Тело не порок: странные и чувственные картины художника Николая Толмачева

16.11.2018

«Красота есть во всем, даже в чем-то странном или трагичном».

Nikolay_16x9

Здесь и далее фото @tolmachevn

Гусь, прилегший на женскую промежность, кровь из раны в сердце от стрелы, капающая в фарфоровую чашку, набухший розовый бутон как фаллическое переосмысление... Обманчивые, мягкие и чувственные акварельные картины Николая Толмачева не могут оставить равнодушными.

Благодаря своему инстаграму он заработал репутацию одного из самых дерзких и вызывающих европейских художников современности.

Отправная точка для меня каждый раз — это красота

«Отправная точка для меня каждый раз — это красота. Я совсем не думаю о гнетущих вещах, но мне действительно нравится двусмысленность, идея, что красота есть во всем, даже в чем-то странном или трагичном», — сказал 24-летний украинский художник в интервью американскому Playboy.

(04)_Nikolay_Jupiter&Lo

Картины Толмачева не только заставляют зрителей почувствовать что-то, но, кажется, вызывают две конфликтующие эмоции одновременно, дискомфорт и очарование, объединенные неуловимой печалью.

«Меланхолия позволяет вычленить более интенсивные, более искренние эмоции, чем что-то ей противоположное. Красота скрывается повсюду», — считает он.

(06)_Nikolay_big kiss

Толмачев выходец из города Бровары, неподалеку от Киева, известном как обувная столица Украины и родина нескольких олимпийских атлетов. Он рос вдали от насыщенной жизни большого города, большую часть детства прожив в деревне, погруженный в книги, кино, историю, природу и сказки своей бабушки.

Любовь к ушедшим временам и искаженной версии реальности прошла через всю его жизнь. Даже сейчас Толмачев говорит, что до сих пор в его памяти живы воспоминания об экранизации романа «Орландо» Вирджинии Вульф, которая повествует о дворянине елизаветинских времен, пережившем превращение в женщину.

(01A)_Nikolay_AMOUR

Удивительнее всего, что, несмотря на столь нестандартное художественное воспитание, — от просмотра адаптации Вирджинии Вульф, до чтения русской классики, — детские мечты Толмачева были вполне обычные — он хотел стать ветеринаром.

«Я всегда был креативным ребенком, — рассказывает он. — Я рисовал и делал скульптуры, сколько себя помню. Но понять, что искусство станет моей основной деятельностью, я смог лишь в 16 или 17 лет. Тогда я ходил в театральную школу, где были курсы, на которых мы делали эскизы для сценических декораций. Тогда я внезапно осознал, что я умею рисовать».

(01B)_Nikolay_beforethekiss

По словам Толмачева, события 2013-14-х годов перевернули его жизнь, позволив взглянуть на ее более динамичную и яркую сторону.

«В то время я сделал множество карикатур, связанных с Россией, поскольку чувствовал необходимость выразить свои эмоции, связанные с происходящими событиями. Для меня стало очевидно, что мне куда больше интересно транслировать эмоции, а не идеи, и я стал рисовать в стиле, который я бы охарактеризовал как символизм».

(05)_Nikolay_toilette

И все же главной темой работ Толмачева является сексуальность.

«Веками люди ассоциировали сексуальность с грехом, и это наложило отпечаток на наше понимание. Многие по-прежнему относятся к сексуальности с предубеждением и страхом», — говорит художник, объясняя реакцию людей, не принимающих его работы.

Во многом картины Толмачева помогают этим людям выйти за пределы этого узкого понимания эротизма.

10963838_1550553731871939_1626901462_n

11143032_883863111671762_2073260556_n

На вопрос о следующей цели в карьере он, усмехаясь, отвечает: «Мое лицо на обложке Playboy».

11348249_659120930890734_413333497_n

21148011_800466553456821_1029236067208790016_n

Будь то образ фаллической флоры (картина «Роза») или «Купидон», акварельный рисунок, на котором выколотые глаза ангела висят так низко, у самого пениса, что напоминают тестикулы (обе картины можно найти в его инстаграме), одержимость Толмачева сексуальностью может казаться вульгарной тем, кто не видит мир через его творческие линзы.

«Я совершенно открыт в теме сексуальности, и мне иногда сложно осознать, что не все чувствуют это так же. Для меня это кажется самой естественной вещью в мире, как еда или дыхание. И когда я создаю картину, связанную с этим, я не пытаюсь шокировать людей и совершенно не ощущаю, что делаю что-то провокационное или запрещенное».

14099476_1680226115637850_1219019617_n

15875971_1161070193961240_8645862818609889280_n

13116644_1127591073970109_807066299_n

15535306_188754708260825_8820016999364034560_n

10843691_659327977501017_2134547283_n

20686653_447964802251414_625123552105857024_n

12568173_1666071150299607_1811296911_n

30884487_1010593605783784_4850885430180052992_n

1169854_1676960069218611_37291058_n

16230614_251061208684088_8657338704936828928_n

16123627_386679641680790_8338834414280638464_n

16464411_391900697830616_6696078538174365696_n

13413205_289485228055382_804864167_n

16464095_256995938068804_8249124165353734144_n

19367299_105705133385529_5800346598739279872_n

14156416_171459289959537_2054020814_n

11374497_890077864382132_2118882366_n

14063313_1148922011841350_2123913230_n

18513157_470521016621076_365389871646244864_n

12393946_1521392731486821_1422133075_n

12446228_1673884502866593_1882462987_n

13248906_244240689285657_618759391_n

21107118_1897194590546332_8566267191895261184_n

23348149_1583250421737249_6849485913764921344_n

23507789_125025988192241_5261190128482648064_n