна была обеспечить проведение всеобъемлющего и эффективного расследования со стартовой фазы и до момента, когда дело будет закрыто. Целью было создать полный профессиональный обзор, доказательную базу, сохраняя объективность. Он вошел в программу под своими логином и паролем, замер в ожидании, повернув лицо к монитору, пока машина продиралась сквозь процедуры загрузки. Затем крутанулся на стуле, открыл шкаф позади себя и достал новый блокнот в жесткой обложке. Из подставки на столе вытащил простой карандаш и развернул блокнот на первой чистой странице. В самом верху он написал: «Кто?»

В данный момент его не так сильно интересовал мотив или способ убийства. Речь шла о том, чтобы выяснить, кем был убитый. Ответ мог привести напрямую к убийце.

Он достал очки, без которых теперь не мог обойтись, и продолжил записывать. Около часа он фиксировал ключевые слова важнейших задач. Тезисы первостепенной важности были подчеркнуты или получили дополнительные комментарии на полях. Некоторые ключевые слова сопровождались пояснениями. Он рисовал стрелки и символы, нумеровал то, что нужно было распределить по степени значимости. В самом верху страницы создал перечень электронных следов. Ценная информация, которую нужно было добыть как можно скорее. Записи с камер на заправках удаляют через неделю, записи с пунктов оплаты дорог существуют чуть дольше. Это же касается и трафика, передаваемого по мобильным сетям. Зачастую в момент сбора информации полиция не знала, что искать, но если не позаботиться о сборе электронных материалов сейчас, потом уже ничего не найти.

Судебно-медицинская экспертиза тела будет важна для следствия. В первую очередь, чтобы выяснить личность покойного. Однако на трупе могут находиться волоски, волокна или другие следы, способные привести прямо к убийце. Рана, кровь и трупные пятна многое могут поведать о произошедшем.

Часто отчеты криминалистов отвечали на вопрос о том, что случилось, однако следователи никогда заранее не знали, какие еще следы могут появиться. Они никогда не могли на все сто положиться на собранные технические доказательства. Главным оставалось тактическое ведение расследования.

Кроме прочего, требовалась стратегия по отношению к прессе. Пока что она базировалась на двух ключевых моментах: открытость и честность.

Кристине Тиис впервые возглавит пресс-конференцию. С этого момента и до момента завершения дела именно на ней лежала формальная ответственность. Обучение пройдет в экстремальных условиях, и Вистинг надеялся, что она справится. Мертвый мужчина в доме одного из самых популярных в стране телевизионщиков — это дело взорвет СМИ.

Он снова попробовал позвонить Томасу Рённингену, но телефон после нескольких гудков переключил его на автоответчик. Вистинг собрался было оставить голосовое сообщение, но повесил трубку и вместо этого написал короткое смс.

Затем он поднялся с офисного кресла и потянулся. Вышел в коридор и направился к переговорной комнате, под кофеваркой стояла наполовину полная колба. Он нашел чашку на полке, налил себе кофе и посмотрел на дверь, услышав шаги в коридоре.

Появился Эспен Мортенсен. Вистинг протянул ему чашку и нашел себе новую.

— На месте преступления закончили?

Эксперт-криминалист отрицательно покачал головой и сделал глоток кофе.

— Мы забрали тело. Я приготовлю несколько фотографий и напишу обзорный рапорт, его передам суд-медэкспертам. Я договорился с идентификационной группой из Крипоса. Они будут присутствовать на вскрытии.

Они сели за стол в переговорной.

— Ты нашел еще что-нибудь?

Мортенсен кивнул.

— Все не так, как мы полагали изначально. Вистинг быстро взглянул на коллегу.

— Его застрелили, — пояснил Мортенсен. — Когда мы перевернули тело, мы обнаружили большое пулевое отверстие в области живота.

Вистинг вспомнил окровавленную прихожую в доме, где мужчина был найден. Кровь капала на лестницу и была размазана по дверному косяку. Окровавленные перчатки, и лужа крови под трупом.

— В него выстрелили до того, как он зашел внутрь, — заключил Вистинг.

— Мы не знаем, где это произошло.

Мортенсен подтвердил: стреляли в другом месте. Он смог добраться до дома, где борьба продолжилась. Брызги крови на стене свидетельствуют о том, что его ударили по меньшей мере три раза.

— Орудие было найдено?

Эспен Мортенсен встал из-за стола.

— Нет, ни огнестрельное оружие, ни то орудие, которым его ударили. — Он пошел к двери с кружкой в руках. — В общем, сложно сказать, что именно его убило. В него стреляли, а потом ударили так, что он потерял сознание. Он мог истечь кровью и погибнуть от огнестрельной раны, но удары могли быть смертельными и сами по себе. Не обязательно, что стрелявший и нанесший удар — одно лицо.

Вистинг проводил взглядом молодого криминалиста. Дело приобрело новый уровень сложности.

Лине не хотела засыпать, но в конце концов так устала, что легла на краешек дивана и укрылась пледом.

Ее разбудил мобильный телефон. Часы на экране показывали 04:23. Шея болела, в горле пересохло.

Читайте также отрывки из книг:

Джулиан Барнс «Шум времени» >>

Сборник рассказов «Москва: место встречи» >>

Елена Михалкова «Бумажный занавес, стеклянная корона» >>

Джон Гришэм «Вне правил» >>

Джейн Харпер «Засуха» >>

Алекс Дубас «Моменты счастья» >>

Джейн Шемилт «Дочь» >>

Чак Паланик «Бойцовский клуб — 2» >>

Сергей Лукьяненко «Кваzи» >>

Ринат Валиуллин «Где валяются поцелуи. Париж» >>

Рейчел Джойс «Невероятное паломничество Гарольда Фрая» >>