Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

28.08.2020

Очень интересное и актуальное эссе про тактильность, чувствительность, а заодно культуру и даже политику.

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

Фото unsplash.com; pexels.com

Авторка книги «Стон: Анонимные эссе о женском оргазме» Эмма Кёниг специально для американского Playboy поразмышляла на тему прикосновений и предложила как минимум три плоскости, которые стоит учитывать в разговоре про тактильность.

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение
Фото Emma Koenig

Много лет назад у меня был неприятный сексуальный опыт. Как бы мне ни хотелось отдаться наслаждению, ничего не выходило, а тот человек не считывал мои невербальные сигналы — напряженное тело, застывшую гримасу, молчание, — решив, что мне хорошо.

Мы считаем себя достаточно умными, выдержанными и опытными, чтобы в такой ситуации поступить «правильно». Мы думаем, что мы сможем определить, почему нам некомфортно, и сказать об этом уверенным, деликатным и непринужденным тоном. Но в тот момент я промолчала. Только много позже я смогла сформулировать почему: я хотела быть вежливой.

Ошеломленная физическими ощущениями, я неосознанно посчитала его опыт важнее моего. (Это, видимо, у нас было общим.) Когда я принялась перебирать все, что предшествовало этому моменту добровольного молчания, я обнаружила в себе потребность погрузиться в сексуальные переживания других людей.

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

Я стала собирать истории женщин об их оргазмах и сексуальности, которые с годами стали книгой «Стон: Анонимные эссе о женском оргазме» («Moan: Anonymous Essays on Female Orgasm»). Я стремилась создать что-то, что бы исследовало спектр женского желания и сопутствующих радостей и разочарований. Осмысление этих историй, а также вызванные ими реакции читателей привели меня к простому выводу, что прикосновение — это нечто большее, чем просто прикосновение.

Мы все читали статьи с советами, какую позу лучше принять и на какие точки воздействовать, чтобы получить лучший оргазм в жизни. И хотя я поддерживаю все, что помогает нам сосредоточиться на получении удовольствия, я считаю недальновидным говорить о сексе так, как будто это занятие по аэробике, где важно состояние здоровья и количество повторений.

Возможно, сейчас как никогда наше сексуальное здоровье — наша сексуальная моральность — требует, чтобы мы приняли во внимание абстрактные силы, влияющие на наши физические способности.

Прикосновение культурно обусловлено

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

Вот упражнение: составьте список, по которому со времен вашего первого секса ваша страна изменилась в отношении секса и гендера. (Это упражнение не годится только для тех, у кого первый секс случился вчера, но вполне подойдет остальным, живущим в этом безумном цикле круглосуточных новостей).

Что в вашем списке? Может быть, там есть появившаяся вакцина от ВПЧ (Вирус папилломы человека — является самой распространенной вирусной инфекцией половых путей), предконтактная профилактика ВИЧ (ПрЕП заключается в ежедневном приеме антиретровирусного препарата) или экстренная контрацепция (таблетки, которые могут предупреждать беременность в 95% случаев при их использовании в течение пяти дней после полового акта)?

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

Может быть, для вас это приход соцсетей, взрастивших кибер-харассмент, порноместь и движение инцелов? Может быть, вы включили движение #MeToo, увеличивающуюся репрезентацию ЛГБТКИА+ в медиа, недавние угрозы отмены легальности абортов или тот факт, что против американского президента было выдвинуто 17 (на настоящее время) обвинений в сексуальных домогательствах?

Фон нашей сексуальной жизни находится в состоянии вечной реконструкции, так же как и наше отношение к тому, чтобы трогать других и чтобы трогали нас. Мы сталкиваемся с новой информацией, отношением других людей, языком и законами, и все это может влиять на нашу физическую чувствительность.

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

И хотя эти тревожные переживания могут по-разному проявляться во время секса, отправной точкой будет просто признание обоими партнерами, что эти ощущения есть, потому что не всегда удается их просто оставить за порогом спальни.

Проще говоря, если бы политики выступали против вафельных рожков, есть мороженое было бы куда сложнее. И если бы вы захотели пригласить кого-то в свою любимую джелатерию, то, наверное, было бы полезно обсудить, как вся эта антивафельная повестка может влиять на ваше времяпрепровождение.

Прикосновение эмоционально обусловлено

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

Эмоции живут в наших телах. Оказываясь в ситуациях, в которых нам хочется плакать, кричать или просто высказаться, мы зажимаем челюсть, приподнимаем плечи и сжимаем кулаки.

В нашем теле и голове это напряжение копится годами. Мы храним внутри все с нами случившееся, но, даже проведя работу по «изгнанию своих демонов», невозможно сразу избавиться от всего негатива — особенно когда дело касается секса.

Ощущение прикосновений к своему телу может вызвать широкий спектр эмоций от экстаза до ужаса, и интеллектуально мы можем быть не в состоянии дать название этим чувствам сразу же, хотя общее направление может быть простейшим: «мне приятно» или «мне неприятно». Но каким бы схематичным ни был ваш язык эмоций, вы должны его знать.

Когда мы не обращаем внимания на чувства или хотим показать, что сложные эмоции в этот момент невозможны или запрещены, мы готовим почву для «испорченного телефона» или чего похуже (например, насилия).

Прикосновение индивидуально обусловлено

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

Из всего этого можно сделать вывод, подтверждения которому я постоянно встречала в течение четырех лет коллекционирования секс-историй: никогда что-то одно не будет подходить всем.

В нашем сексуальном меню у нас у всех разные блюда и аллергии. Вы можете беситься от того, что фишка, которая заводила вашего предыдущего любовника, раздражает нынешнего партнера, но помните, что в бесконечном разнообразии есть радость и потенциал для экспериментов, а ваша тактильность может расширяться и развиваться.

Писательница Эмма Кениг: о том, что прикосновение — нечто большее, чем просто прикосновение

Я не говорю, что каждый неловкий момент в сексе нужно чрезмерно анализировать. Я всего лишь предлагаю нам всем иметь базовую эмпатию и совесть — чтобы мы входили в сексуальные сценарии (а в идеале в физическое пространство, им предшествующее) с осознанием, что они происходят в плотной экосистеме личных, культурных и, конечно же, биологических факторов.

Надеюсь, это осознание поможет нам найти две вещи: свой голос, которым мы сможем говорить, когда нам что-то некомфортно, и свободу исследовать все виды удовольствия, которые может принести прикосновение.