Как изменились клубы за 10 лет: что вместо гламура, «бухла» и съема на ночь?

03.08.2019

8 профессионалов рассказали нам о том, какая трансформация произошла с клубной жизнью за 10 лет.

music-2805506_1280

pixabay.com

За последние десять лет, по моим ощущениям, в клубной индустрии изменилось многое. Разобщенность публики сократилась, все разбрелись по своим центрам притяжения, гламур остался где-то далеко и воспринимается как ненужный хлам из 2000-х, а съемом в клубе на одну ночь среди миллениалов вообще не пахнет.

Теперь мы делаем ставку именно на музыку и танцы, а не на другие побочные действия. Мы уже не тусуемся с четверга по понедельник, как это было раньше, а выбираем для себя алмазы. В клубы стало попасть легче, но дороже. Теперь, чтобы завлечь аудиторию, промогруппы должны сильно постараться не только со звуком, но и со светом, декорациями, инсталляциями и коллаборациями.

Нам стало интересно, что думают об изменениях сами участники клубной индустрии и люди, которые ее развивают, поэтому наслаждайтесь целостностью разных мнений.

Рустам Мирзоев

Диджей, бывший промоутер вечеринок Techno Gipsy

%d0%a0%d1%83%d1%81%d1%82%d0%b0%d0%bc%20%d0%9c%d0%b8%d1%80%d0%b7%d0%be%d0%b5%d0%b2

С первой вечеринки в Gipsy прошло уже больше 8 лет. Нашей публикой были люди, которые не сильно заморачивались по поводу трушности. Жанры музыки были не важны, они просто хотели танцевать под яркую музыку под открытым небом летом в Москве, радоваться жизни, друг другу и слышать что-то новое и интересное для себя.

Сейчас мы видим много изменений. Подросло большое поколение, часть из которого вышла из нашего комьюнити. Такие промо группы как Volks и Update — это вообще наши родные дети. Они используют по сей день те наработки, которые мы изобрели, и поэтому я только радуюсь, что теперь все стало больше и ярче.

Что произошло с клубной индустрией за последние 10 лет?

За 10 лет мы увидели, что хоть в индустрии и делают новые и яркие эксперименты, но, увы, так, как делали мы, никто и близко не пытается сделать. Никто не хочет изобретать велосипед, все катаются на своем трехколесном. Так спокойнее в нынешние неспокойные времена.

Sergey Sanchez

Диджей, музыкант, радиоведущий, создатель вечеринки Sanchez Thursdays

SERGEY SANCHEZ

Действительно, за 25 лет моей профессиональной деятельности «клубная индустрия» кардинально изменилась. А за последние 10 лет люди особенно привыкли, адаптировались к электронной музыке, она стала доступна в пределах одного клика.

На формирование нового отношения к клубным событиям и отдыху повлияло несколько факторов. Первое — это появление в феврале 2013 года закона о запрете табакокурения в общественных местах, а также рекламы сигарет. Из индустрии ушли огромные бюджеты, на которые проводились мощнейшие мероприятия, фестивали и привозы топовых зарубежных артистов по всей стране от Калининграда до Владивостока. Как это не спорно звучит, но деньги табачных компаний способствовали развитию, пропаганде и процветанию клубной культуры.

Второе — это появление социальных сетей и смартфонов, которые родили новое поколение интровертов. Молодым людям стало трудней выходить из дома и находить причины для того, чтобы быть в кругу счастливых, но незнакомых сверстников. Между артистом и публикой появился девайс, а вместе с ним задержка и провалы в восприятии происходящего, равные времени необходимом для размещение фотографии в Instagram или простому check-in.

При этом произошло удешевление, упрощение и доступность способов создания, воспроизведения, поиска, обучения, а также технологий продвижения электронной музыки. Появились очень интересные артисты, которые мощно вторглись на мировой рынок.

Алиса По

Соосновательница телеграм-канала «Психо Daily»

Алиса По.JPG

В один из первых «взрослых» походов в клуб, мы с однокурсницами сбежали со своего «посвящения в журналисты» в клуб «Культ» до закрытия танцевать под Анатолия Айса. Следом в жизни появилась, конечно, «Солянка». А когда я устроилась работать в LAM (Look At Media — прим. ред.), клуб вообще стал вторым домом.

«Солянка» выступила для меня в роли старшей сестры: показывала успешных «взрослых» людей, давала послушать классную музыку и знакомила с будущими друзьями. В то же время, 2010-2011 годы, была самая приятная эпоха клуба «Родня». Под арт-директорством Василины Мороз и Артема Рязанова, каждую неделю там проходили то вечеринки будущего лейбла «ГОСТ звук», то выступления каких-нибудь славных хаус или бэйс исполнителей. Пару раз я была в старой «Арме», но там мне как-то не везло с лайн-апом и было скучно. Зато хорошо помню, какие вечеринки я тогда пропустила, и жалею до сих пор. Недолгую, но яркую жизнь прожил ещё «Моспроект-2», где редакторы модных медиа ставили музыку через АUX и страшно напивались.

Тогда же было время первых спонсорских вечеринок. Бренды устраивали закрытые и очень дорогие мероприятия. Например, Bacardi присылал вип-гостям в качестве приглашения на вечеринку брендированные новенькие айфоны, а на самом мероприятии выступали Die Antwood. Тогда же открылся институт и бар «Стрелка», где под руководством Ромы Мазуренко, считавшегося главным массовиком-затейником Москвы, проходили балы с караоке, однодневные музыкальные фестивали и просто хорошие танцы.

Не знаю, как Москве в целом, но мне 20-летней это все было в новинку и очень нравилось. Спонсорская вечеринка сегодня — это в 90% случаев скучнейший светский вечер, подходящий исключительно для нетворкинга. Весельем там и не пахнет.

giphy

После закрытия «Солянки» Москва так и не обзавелась ее аналогом — в меру буржуазным рестораном с танцами. Возможно такой формат больше городу и не нужен: тогда это было место социализации, сейчас эту функцию для молодого поколения выполняет интернет.

Что произошло с клубной индустрией за последние 10 лет?

Ночные клубы того времени занимались сегрегацией: всегда было понятно, где тебе будут рады, а где — точно нет. У каждого была своя концепция, которой строго следовали. Сегодня мало какой клуб может позволить себе такую роскошь и, в попытке выжить, неизменно превращается в «площадку для мероприятий», где готовы принять любой бал сатаны, если за него заплатят. 

Причина кроется, в первую очередь, в экономике. Десять лет назад и аренда была ниже, и денег побольше было у всех. Плюс никого не кошмарила полиция в таких масштабах, как это происходит сегодня. На заработке клубов также нехило отразился «наркотический ренессанс»: сегодня очень много 20-летних ребят проводит выходные с наркотиками, а когда есть наркотики — алкоголь не нужен, бар делает себе кассу только на воде.

Есть ощущение, что за эти годы московская публика стала в разы требовательней. Во-первых, у нас появилась достойная электронная сцена: российских продюсеров выпускают на европейских лейблах и букируют известные зарубежные фестивали, поэтому уже не каждый привозной диджей «зайдет». Во-вторых, люди успели посмотреть мир, побывать в клубах и на фестивалях за рубежом. Не последнюю роль в просвещении сыграл, конечно, и интернет.

Андрей Алгоритмик

Основатель и арт-директор клуба и студии звукозаписи Powerhouse Moscow, совладелец винилового производства Semikols Record Pressing

Андрей Алгоритмик

Трансформацию интереснее рассматривать с нашего первого проекта — небольшого бара «Проект 6/2» с танцполом на Арбатском переулке. Вход в пространство работал по звонку, было это все 8 лет назад. Тогда в нашем городе напрочь отсутствовала барная культура — я говорю не про уровень приготовления напитков, а про желание молодых людей ходить куда-либо каждый день или хотя бы по выходным.

Сейчас все кардинально изменилось: публика, которой сейчас 18-25 лет в 10 раз превышает численность публики, на которую мы ориентировались в 2009, и это здорово. Ребята, попавшие к нам в Powerhouse студентами, сейчас уже самодостаточные единицы общества и именно они составляют основную аудиторию.

Что касается бизнеса, то пока его можно заметить только на территории концертной деятельности и стриминга артистов, площадки в Москве по сравнению со своими европейскими аналогами зарабатывают в разы меньше и способны разве что держаться на плаву, поддержка со стороны правительства и министерства культуры по прежнему отсутствует.

Что произошло с клубной индустрией за последние 10 лет?

Она перезагрузилась, отряхнулась от остатков 90-х, гламура и безвкусной музыки, встала на правильный путь развития и сейчас уверенно догоняет индустрию европейских столиц. Но нужно понимать, что это было сделано не за 30-40 лет, как в Англии и Германии, а за 10-15, поэтому ошибки и фэйлы неизбежны. Но я верю, что мы двигаемся в правильном направлении.

Илья Воронин

Главный редактор Mixmag Russia

%d0%98%d0%bb%d1%8c%d1%8f%20%d0%92%d0%be%d1%80%d0%be%d0%bd%d0%b8%d0%bd

Об изменениях музыкальных вкусов людей

Три года, что существует Mixmag Russia, слишком небольшой срок для того, чтобы делать выводы об изменении музыкальных вкусов людей. За это время не успевает меняться поколение в клубах, хотя именно там поколения меняются быстрее всего.

Например, сегодня очень популярна музыка, симпатизирующая и черпающая вдохновение в 80-х, причем даже не во всем десятилетии, а в его второй половине. EBM (electronic body music — прим. ред.), индастриал, электро и прочие не слишком радостные стили того времени сегодня любимы многими.

С другой стороны есть тусовки, где сегодня любят неспешно передвигаться под заторможенный бит с сильным влиянием этнических мелодий. 

Сама электронная музыка за прошедшее десятилетие фантастически разрослась. Причем настолько, что одна ее часть совершенно никак не контактирует с другой. Первую часть можно назвать условно EDM (electronic dance music — прим. ред.), другую — андеграундом. Какое-то время это очень хорошо было заметно в главных табелях о рангах клубной индустрии — в Top 100 DJmag и Top 100 Resident Advisor. Эти чарты практически никак между собой не пересекались и были предназначены для совершенно разных людей.

Истерия с EDM предсказуемо закончилась пару лет назад, а в андеграундных кругах стали появляться диджеи нового поколения. Их даже прозвали селекторами, поскольку они, прежде всего, интересуются музыкой, невзирая на год ее выпуска. 

Что произошло с клубной индустрией за последние 10 лет?

Говоря про российскую сцену, нельзя не отметить безусловный рост профессионализма всех игроков, несмотря на небольшую численность потребителей этой музыки..

Если мы говорим про глобальное движение, то, безусловно, клубная индустрия уже не просто прошла процесс взросления, а твердо стоит на ногах. Это очень хорошо слаженный и работающий механизм. И каждый для себя может найти уголок (даже самый укромный), чтобы слушать ту эмоцию, которая ближе всего резонирует с его душой и сердцем. И да, люди и дальше будут не спать ночами и танцевать под электронный бит.

Борис Зленко

DJ Spyder, «Крыша мира»

IMG_3708.JPG

«Крыша мира» — это пространство, где правит мир, гармония любви и радости. Это правильное трактование названия нашего проекта, в этом и есть суть идеологии клуба.

Потенциал, накопленный в популярные сегодня 90-е, был выплеснут нашей творческой командой в этот проект. У нас был высококачественный звук, соответствующая по качеству музыка, а также интеллигентная, но свободолюбивая публика. Творческая атмосфера, царившая на «Крыше» дала толчок таким проектам как: «Сила света», Slowdance и многим другим, а количество записанной музыки можно исчислять годами.

Мероприятия были разные: тематические, с дресс-кодом и фантастическими арт-объектами, изысканными декорациями и оживающими узорами на стенах в масштабах целого завода, с гастрономическими средами и привозами лучших поваров мира, утренних массовых занятий йогой в белом под космический эмбиент.

На мой взгляд, есть незыблемые понятия — стремление к совершенству одно из них. Мы по прежнему ориентируемся на публику, понимающую разницу, скажем, между новым и качественным, между преходящим и вечным.

Что произошло с клубной индустрией за последние 10 лет?

Для меня 10 лет — это лишь фрагмент более чем 30-летней истории электронной музыки, в которой я действующее лицо и наблюдатель одновременно. Много поколений и тенденций сменилось за это время, не изменилась только пропорция людей, действительно понимающих истинное значение музыки, ее миссионерское действие, ее Божественную сущность.

Сергей Тимошов

Арт-директор «Пропаганды»

Сергей Тимошов

«Пропаганда» существует уже 22 года. За последние 10 лет в «Пропаганде» появились пятничные техно-вечеринки. Совсем недавно изменились вечеринки по вторникам со спейс-диско и нетривиальным хаусом, их куратор Юрий Рута. Уже больше года среды отданы под эксперименты молодых талантов, где новые промо-группы, музыканты и диджеи оттачивают свои навыки.

Субботы стали более романтичными, после того как перешли под контроль Димы Ижевского. Люди все также приходят выпивать, танцевать и знакомиться. Мне кажется, глобально в процессах ничего не поменялось. Изменилось само отношение людей к отдыху в клубах, для многих процесс превратился в обычное времяпрепровождение.

Клубной индустрии в Москве до сих пор нет, все, что имеем — это клубная самодеятельность. Единственное, что поменялось — техническая оснащенность танцплощадок. «Пропаганда» до сих пор остается домом для качественной электронной музыки, и главное это то, что люди точно знают, какой продукт получат, посещая нас.

Мария Пирумова

Партнер event и букинг-агентства Unity

Мария Пирумова

Скажу честно, нет ощущения, что общество сильно изменилось за время существования Unity, то есть за восемь лет. Но запросы тусующихся людей и тренды, безусловно, да.

Следить за этим — одна из наших главных задач. Такие проекты как Heineken Bar и Schweppes Bar совершенно разные. В первую очередь — это маркетинговые кейсы, которые сделаны в связи с запросами разных брендов. Но есть и общее, в первую очередь — это большой акцент на музыке, как на главном объединяющем и притягивающем аудиторию триггере. Успешную и запоминающуюся вечеринку нельзя сделать без крутой музыки.

Что произошло с клубной индустрией за последние 10 лет?

Глобально мало что поменялось, в Москве все происходит волнами. Периоды подъемов, когда в один год открываются сразу несколько крутых площадок. Так было в год, когда открылись «Симачев» и «Солянка», или в год, когда все лето Москва гудела в Heineken Bar и «Кругозоре». А бывает затишье. В целом молодежь стала лучше разбираться в музыке, что, безусловно, радует. И люди стали с большей готовностью платить за вход как на фестивали и концерты, так и просто за вход в клуб. Это очень круто и важно.