Путешествие на Байкал: глубинная красота

10.01.2016

Байкал очень красив, гостеприимен, но все же суров. Отправляясь туда, придется на время забыть о замашках сибарита.

Фото Михаил Володин

Мы сидим на небольшом горном плато и обсуждаем фильм «Эверест». Всех интересует одно и то же: что заставляет людей идти к высочайшей вершине мира, зная наверняка, что каждый четвертый из них не вернется? Точного ответа, понятно, нет ни у кого.

По мере того как дыхание и пульс приходят в норму, в инстаграме появляются квадратики местной красоты — 1400 метров, 1500, 1700... с подписями типа «Мой первый Эверест». Хоть мы и находимся в Саянах, пройдя чуть больше половины пути к одной из самых популярных туристических вершин — пику Любви высотой всего 2100 метров.

Фото Afrutin/Fotolia.Com

Нет, это не ирония. Ведь у каждого действительно свой Эверест. И свой мотив подниматься. Журналисты делают это ради читателей своих изданий, блогеры — ради подписчиков, но это только часть правды — каждый из нас здесь, чтобы проверить себя. Эта высота кажется смешной только на бумаге, а на самом деле совсем нелегко — большую часть пути приходится идти по склону до 45 градусов, по снегу, скользкому игольнику и камням. Каким бы подготовленным ты ни был, довольно быстро начинаешь чувствовать, как от физической нагрузки во всем теле появляется жар. И невольно отмечаешь про себя, насколько хорош новый антиперспирант Rexona Men с революционной «умной» формулой MOTIONsense. Ты делаешь шаг — микро-капсулы свежести раскрываются, обеспечивая защиту от пота и запаха. Во всем остальном ты полагаешься только на себя — идешь, смотришь под ноги, вверх (чтобы камень от впереди идущего не прилетел к тебе) и думаешь только о том, чтобы дойти до вершины.

По хайкинговым тропам биосферного заповедника, говорят, гуляют еще и медведи

Вершина — тот самый пик Любви — кажется такой близкой, но мы понимаем, что это обманчиво. Летом туда ходят многие — и даже с ночлегом в спальных мешках, — но сейчас, когда световой день заметно короче, рисковать нельзя. Да и погода здешняя имеет особенность портиться в один момент. Приходится возвращаться с половины пути. Уметь вовремя остановиться — не значит спасовать.

Фото Михаил Володин

Наши гиды постоянно смотрят прогноз — солнечные дни в здешних краях и так задержались — и все же решают отменить запланированный рафтинг на реке Снежной — поздней осенью здесь уже никто не сплавляется. Два часа в холодной воде могут быть опасны для здоровья. Отстоять не удается — и мы ныряем в Байкал. Четырехградусная вода вмиг снимает усталость. Местные смотрят с ухмылкой — обычно так делают после бани. Мы согреваемся как можем — настойкой на клюкве и кедровых орешках.

Фото Михаил Володин

Байкал — он вполне для суровых мужчин. Нам рассказывают об элитном отдыхе в западной части озера, у острова Ольхон, где больше 300 солнечных дней в году и мало осадков, о зимнем гольфе на прозрачном льду, но мы — в Байкальске. В том самом городе на юго-востоке озера, в 150 км от Иркутска, где находится целлюлозно-бумажный комбинат, известный всем источник загрязнения Байкала. Два года назад градообразующее предприятие закрыли, и жизнь здесь совсем сбавила темп. Трибуны местного стадиона давно не помнят болельщиков, а пляжный ресторан «На причале» обветшал и, похоже, не ждет гостей уже даже в высокий сезон. Тут как будто вообще мало что изменилось с конца 60-х, когда режиссер Сергей Герасимов снимал здесь свой фильм «У озера» об инициативной молодежи, борющейся за сохранность Байкала и против только что построенного ЦБК. Покосившиеся деревянные дома, простые люди, скромные пикники на каменистом берегу — все как тогда. Да, Байкал для тех, кто умеет преодолевать себя не только физически, но и обходясь без особого комфорта, и получать удовольствие от того, что дает этот край.

Мы ныряем в Байкал — местные смотрят с ухмылкой: обычно так делают после бани
Фото Михаил Володин

А это не только великое озеро и Саяны, но и биосферный заповедник, где по хайкинговым тропам, говорят, гуляют еще и медведи, и одинокая Кругобайкальская железная дорога, проложенная в непосредственной близости от воды. На стокилометровом участке «железки» от города Слюдянка до поселка Байкал, где Ангара впадает в озеро, сегодня проще встретить такого же, как ты, туриста, нежели поезд: отрезок с его мрачными туннелями в горах считается памятником инженерного искусства. И бог знает, сколько еще здесь мест, где нет ни души, — и вот это уже не просто выход из зоны комфорта.

Фото Михаил Володин