Фотографа Марата Сафина обвинили в изнасиловании: почему этот случай так важен

15.12.2019

Эта история вскрывает более масштабную проблему.

veka

@veka.gui, instagram

Что случилось?

Бывшая модель и ЛГБТК-активистка Виктория Гуйвик опубликовала в своем инстаграме пост, где рассказала, что три года назад, когда ей было 18 лет, известный фотограф Марат Сафин изнасиловал ее во время ню-фотосессии.

По словам девушки, она долго не решалась рассказать об этом публично из-за страха травли, однако посчитала важным это все-таки сделать ради безопасности других моделей.

Фотосессия проходила в съемной квартире в Воронеже, в выборе которой участвовала Гуйвик. Девушка согласилась сняться обнаженной и выпила вина, которое принес с собой фотограф.

«Я хорошо помню, как мы начали съемку. И как потом все стало расплывчатым. Я помню, как он начал меня целовать в кухне. Следующее — я лежу в кровати, он на мне, я будто смотрю на происходящее со стороны и не могу ничего сделать. Я была очень испугана, не могла пошевелиться или сказать что-либо».

Потом девушка стала постепенно приходить в сознание.

«В какой‑то момент я стала приходить в себя, смогла оттолкнуть его, убежала и закрылась в ванной. Я не понимала, что делать дальше: боялась выходить из ванной, боялась оставаться с ним в квартире, боялась выходить на улицу и идти домой, денег на такси у меня не было, звонить и будить кого‑то из близких я тоже боялась. У меня был шок», — пишет Виктория.

Спустя какое-то время Гуйвик вышла из ванной и Сафин, по ее словам, снова стал приставать к ней и пытаться заняться сексом со словами «Я еще не закончил». Тогда она оттолкнула его, но уйти испугалась, решила дождаться утра.

«Он уснул. Я укуталась в плед и лежала, ждала пока я смогу оказаться дома и забыть это».

Утром, по словам девушки, Сафин хотел обсудить с ней произошедшее. Поскольку оставаться в квартире ей было не по себе, они пошли в кофейню, где фотограф извинялся, утверждал, что не смог контролировать себя из‑за «какого‑то странного вина», просил никому не рассказывать о случившемся, а за молчание предлагал деньги.

В первые недели после инцидента Виктория винила себя в произошедшем, пыталась делать вид, что ничего не было, надеялась все забыть. Она даже немного переписывалась с Сафиным о фотографиях. По ее словам, она молчала и потому, что не хотела разрушать семью Сафина и портить жизнь его жене и маленькой дочери.

Однако спустя какое-то время Сафин сам признался своей жене Марии в измене, хотя и назвал произошедшее «сексом». Об этом она сама написала Виктории Гуйвик в сети «ВКонтакте». В итоге Сафины развелись.

«Я делаю это ради безопасности других женщин. Потому что когда фем-активистка, занимающаяся проблемами насилия в РФ, выложила в инстаграм сторис с тобой — мне стало тревожно, а когда я перешла в твой профиль и увидела всех этих юных обнаженных девушек на снимках — панически страшно. Я не хочу, чтобы кто‑то из них оказался на моем месте», — объяснила Гуйвик свое решение рассказать о произошедшем.

Марат Сафин в свою очередь тоже написал пост в инстаграме, где назвал обвинения со стороны Виктории Гуйвик в изнасиловании «отвратительной ложью». Он утверждает, что секс был «по обоюдному согласию».

Вскоре после придания истории огласке Виктории стали писать другие девушки, столкнувшиеся с похожими ситуациями. В переписках, скриншоты которых Гуйвик выложила отдельным постом, они также обвиняют фотографа Сафина в харассменте.

Какова ситуация с харассментом в фэшн-индустрии?

Обозреватель издания KQED Arts Рэй Александра подчеркивает, что ведущие себя неподобающе фотографы — это хорошо задокументированная проблема в индустрии моды, и перечисляет самых известных представителях профессии, обвиненных в сексуальном насилии и харассменте за последние годы. В их числе, например, и знаменитый Маркус Хайд, любимый фотограф Арианы Гранде и сестер Кардашьян.

«По своей природе фотосессии один на один — идеальное поле для сексуальной эксплуатации. Фотографы находятся в положении власти, полностью руководя действиями своих «подопечных», которые часто моложе и физически уязвимее. Риск эксплуатации возрастает, когда успешный фотограф снимает амбициозного новичка, который пытается выделиться из огромного конкурентного моря других моделей», — пишет журналистка.

По ее словам, такая динамика власти глубоко укоренилась в мире моды, стала «нормой», и во многом поэтому фотографы почти никогда не признают, что совершали что-то неприемлемое.

В свою очередь издание Boston Globe в начале прошлого года обнародовало имена 25 профессионалов в фэшн-индустрии, которых обвиняли в сексуальных домогательствах.

Журналисты газеты поговорили более чем с 50 моделями, 60% из которых заявили, что их «неуместно трогали во время связанных с работой ситуаций, причем нарушения варьировались от нежелательных поцелуев до изнасилований». Все обвиненные представители модного мира отвергли претензии в свой адрес.

Playboy не может брать на себя функции следствия и суда, но считает важным подчеркнуть очевидную истину: участие в фотосессии ню, как и любое другое поведение моделей, не являются поводом ни для домогательств, ни для сексуального насилия. Женщины имеют право демонстрировать свою сексуальность, в том числе и на страницах журналов, и при этом чувствовать себя защищенными.

Ни внешний вид, ни флирт, ни подходящая обстановка, ни тем более выпитый алкоголь не являются согласием на секс. Важно всегда придерживаться принципа активного и осознанного согласия. Это значит, что только «да» значит «да», и ни что другое. Молчание — не знак согласия.